• Добавить в закладки
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
  • Печать
  • Email
  • Скопировать ссылку
18.05.2020
Александр Березин
239
116 352

Не коронавирус: что на самом деле вызвало аномальную смертность в Москве

6.9

«Новая газета» обратила внимание, что в статистике столицы — эпицентра коронавирусной эпидемии в России — в апреле 2020 года виден аномальный всплеск смертей. Он в разы превышает официальные цифры гибели людей от Covid-19. Власти опять скрывают? Naked Science внимательно присмотрелся к ситуации и обнаружил, что дело совсем в другом факторе, никак не связанном с новой болезнью. Рассказываем, о чем речь.

Весна в Москве
Холодный апрель 2020 года действительно принес Москве рост смертности на 18%, но дело тут не в коронавирусе / ©Сергей Фадеичев/ТАСС / Автор: Сергей Данилов

UPD. Разбор данной статьи читайте по ссылке.

Все началось со статьи «Неучтенные. Реальная смертность от Covid-2019 в Москве почти в три раза выше официальных показателей». В ней «Новая газета» соблюла все законы жанра: привлекла статистику, переговорила с экспертами. Точнее, с теми, кого назвала такими.

Скажем, цитируемый изданием как эксперт Борис Овчинников работает в компании Data Insight, занимающейся электронной коммерцией, а не эпидемиологией. Доцент РАНХиГС Татьяна Михайлова, также опрошенная «Новой», — экономист.

Затем появилась аналогичная публикация в «Медузе». Та привлекла в качестве экспертов врачей-анонимов, имена которых издание не раскрывает.

Отраслевые эксперты с по-настоящему взвешенным мнением крайне неохотно общаются с журналистами на острые темы. Они понимают, что сложные вопросы мгновенно не проанализируешь, поэтому стараются высказывать свое мнение, лишь во всем разобравшись. Излишне говорить, что, когда они это, наконец, сделают, журналистам тема не будет интересна в принципе: поезд ее информационной привлекательности давно уйдет.

Поэтому наши СМИ часто обращаются к тем, кто меньше разбирается в теме, но более склонен говорить с ними. Иногда среди таких лиц попадаются носители откровенно странных мнений. Один и тот же эксперт в 2009 году предсказывает, что украинские танки в войне с Россией возьмут Москву за четыре недели — а потом, когда жестокая реальность показывает чуть иное, задумывается, а будет ли Россия оккупировать европейские страны НАТО. Что она может это сделать — он даже не сомневается.

Не надо думать, что тема коронавируса свободна от этой болезни, бичующей всю нашу прессу. Даже вирусолог и лауреат Нобелевской премии Люк Монтанье не так давно высказывал абсурдные и противоречащие установленным научным фактам мнения о нынешней эпидемии. Как разобраться в обстановке, не попав под влияние привлекаемых прессой экспертов из другой области науки? Или таких, как тот же Монтанье, который увлекся псевдонаукой.

Простейший метод не пойти на поводу у небеспроблемных экспертов таков: нужно обратиться не к мнениям, а к более надежным вещам. Например, цифрам и фактам. Посмотрим, как обстоит дело именно с ними.

Итак, «Новая газета» сообщает: в апреле 2020 года в Москве умерли 11 846 человек — на 19% больше средних за последние годы значений.

«Умерло как минимум на 1855 человек больше, чем обычно. При этом, по официальной статистике, за прошедший месяц жертвами Covid-19 в городе стали 658 человек. <…> Специалисты отмечают, что уровень смертности от коронавируса в России выглядит неправдоподобно», — неумолимо излагает издание.

«Медуза» добавляет туда размышления врачей-анонимов с такой аргументацией: «Если у меня умирает один [пациент], то по всей стране должны быть сотни».

Халтурина называет Москву «новым Уханем», но, на самом деле, в столице России уже более 140 тысяч заболевших, что в разы выше, чем было выявлено в Ухане, — и сильно больше, чем было во всем Китае. Впрочем, по числу заболевших Ухань обогнала не только Москва, но и масса других столиц, находящихся вне Восточной Азии. Поэтому сейчас, строя апокалиптические прогнозы о разгуле эпидемии нового вируса, актуальнее говорить не «Москва — новый Ухань», а «Москва — новый Нью-Йорк». Или Нью-Лондон / ©Газета.ру

Эксперт-демограф Дарья Халтурина добавила к этому тезис: «Вы же понимаете, что у нас не может быть летальность в шесть раз ниже, чем у всех остальных? Мы же не считаем, что в России какое-то особое генетическое великолепие? Судя по массовой гибели медицинских работников, Москва сейчас — это „новый Ухань“, а общая смертность должна быть уже достаточно приличной».

Тезисы «Новой» и «Медузы» выглядят логично, но, увы, тотально неверны.

Да, избыточная апрельская смертность в столице — более 1800 человек, а официально от коронавируса там умерло в несколько раз меньше. Поэтому может показаться, что «власти опять скрывают», во много раз занижая реальную смертность от новой болезни.

Однако постоянные читатели Naked Science — особенно проживающие в Москве — уже догадались, где в этих рассуждениях слабое место. Мы не раз цитировали научный консенсус: «Холод, вероятно, останется самым важным фактором окружающей среды, ведущим к гибели людей…» Любой москвич, выглядывавший на улицу в этом апреле, мог заметить: он был не слишком теплым.

Вкратце напомним: при падении температур у человека повышается вязкость крови, а также концентрация в ней тромбоцитов. Налицо та самая картина, которую можно увидеть при очень сильном стрессе. Разница только в том, что стресса вы можете избегать, а вот с холодом сложнее.

Что это значит на практике? Например, в Японии (Осака) в холодные периоды (ниже +18 С°) частота остановок сердца у населения моложе 74 лет падает на 11% на каждые 5 С° роста температур. У тех, кто старше 74, — сразу на 16%.

Вроде бы в Японии есть отопление и даже теплая одежда — но природу трудно обмануть. Когда вы выходите на улицу, лицо и дыхательные пути все равно контактируют с холодным внешним воздухом, так что сердца людей неизбежно останавливаются чаще, когда на улице холоднее определенной температуры.

Поэтому традиционно пиковая смертность в практически любой неэкваториальной стране приходится именно на холодные месяцы. Причем такая картина не только в холодной России, но и в теплой Испании или откровенно жаркой Бангладеш. И дело здесь вовсе не в гриппе: в России он и в холодные месяцы убивает в сотню раз меньше, чем сердечно-сосудистые заболевания.

Эпидемия в Москве продолжает охватывать по несколько тысяч человек в сутки. Население, наконец, надело маски, но любому понятно, что при активно работающей экономике и скоплениях людей в общественном транспорте снизить скорость распространения коронавируса может только теплая погода, которой, что характерно, не наблюдается / ©ТАСС

Если вы живете в теплой стране, то стресс и рост инфарктов и инсультов у вашего населения будет уже при плюс 15-18, а если в откровенно холодной — начиная с температур чуть пониже. Полностью избежать избыточной холодовой смертности могут лишь те, кто живут на экваторе — как первые Homo, наши далекие предки.

Поэтому, чтобы понять, высокая была смертность в апреле 2020 года или нет, надо сперва проанализировать именно холод — «самый важный фактор окружающей среды, ведущий к гибели людей». Любая другая попытка анализа будет ненаучной, поскольку она просто проигнорирует научный консенсус по теме смертности.

Средняя температура: важнейший фактор любой апрельской смертности в России

Согласно статистике, в апреле 2019 года в столице умерли 10 005 человек. В этом апреле, напомним, — 11 846, на 18,4% процента больше.

Глобальное потепление делает зимние, весенние и осенние месяцы в России более теплыми, чем раньше. Лето, однако, теплеет куда меньше / ©gismeteo.ru

Но если мы заглянем в сводки погоды, то обнаружим: апрель 2019 года в Москве показал среднемесячную температуру в 8,1°. Норма для столичного апреля — 6,7°, то есть прошлогодний апрель на 1,4° теплее нормы.

А вот апрель 2020-го заставил прессу написать: «Такого холодного апреля в Москве не было 15 лет!» И правда: «Средняя температура в столице оказалась почти на 2° ниже климатической нормы. При этом минимальная температура апреля, наблюдавшаяся 1-го числа, составила минус 7,6° и оказалась ниже минимума декабря 2019 года и января 2020-го! Самым теплым днем месяца стало 9 апреля, когда воздух прогрелся до плюс 15,9°, а таким низким максимум этого месяца не был с 2006 года».

Вывод: нынешний апрель в среднем на 3,5 С° холоднее апреля 2019-го. Значит, смертность в этом месяце обязана быть заметно выше. Более того: в силу аномального холода апрель-2020 должен унести намного больше жизней москвичей, чем любой из апрелей последних лет.

И не стоит думать, что разница средних температур в 3,5 °C — это мало. Справочно: среднегодовая температура Тулы именно на 3,5 °C выше, чем в Котласе, — а Котлас, как известно, находится в Архангельской области. Средняя температура определяет погоду и климат куда надежнее, чем температура пиковая.

«Эффект жнеца»: второй фактор, который нужно учесть при разборе апрельской смертности

Как мы можем проверить нашу гипотезу о том, что главная причина аномальной смертности апреля-2020 — необычно низкие температуры? Первый способ прост: сравним теплоту прошлых апрелей и число смертей в них. Апрель 2018 года был на 1,1 °C теплее нормы (на 0,3 °C холоднее 2019 года) — а умерли тогда 10 886 человек, на 8,6% больше, чем в 2019-м.

Данные по температуре: ©pogodaiklimat.ru, данные по смертям — ©data.mos.ru

Вроде бы правило «чем теплее, тем меньше смертей» соблюдается. Но вот в 2017 году с ним что-то не так: апрель на 1,4 °C холоднее нормы, а смертность вдруг намного ниже, чем в 2018 году. В чем дело?

Хотя холод — самый мощный фактор смертности окружающей среды, он не единственный. Даже при неизменной температуре давление воздуха над нами регулярно падает, а потом повышается. Причина в основном в том, что воздух, содержащий большее количество водяных паров, легче того, в котором их меньше. Поэтому влажный воздух давит на нас слабее, чем сухой. Когда ваш тонометр показывает, как говорят, «120 на 80» — это цифры, которые «плюсуются» с атмосферным давлением, в норме близком к 760 миллиметрам ртутного столба.

Если вас мгновенно поместить в вакуум (по возможности избегайте таких экспериментов: можно потерять сознание), то относительно него давление у вас будет 760 плюс ваше собственное («880 на 840»). Если атмосферное давление на улице упадет с 750 до 700 миллиметров ртутного столба — то «сферическое в вакууме» давление внутри вас снизится на те же 50 миллиметров, что много. Конечно, быстро, плавно (и без проблем внутри) у вас все поменяется, только если с вашей сердечно-сосудистой системой все в порядке.

К чему, собственно, мы вспомнили среднюю школу? А вот к чему: во влажном воздухе давление ниже, чем в сухом при тех же температурах, значит, вязкость крови автоматически идет вниз. Чем ниже вязкость крови, тем меньше риск острых проблем с сосудами и сердцем.

Те же японские исследования по остановкам сердца в Осаке выявили: при росте атмосферного давления на 10 гектопаскалей (примерно на 1%) и температуре ниже 18 °C шансы на остановку сердца у тех, кто старше 74 лет, растут на 6%. Хотя тех, кто моложе, эта проблема практически не касается, пожилых людей в современных популяциях много — и немало их в Москве.

То есть да, серьезное понижение атмосферного давления хотя и может ощущаться небезболезненно, но в то же время человек при пониженном давлении воздуха реже сталкивается с критическими, острыми проблемами с сосудами и сердцем.

Однако есть неувязка: мы не можем объяснить малую смертность апреля 2017 года давлением. Ведь среднее атмосферное давление тогда практически не отличалось от него же в 2018-м. Реальная причина того, что одна только температура какого-либо месяца не определяет смертность в нем, может заключаться не только в атмосферном давлении, но и в так называемом эффекте жнеца.

Поясним его сущность на примере. Январь 2017 года в Москве был достаточно жестким — на 1,3 °C холоднее нормального января, и без того самого холодного месяца в году. Тогда умерли 11 858 человек — заметно больше, чем в любой другой месяц 2017-го. В итоге многие люди, стоявшие на грани смерти из-за проблем с сердцем и сосудами, скончались именно в январе 2017 года и уже не могли сделать этого в ближайшие несколько месяцев.

«Эффект жнеца» может действовать не только на масштабе в несколько месяцев, но и в контексте года. Из практики Великобритании последних лет известно, что число избыточных зимних смертей может в один год превышать 50 тысяч, а в другой — упасть ниже 20 тысяч, давая кратную разницу.

Происходит это по той же причине: те, кто умер в суровую зиму, уже не могут умереть в следующую. Из британской истории второй половины XX века, когда там еще случалось несколько суровых зим подряд, известно, что больше всего убивала первая суровая зима в ряду нескольких.

Аномальная смертность апреля 2020 года в Москве — до некоторой степени тоже результат «эффекта жнеца». Только не прямого, а обратного. Дело в том, что зима этого года была крайне мягкой, намного теплее климатической нормы.

В результате за январь-март 2020 года в столице умер 31 041 человек за 91 сутки, или 341,1 в сутки. А вот за первые три месяца 2019-го там же погибли 31 338 человек, или 348,2 в сутки. То есть в первом квартале этого года среднесуточная смертность в Москве упала на 2% относительно прошлого.

Такой же феномен наблюдался по стране в целом. В январе-марте 2020 года во всей России умерли только 460 тысяч человек, а за тот же период прошлого года — 478 тысяч. То есть общестрановая смертность за три зимних месяца этого года была на 3,8% ниже, чем в прошлом году. Разница вроде небольшая, но это означает на 18 тысяч смертей меньше. Следовательно, теплый первый квартал этого года спас примерно столько же людей, сколько их погибает в ДТП за целый год.

Официальные данные Росстата: легко видеть, что нетипично холодный март 2018 года дал аномальный страновой всплеск смертности / ©Росстат

Подытожим: смертность в этом апреле была на 18% выше, чем в апреле прошлого года, и здесь «Новая» права. Но причина не в мифическом занижении смертей от коронавируса, а в том, что зима 2020 года была очень теплой — и многие сердечники, которые в норме умерли бы в декабре-феврале, ее пережили. А вот апрель-2020 был довольно холодным: «минимальная температура апреля, наблюдавшаяся 1-го числа, составила минус 7,6° и оказалась ниже минимума декабря 2019 года и января 2020 года!»

«Несжатые жизни», которые пощадила мягкая зима, в значительной своей части были «сжаты» апрельскими минимумами температур, упавшими ниже минимальных значений декабря и января этой зимы. Вот в чем причина аномального пика апрельской смертности.

Кстати, аналогичные события — неожиданные «пики» холода в весенние месяцы после мягкой зимы — управляют смертностью по всей России. Возьмем 2018 год (серая линия на графике выше). В нем случилось сверхредкое событие: пик смертности россиян пришелся не на январь, как обычно, а на март.

Почему? Откроем справочник Росгидромета по тому году: «Зима 2017/18. Средняя по России аномалия +2.50°С. <…> Весна. Средняя по РФ аномалия +0.81°С. <…> В марте средняя по РФ аномалия -0.49°С». Зима сильно мягче нормы пощадила многих сердечников, а вот март, который был холоднее нормы, никого щадить не стал, что легко видеть на графике.

Как можно проверить нашу гипотезу о том, что апрель 2020 года — результат гибели сердечников от нетипичных для этого месяца холодов? Довольно просто. Если она верна, то после публикации разбивки московской смертности по причинам окажется, что превышение смертности этого апреля пришлось в основном на сердечно-сосудистые заболевания — а не на инфекционные болезни (Covid-19) или обычные пневмонии. Проверим холодовую гипотезу апрельского всплеска смертности практикой.

БСК, они же болезни системы кровообращения, дали резкий прирост смертности в апреле 2020 года в сравнении с апрелем 2019-го. С учетом самого холодного апреля за 15 лет, этого и следовало ожидать / ©mosgorzdrav.ru

Согласно статистике Мосгорздрава, в апреле 2020 года в столице погибло на 1841 человека больше, чем в апреле 2019-го. Обозначим эти случаи как «аномальный апрельский прирост». Из чего он состоит, из каких видов смертей? Оказывается, на гибель от «болезней системы кровообращения» (сердца и сосудов) приходится 1165 случаев прироста — или 63,2%. Получается, наш тезис «превышение смертности этого апреля пришлось в основном на сердечно-сосудистые заболевания» подтверждается фактами.

Разумеется, 63,2% — далеко не 100%. 354 смерти из аномального апрельского прироста — или 19,2% от этого прироста — пришлись на коронавирус. Еще 285 (примерно 15,5%) относятся к тому же коронавирусу, но до его выделения в отдельную группу причин смерти. Еще 6,7% аномального прироста дали болезни органов дыхания (куда входят и некоронавирусные пневмонии). Вообще, в росте частоты обычных пневмоний при холодах тоже ничего необычного нет: это происходит постоянно, каждый год, пик обычных пневмоний всегда приходится на холодный сезон.

Но даже оставив в стороне пневмонии и сосредоточившись только на всплеске «холодовых» инфарктов и инсультов, мы должны констатировать: в апреле 2020 года новая болезнь в Москве повысила смертность куда слабее, чем холода.

Почему «Новая газета» и «Медуза» смогли не заметить крупнейший фактор смертности — холод

Возникает вопрос. Статистика, по которой рост смертности москвичей в апреле 2020 года вызвали инфаркты и инсульты (а не коронавирус или пневмонии), доступна каждому. Идея о том, что холод провоцирует у людей инфаркты и инсульты, так же доступна каждому — это подтвердит любой читатель Naked Science, благо мы периодически об этом пишем. Наконец, то, что апрель 2020 года был в Москве нетипично холодным, известно любому ее жителю.

До некоторой степени распространение эпидемии в столице тормозится только очень активным тестированием: оно позволяет понять, кто болен, и изолировать его от общества. Если, конечно, заболевший этого пожелает. Ведь эффективных средств принуждения негоспитализированных лиц у нас в стране нет — в отличие от того же Китая / ©ptoday.ru

Почему же журналисты «Новой» и «Медузы» не связали между собой эти три крайне простых мысли и не пришли — без нашей помощи — к довольно очевидному выводу? К тому, что аномальная смертность апреля 2020 года в столице — результат нетипично холодной погоды,, вызывавшей всплеск остановок сердца?

Простейший ответ на этот вопрос таков. Мир сложен: чтобы понять его верно, зачастую надо сопоставить между собой до трех мыслей за раз. Пресса же не имеет ни времени, ни каких-либо материальных стимулов вдаваться в подобные сложности. Зато она безошибочно чувствует «нерв хайпа». Она понимает, что вскрыть кратное «занижение» смертности от коронавируса означает гарантировать, что ее текст «разойдется».

И это действительно так. Противоречащие известным научным данным по холодовой смертности идеи «Новой» и «Медузы» мгновенно вызвали реакцию на Западе. Bloomberg так торопился отреагировать, что сделал это статьей под названием «Эксперты хотят знать, почему коронавирус не убил больше русских». Вышел дипломатический скандал: официальный представитель МИД России Мария Захарова возмутилась таким заголовком. Сенатор Алексей Пушков даже зачем-то высказался по этому поводу: «Так могли бы сказать в гитлеровской Германии».

Армейский персонал обрабатывает гробы с телами погибших от коронавируса в небольшом североитальянском городе. Заголовки типа «Эксперты интересуются, почему от эпидемии умерло так мало русских» порождены недоумением западной прессы: почему в России нет мора такой же силы, как в западных странах? Тем же самым порождено недоумение Дарьи Халтуриной / ©Carlo Cozzoli/REX

Мы категорические не согласны с подобными оценками. Напомним: 24 июня 1941 года на страницах New York Times будущий президент США Гарри Трумэн заявил:

«Если мы увидим, что войну выигрывает Германия, нам следует помогать России, если будет Россия, нам следует помогать Германии, таким образом дать им убивать друг друга как можно больше…»

Из этого видно: интерес к вопросу о том, почему не погибло больше русских, могли бы высказать не только в гитлеровской Германии, но и в рузвельтовских США. Для Штатов эта тема — устойчивый культурный тренд, исчезновения которого вряд ли следует ожидать во всем обозримом будущем.

Вот только возмущаться тут нечем. Напротив, надо радоваться. Задумайтесь на секунду: в 1941 году в американской прессе местный политик выражал заинтересованность в гибели как можно большего числа русских. Сегодня же американские эксперты лишь интересуются, почему же русских не умерло больше.

Никто, в отличие от Трумэна в 1941 году, даже не подумал предложить конкретные шаги для того, чтобы увеличить число погибших. Как мы видим, политики США стремительно — всего за 79 лет — смягчили свою позицию по отношению к нам от прямой заинтересованности в геноциде русских до сдержанного интереса экспертов к вопросам слишком низкой российской смертности. Это ли не прогресс?

Поэтому обвинения Захаровой и Пушкова кажутся нам необоснованно жесткими и надуманными. Отношение к русским — часть национальной культуры США, как жертвоприношения людей — часть современной культуры некоторых африканских стран. Чужая культура может нам не нравиться, но это не повод необоснованно сравнивать ее с нацистской Германией.

Итак, мотивы, по которым «Новая» и «Медуза» опубликовали противоречащие фактам статьи, ясны. Да, они увидели занижение смертности от коронавируса там, где был просто рекордно холодный апрель.

Но сделали это не потому, что хотели кого-то обмануть, а лишь потому, что хотели создать резонансный материал, который увеличил бы цитируемость этих изданий и их аудиторию. В деловой культуре СМИ это так же важно, как человеческие жертвоприношения в культуре определенных слоев населения Уганды и Либерии. Нельзя обвинять журналистов, что они делают то, что считается важным в их культурной среде, верно?

Необходимая оговорка. Тот факт, что власти опять не скрывают — точно так же, как в марте 2020 года, когда СМИ тоже приписывали им фальсификацию данных по коронавирусу в России, — не означает, что они реагируют на происходящее вполне адекватно. Мы уже много раз говорили: карантинные меры в России не вводились в полную силу, поэтому размах эпидемии здесь уже очень велик (второе место в мире).

Цифры умерших от новой болезни в апреле у нас малы только потому, что от заболевания до гибели проходит значительное время. В ближайшие недели число погибших от Covid-19 у нас неизбежно превысит пять тысяч, а затем, так же неизбежно — и десять тысяч.

Именно поэтому неправа демограф Дарья Халтурина, говорящая «Медузе»: «Вы же понимаете, что у нас не может быть летальность в шесть раз ниже, чем у всех остальных? Мы же не считаем, что в России какое-то особое генетическое великолепие?»

В мире уже был прецедент летальности в шесть раз ниже, чем у других стран: на конец марта 2020 года в Германии она была всего 0,4%, а в Италии, например, 9,5%. Западная пресса выпустила массу материалов о том, почему в Германии такое чудесное здравоохранение. Прошло полтора месяца — и летальность в Германии выросла в 12 раз, до мирового уровня.

И американские эксперты, привлеченные Bloomberg, и Дарья Халтурина удивлялись бы куда меньше, если бы простерли свою память на месяц-полтора назад и вспомнили абсолютно идентичное удивление в конце марта по поводу Германии. На деле никакой «низкой летальности» от коронавируса там не было, как не будет ее через считаные недели в России. Все дело в том, что в период быстрого роста числа больных большинство жертв эпидемии просто не успели дойти до стадии гибели / ©heconversation.com

В чем Халтурина права, так в это в том, что «генетического великолепия» в России не наблюдается. Трудно объяснить, как ученый-демограф может комментировать демографическую ситуацию эпидемии, не учитывая тот же германский прецедент.

Российская летальность от коронавируса обязательно пойдет вверх, как пошла вверх в Германии. Следовательно, от него погибнет куда больше наших сограждан, чем в Афганской войне. Речь, безусловно, о большой трагедии, хотя пока в основном лишь будущей.

Но даже несмотря на то, что российские власти вновь показали себя организационно резко уступающими китайским, мы не считаем, что СМИ могут приписывать им еще и фальсификацию по смертности. Если кто-то не блещет способностями, это не означает, что надо вешать на него еще и чужую вину. И тем более — капризы погоды.

Upd. У некоторых читателей возникли вопросы к нашему объяснению аномальной московской смертности апреля 2020 года. Критика строится на сравнении с Санкт-Петербургом, где, как и в Москве в 2020 году, были рекордно теплая зима и весьма холодный апрель. Несмотря на это, смертность в апреле 2020-го там всего на 1,8 процента выше, чем в теплом апреле 2019 года.

При всей формальной логичности такой критики она упускает из внимания важный факт. «Холодный» апрель 2020 года в Санкт-Петербурге имел среднюю температуру всего на 0,9 °C прохладнее местной климатической нормы. Самая низкая температура в апреле здесь была лишь минус 1,4 °C. Напротив, в Москве в том же месяце средняя температура была на 1,9 °C ниже местной апрельской нормы. 0,9 и 1,9 — заметно различающиеся цифры: если в Санкт-Петербурге влияние моря смягчило холод этого апреля, то в столице никакого моря нет — и смягчать там нечему.

Еще показательнее разница апрельской погоды в Санкт-Петербурге и в Москве на примере «пиков холода». В Северной столице самая низкая температура в апреле была минус 1,4 °C, а в южной — минус 7,6°C. Легко видеть, что минус 1,4 и 7,6 сильно различаются между собой.

Итак, верно, что в Санкт-Петербурге в апреле-2020 не было резкого взлета смертности в сравнении с апрелем прошлого года: вместо 18% смертность здесь выросла лишь на 1,8%. Однако и холода местного апреля были радикально слабее, чем московские в том же месяце, — не ниже минус 1,4 °C против минус 7,6 °C в Москве. Иными словами, питерская ситуация никак не опровергает московскую — лишь подкрепляет выводы по ней.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl + Enter.
Подписывайтесь на нас в Telegram, Яндекс.Новостях и VK
Предстоящие мероприятия
Позавчера, 11:32
Александр Березин

Falcon 9 Block 5 впервые за три сотни запусков дал частично неудачный полет. Ракета выводила 20 спутников компании SpaceX, с 15 связь уже пропала, еще пять могут быть потеряны в ближайшее время.

Вчера, 11:29
Татьяна

Все клеточные организмы ученые ведут от гипотетического предка — LUCA. Существует масса предположений и расчетов о том, как он был устроен, где и когда возник. В новой работе исследователи из Великобритании попытались ответить на эти вопросы.

Позавчера, 17:32
Татьяна

Потепление климата приводит к весьма ощутимым последствиям, угрожающим благополучию и жизни людей. Одно из самых опасных — подъем уровня Мирового океана из-за таяния крупных ледников. В то время как главным средством борьбы остаются оптимизация промышленности и переход на низкоуглеродные технологии, ученые не исключают и геоинженерное вмешательство.

Позавчера, 11:32
Александр Березин

Falcon 9 Block 5 впервые за три сотни запусков дал частично неудачный полет. Ракета выводила 20 спутников компании SpaceX, с 15 связь уже пропала, еще пять могут быть потеряны в ближайшее время.

Вчера, 11:29
Татьяна

Все клеточные организмы ученые ведут от гипотетического предка — LUCA. Существует масса предположений и расчетов о том, как он был устроен, где и когда возник. В новой работе исследователи из Великобритании попытались ответить на эти вопросы.

11 июля
Татьяна

Открытая недавно планета LHS 1140 b заинтересовала ученых как потенциально обитаемая. В новой работе канадские исследователи подтвердили, что это, скорее всего, мир с теплым океаном, окутанным насыщенной азотом атмосферой.

25 июня
Игорь Байдов

Ученые из Китая и Бельгии воссоздали в лаборатории условия, существовавшие на Меркурии четыре миллиарда лет назад, и выяснили, что они были идеальными для образования слоя алмазов, который с течением времени становился лишь толще.

21 июня
Nadya

Земля начала формироваться примерно 4,5 миллиарда лет назад. Чтобы понять, как это происходило в ранние периоды развития нашей планеты, ученые ищут образцы древних горных пород. Одну из таких, возрастом почти 3,5 миллиарда лет, обнаружили рядом с городом Колли в Австралии.

1 июля
Александр Березин

Необычный биологический вид, по оценке авторов новой научной работы, пригоден для заселения четвертой планеты без каких-либо предварительных условий — уже в том виде, в котором он существует сейчас. Поскольку речь идет о фотосинтетическом организме, он способен нарабатывать существенное количество кислорода. Интересно, что кандидат на терраформирование Марса сохранил жизнеспособность после месяца в жидком азоте.

[miniorange_social_login]

Комментарии

239 Комментариев
-
0
+
Сейчас 11 августа 2023. Я уже слышал процитированную фразу Трумэна, но сегодня по ссылке https://www.u-s-history.com/pages/h1670.html её нет. Если у вас есть сохранённая копия или какая верная ссылка, просьба огласить или указать, где лежит, или мне прислать, плыз. А по поводу того "оправдания", что культура у них такая (ну не любят они русских, ну, не виноватые оне...) - это в принципе неверный и, более того, вредный посыл. Вдумайтесь в смысл фразы "У них такая культура" на примере "Крика души американского учителя" - https://orda_mordora.d3.ru/krik-dushi-amerikanskogo-uchitelia-2133902/?sorting=rating Оригинал - https://www.reddit.com/r/TrueOffMyChest/comments/gulna2/i_used_to_teach_in_a_black_inner_city_school/?rdt=47493 Надо быть жёстче. На этот "показательный крик" я наткнулся здесь - https://t.me/nobrain1954/40А так, подход у вас интересный, правильный, убедительный и т.п. Вообще-то для меня это было удивительно.
-
0
+
Спасибо. Ничего более смешного давно не читал.
    -
    0
    +
    Иногда полезно смотреть на дату написания статьи -1,5 года назад, начало пандемии. Автор давно пересмотрел свои взгляды на избыточную смертность и российскую статистику по коронавирусу. Но исходя из тогдашних данных версия имела право на существование. Впрочем и сейчас связь избыточной смертности с коронавирусом не всем очевидна. Время от времени ее пытаются объяснить чем-то еще. Например QR-кодами ))
Any V.
27.06.2020
-
0
+
Комментарий удален пользователям или модератором...
    На этот счет выходит новая статья. Сегодня вечером. Кратко: мы ошиблись, но эксперты Новой Газеты ошиблись не меньше нас. Они предсказывали майскую смертность до 18 тысяч.
    +
      ещё комментарии
      Orion
      10.06.2020
      -
      0
      +
      "Мы" это самодержец всероссийский? Ладно, это дело хозяйское. Вы ошиблись не в цифрах, вы ошиблись, пытаясь сложную, многослойную картину объяснить одним-единственным контринтуитивным фактором. И потом рогами упирались, что вирус ни при чем. С таким подходом невозможно не ошибаться.
        Мы -- это издание, в данном случае. Но я пишу и в статьях иногда "мы". Также, как это делают в научных работах, у которых один автор. "Вы ошиблись не в цифрах, вы ошиблись, пытаясь сложную, многослойную картину объяснить одним-единственным контринтуитивным фактором" Вы точно читали статью? Ничего, что в ней не один фактор? Что треть аномальной смертности отнесена на коронавирус? Контринтутивного в этом факторе ничего нет. Он довольно общеизвестен. Просто не в России. Да, я определенно переоценил его значимость. Да, я зря доверился классификации БСК в данных Мосгорздрава. Это ошибки. Я их признал. А вот Овчинников (эксперт "Новой") ошибок не признал, и вряд ли признает. " И потом рогами упирались, что вирус ни при чем." Это прямое искажение текста статьи выше. Там четко написано, что вирус отвечает за треть смертей. Да, по факту он отвечал примерно за 80%, а не за треть -- но писать "ни при чем" это вам возможности не дает. "С таким подходом невозможно не ошибаться." Проблема только в том, что подхода, который вы мне приписываете, у меня нет.
-
0
+
Веселее всего будет если коронавирус исчезнет из новостей, а в больницах останется. Просто СМИ попросят переключиться на другие темы. Как попросили побыстрее снять ограничения. Впрочем это ведь не только у нас так делают. Вся Европа "устала" от коронавируса. https://www.kommersant.ru/doc/4372505
Ну вот и предварительные данные по смертям в Москве за май - рост на 57% по сравнению с предыдущими годами. А смертность от коронавируса в РФ по официальным данным не доползла даже до полутора процентов. До сих пор думаете, что это холод, а официальные данные по заболевшим корректны?