• Добавить в закладки
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
  • Печать
  • Email
  • Скопировать ссылку
13.09.2023
Александр Березин
49
13 340

Победил слабейший: как сражение на Марне перевернуло ход мировой истории

4.2

В 1914 году население и промышленность Германии были много больше французских. Если учесть, что Англия постоянной армии не имела, а Россия из-за размеров не могла быстро мобилизоваться, то Берлин должен был раздавить французскую армию так же быстро и решительно, как под Седаном за 44 года до этого. А затем по частям разбить остальных союзников. Но вместо этого случилось неожиданное: слабая Франция выстояла, после чего британская блокада удушила немцев. История развернулась на 180 градусов: XX век, который должен был стать эпохой германского доминирования в Старом Свете, пошел совсем иным путем. Битва на Марне резко изменила и ход истории нашей страны. Как именно все это получилось?

Немецкая пехота в сражении на Марне. Хорошо видна очень высокая плотность боевых порядков, впрочем, типичная и для других армий того времени. В силу использования пулеметов она вела к высоким потерям у всех сторон / © Wikimedia Commons / Автор: Lampronia Auxilius

Со школы нам кажется, что о Первой мировой войне все давным-давно известно и ничего нового там быть не может. Германия захотела в очередной раз оторвать куски от Франции, для чего затеяла войну под предлогом выстрелов в Сараево. Однако просчиталась, поскольку ее противники были намного многочисленнее и оружия у них было больше. В итоге страна ввязалась в многолетнюю войну, забитую окопами и пулеметами, от использования которых фронт застыл, и ничего, кроме бесконечных кровопусканий без продвижения, на нем не происходило. Англичане удушили немцев морской блокадой, у тех от голода массово начали гибнуть дети, на чем Германия развалилась, благо продолжать воевать в таких условиях может далеко не каждый.

Эта привычная нам с детства картина, однако, имеет ряд странностей, о которых в школе ничего не говорят. Например, такие: почему немцы напали на противников, которые были сильнее? Их военные были глупы? Как вообще можно начать агрессию, когда вы в меньшинстве?

На самом деле, немцы имели отличные военные кадры, в целом превосходящие военные кадры любой другой страны 1914 года. Еще они имели самую сильную промышленность в Европе — сильнее британской, в два с половиной раза сильнее французской, почти втрое сильнее русской.

Главное же — немецкие военные отлично умели считать. Поэтому точно знали, что Британия, по сути, лишенная сухопутной армии мирного времени, не успеет развернуть больших сил в помощь Франции за восемь недель войны. Что Россия, из-за своих гигантских размеров, в эпоху паровозов просто физически не успеет развернуть свою армию для наступления на Германию в те же восемь недель.

Исходя из этого немецкие военные еще в эпоху Шлиффена — лет за десять до Первой мировой — пришли к убеждению, что они могут разбить противника по частям. Шлиффен и его коллеги отлично знали, что во франко-прусскую войну 1870-1871 годов немцы разгромили главные силы французской армии за семь недель. Также они были в курсе, что за прошедшие с тех пор десятилетия средняя скорость движения поездов возросла. А значит, мобилизовать армию Германия могла раньше — и разгромить противника могла еще быстрее, чем в XIX веке.

Французские дамы прощаются с кавалеристами, убывающими на фронт, август 1914 года. Кавалерия в этот момент все еще была эффективным средством на поле боя, но конкретно французов сильно подводило то обстоятельство, что их кавалерия была лишена пулеметов  / © Wikimedia Commons

Это был здравый план. Германия имела в 1,6 раза больше населения, чем Франция, а во франко-прусскую войну население союзных немецких государств было равно французскому. Германия имела более сильную промышленность, чем Франция 1914 года. А ведь за 44 года до этого французская промышленность была примерно равной немецкой.

За счет быстрого роста населения и соответствующей этому более быстрой индустриализации немцы имели перед Францией преимущество во всем. У них 65 миллионов населения против 40 миллионов. Берлин имел 9,4 тысячи орудий и 12 тысяч пулеметов — против 4,5 тысячи орудий и пяти тысяч пулеметов у Парижа. Даже с учетом Бельгии (0,74 тысячи орудий и 7,7 миллиона населения), которую немцы решили занять попутно, чтобы сподручнее было окружать французские армии с севера, ситуация кажется очевидной: немцы должны выиграть. И выиграть быстро, даже быстрее, чем в 1870-1871 годах: ведь теперь они были вооружены лучше французов.

После разгрома Франции силы Британии и России ничего уже не могли изменить. Дело в том, что русская армия для развертывания требовала месяцев: немцы успели бы перебросить ей навстречу свою армию с Запада. А учитывая, что у русских было всего 7,1 тысячи орудий и 4,2 тысячи пулеметов, они никак не справились бы даже с немцами, не то что с объединенными силами Германии и Австро-Венгрии (еще 4,1 тысячи орудий). Одной живой силой много не навоюешь: Россия не могла бы выиграть у австро-немецкого союза. Ей пришлось бы заключить сепаратный мир на немецких условиях.

И даже британский флот не изменил бы исход конфликта. Во-первых, после разгрома Франции и России Берлин вполне мог двинуть через союзную ему Турцию войска в Африку и Индию — и лишить Британию всех колоний и всей ее нефти. Во-вторых, стратегически такая война была бы для англичан тупиком. Освободившись от сухопутных соперников, немецкая промышленность, более сильная чем английская к тому времени, просто обогнала бы англичан по числу линкоров — вслед за чем закончилась бы и война на море.

Но все случилось совсем не так. По каким-то причинам план Шлиффена провалился. Германия не смогла быстро разгромить Францию, увязла в мировой войне — и вся история планеты пошла по совсем иному пути. Почему?

Перед битвой на Марне: путь к «чуду»

Французские современники событий в смысле оценок были близки к планам Шлиффена и его коллег. Именно поэтому они назвали переломное событие Первой мировой — и заодно всей земной истории — чудом на Марне.

Река Марна не очень близка к франко-германской границе. Отсюда вопрос: как немцы сюда попали? Случилось это так: как и планировал Шлиффен, они начали войну ударом через Бельгию. Причем севернее Мааса, а не южнее, где их наступления ждала французская армия во главе с Жоффром. Смысл маневра был прост: граница Франции и Германии, если считать ее по прямой, как линию фронта, была примерно 300 километров, а Бельгии и Франции — в два с половиной раза длиннее. Естественно, что на границе с немцами Париж возвел множество крепостей с большими гарнизонами. Не менее естественно, что Шлиффен — и его преемник Мольтке-младший — не хотел развивать решающее наступление через короткий фронт, набитый крепостями, и, напротив, хотел нанести по французам фланговый удар там, где они его не ждали.

Другой важной стороной плана Шлиффена, о которой говорят реже, было то, что он рассчитывал на французское наступление на франко-германской границе. Наступление, где французы должны были закономерно вымотать себя о приличные немецкие крепости и затем пасть под контрударами.

В этой части план прошел как по нотам. Жоффр, ровно как и ожидали немцы, атаковал их в лоб. Как и предполагал Шлиффен, немцы здесь уступали в людях — на фронте германских четвертой  и пятой армий до полутора раз, однако по артиллерии были равны с французами. Что бывает, когда кто-то наступает на сильные укрепления, которые прикрывает артиллерия, по силе равная его собственной? Все верно: только большие потери. По исходному немецкому замыслу после этого ослабленные французы не должны были выдержать контрударов — и они начались. Одновременно с этим немцы наступали через Бельгию сильным правым флангом, на котором превосходили франко-бельгийско-британские силы в два раза.

Продвижение немецких сил к сентябрю 1914 года. Сплошного фронта в районе сражения не было — и сплошных окопов хотя бы в одну линию. В таких условиях возможности для обхода и активных глубоких действий вполне сохранялись. За пять недель Первой мировой войны немцы во Франции продвинулись намного глубже, чем в первые пять недель франко-прусской войны 1870-1871 годов / © Wikimedia Commons

Итогом было так называемое Приграничное сражение 7-25 августа 1914 года. Или, иными словами, провал наступления союзников на немцев на франко-германской границе, и успех немецкого удара через Бельгию в Северную Францию. Французы потеряли за это время 260 тысяч убитыми, ранеными и пропавшими без вести, а немцы только 165 тысяч.

Германия, объявив 1 августа 1914 года войну России, на деле никаких боевых действий до 4 августа не предпринимала — да и тогда бои начала лишь с бельгийцами. Собственно, с французскими войсками война началась лишь 7 августа 1914 года. Таким образом, немцы оказались на Марне под Парижем всего лишь через 32 дня после начала войны. Для сравнения: в 1870 году у них на такое же продвижение ушло полсотни суток.

Положение было настолько очевидно тяжелым, что 2 сентября 1914 года французское правительство покинуло Париж и уехало в Бордо. Падение столицы казалось более чем вероятным. В таких условиях 5 сентября 1914 года и началось сражение на Марне. О степени отчаяния, охватившей союзников тогда, лучше всего свидетельствует приказ Жоффра, французского главнокомандующего, отданный утром 6 сентября 1914 года:

«Каждый должен помнить, что теперь не время оглядываться назад: все усилия должны быть направлены к тому, чтобы атаковать и отбросить противника. Войсковая часть, которая не будет в состоянии продолжать наступление, должна во что бы то ни стало удерживать захваченное ею пространство и погибнуть на месте, но не отступать»

.
Как мы видим, всего через месяц войны Париж дошел до приказов в духе «ни шагу назад».

Перелом мировой истории?

Довоенные проработки немцев считали наилучшим вариантом боевых действий обход Парижа с запада с целью окружения основных сил французских армий, дерущихся на франко-германской границе. Такой маневр позволял разделаться с кадровой армией Парижа за одно сражение. Однако мы не зря назвали «проработками» немецкие действия в глубине французской территории. В отличие от планов действий на границе или удара по Бельгии, заранее предсказать развитие событий в глубине территории противника невозможно, поэтому здравые военные планы детально «рисуют» события только вблизи собственных границ, далее давая лишь общее направление движения.

План Шлиффена в исходном варианте 1906 года был более разумным: по нему удар следовало нанести западнее Парижа, где сил для обороны у французов никто заранее не выделял / © Wikimedia Commons

И в этот раз немцы действительно были вынуждены поменять исходные идеи своих планов. Продвижение на Запад для них оказалось очень сложным, потому что им… не хватало сил. Имевшиеся у них 750 тысяч человек были вытянуты на фронте примерным протяжением в четверть тысячи километров. С учетом принятых в те годы глубоких и плотных боевых порядков эту цифру сложно назвать значительной, особенно с учетом открытых флангов.

В связи с этим немцы решили повернуть свои силы от наступления на юго-запад, в обход Парижа, к наступлению на юг, не дойдя до Парижа, чтобы отрезать от него основные французские силы и разбить их.

Люди в странных шлемах — быстро марширующие немецкие пехотинцы, 7 августа 1914 года, Западный фронт Первой мировой. До «чуда на Марне» никакой окопной стагнации и близко не было: немцы быстро наступали / © Wikimedia Commons

Проблемой ситуации было то, что немцы, наступая в глубину, подставили свой правый фланг под удар крупных, пусть и формируемых часто с нуля, из мобилизованных, союзных сил — шестой армии, нескольких успевших прибыть английских дивизий и других. Между тем сами немцы никаких подкреплений из Германии не получали — позже мы увидим, почему.

В итоге сложилась странная ситуация: немецкая первая армия пыталась обойти главные силы союзников, но в итоге сама оказалась между двух огней, в полуокружении — с востока и с запада от нее находились крупные союзные силы. Французы атаковали предельно энергично, и командование первой германской армии было вынуждено снять свои силы с фронта, который должен был бить в тыл союзникам восточнее Парижа, чтобы отразить наступление союзников с запада, из района собственно Парижа. 

Немцы энергично контратаковали, и на 7 сентября показалось, что французские усилия сорваны. Но из глубины продолжали прибывать все новые французские силы, частью по железной дороге, а частью на 400 легковых такси — довольно забавная импровизация, показывающая, однако, как быстро появлялись с их стороны резервы: железные дороги не всегда успевали их перевозить.

Парижское такси 1914 года. На 400 таких машинах спешно перебрасывали части французской пехоты, пытавшейся атаковать фланг наступающих немцев в битве на Марне. Оплата за проезд составила 0,27 от стандартной по счетчику / © Wikimedia Commons

Первая немецкая армия никаких резервов ниоткуда не получала. Поэтому была вынуждена полностью оголить свой восточный фланг, все бросив на западный. Естественно, английские силы, бывшие на восточном фланге этой немецкой группировки, попытались наступать. Слово «попытались» выбрано не просто так. Английские дивизии были сформированы в военное время, по сути это не было кадровой армией, поэтому действовали они крайне вяло, и несмотря на то, что ничего кроме немногочисленных немецких кавалеристов, создающих видимость фронта, перед ними не было, почти не продвигались вперед.

Тем не менее даже это незначительное продвижение напугало вторую немецкую армию, находившуюся восточнее первой немецкой армии, достаточно, чтобы та начала отступать на север. Поняв, что его восточный фланг теперь не просто голый, а еще и лишился соседа слева, командующий первой германской армии принял решение на отход. Битва на Марне закончилась 12 сентября, и с ней ушла возможность для Германии разгромить французские войска в начале Первой мировой, тем самым быстро завершив ее.

Александр фон Клюк, командир первой германской армии. Послевоенные обвинения в том, что он руководил как-то не так, сомнительны: на каждую его дивизию французы и англичане выставили две свои. Немцы могли побеждать при перевесе чужих сил, но все же не при двукратном. Конкретно армия фон Клюка имела всего 13 дивизий против более чем 30 у противостоящих ему союзных армий. Командующий армией в этих условиях достоин всяческих похвал: многие на его месте не смогли бы отбиться и оказались в окружении / © Wikimedia Commons

Несмотря на это само по себе соотношение потерь в битве при Марне было выигрышным для немцев: 27,4 тысячи убитых и пропавших без вести, 47,4 тысячи раненых — итого 75 тысяч общих потерь в первой и части сил второй армии. Общие потери немцев в сражении явно выше, хотя точно их определить и трудно. И все же они ниже, чем у союзников (260 тысяч всех типов потерь).

Что это было?

Описанные выше недельные бои оставляют много вопросов. Ключевой такой: как это вообще вышло? Напомним вводные данные: активный фронт Марнского сражения тогда тянулся от Парижа на западе до Вердена (близ границы с Германией) на востоке. В нем у союзников были 64 французские и шесть английских дивизий — 1,08 миллиона человек, три тысячи орудий.

У немцев была 51 дивизия, и хотя англо-французские источники зачем-то упорно приписывают им 900 тысяч численности (почти 18 тысяч на дивизию), реальная немецкая дивизия, как и у союзников, даже с учетом тыловых структур обеспечения имела всего 15 тысяч. То есть, как верно указывают историки немецкие, всего в них было 750 тысяч человек. Но при этом в них было 3364 орудия. По тяжелой артиллерии у немцев был перевес в два с половиной раза. Пулеметы в маневренный период были не так важны, как артиллерия, но и по ним немцы сильно превосходили противника.

Немецкие солдаты в сражении на Марне. Достаточно необычная деталь: ружейные гранаты для стрельбы из винтовки. После окончания маневренного периода войны ценность такого оружия резко упала / © Wikimedia Commons

После войны многие бросились обвинять в поражении на Марне Мольтке-младшего, главу немецкого генштаба. Мол, да, у него было на 30 процентов меньше сил по фронту, но как так вышло, что первая немецкая армия на самом важном направлении, где она должна была окружать главные французские силы, реально была почти в три раза меньше атакующих ее со всех сторон сил союзников? У нее было всего 13 дивизий, а атаковали ее более 30.

Вообще, слабым был весь немецкий правый фланг: первая и вторая армии имели всего 23 дивизии из 80 немецких на западе (29 процентов немецких дивизий на западе). Против них было 44 дивизии противника (из 90 союзных на этом фронте), то есть 49 процентов сил союзников. В итоге на одну немецкую дивизию приходились две французские. По артиллерии и пулеметам соотношение было чуть лучше для немцев, но союзники все равно превосходили их и в этом виде техники.

Неудивительно, что немцам пришлось отступить. Нашему современнику сложнее понять, почему немцев собственно не размолотили, ведь первая армия неделю висела вытянутым клином с голыми флангами, а французы с англичанами пытались этот клин срезать. Историку понять причины немецкого успеха проще: немцы имели более способных офицеров, отчего и лучшее тактическое качество.

Но все это никак не снимает главный вопрос. Почему Мольтке-младший имел на второстепенных участках — центральном и восточном — 71 процент своих сил, а союзники там имели только 51 процент своих сил? Что заставляло его вести наступление слабым флангом против сильного фланга союзников?

Ответ на этот вопрос очень важен. Если немцы собирали бы на своем правом фланге силы так же, как французы, вместо 23 дивизий у них там было бы 40 дивизии. То есть по пулеметам и артиллерии (особенно крупнокалиберной полевой) они имели бы большой перевес. Вкупе с лучше обученными солдатами и намного более способными офицерами, выгодно отличавшими немецкую армию обеих мировых войн от английской и французской, они несомненно отбились бы от атакующих от Парижа сил, отрезали союзников к востоку от Парижа и затем разгромили бы англичан и французов по частям. Сначала в котле восточнее Парижа, а затем добили бы и силы западнее его.

Зеленым отмечена линия максимального продвижения немцев в 1914 году. В тот момент, продолжая движение на юг восточнее Парижа, они вполне имели шанс разрезать фронт и разгромить французскую армию до того, как Россия успеет ввести в бой свои основные силы / © Wikimedia Commons

Немецкие военачальники не просто знали, что правый фланг в борьбе с Францией ключевой, но знали это давно и отлично. По легенде, сам Шлиффен, умирая за несколько лет до войны, якобы сказал: «Укрепляйте только правый фланг!» И хотя подтвердить это трудно, сами варианты «плана Шлиффена» именно таковы: там основные силы справа, на наступающем клине. В чем же дело?

Чтобы узнать ответ на этот вопрос, надо прочитать сборник дневников и писем Мольтке-младшего — человека, который управлял немецким наступлением в целом. И он, и другие немецкие мемуаристы того периода рисуют по-настоящему неприглядную картину. Во-первых, Шлиффен, как и многие способные люди, был неприятен начальству. Ведь он прямо говорил немецкому императору, что число дивизий в германской армии мирного времени меньше, чем у противников, что в случае войны это может привести к большим проблемам.

Дополним еще вот чем: немецкая экономика была сильнее соседей, то есть содержать армию большего размера для нее не было бы проблемой. На деле же немецкая армия мирного времени к 1914 году была чуть не вдвое меньше русской, и даже меньше французской, хотя население Франции было намного меньше. 

Альфред фон Шлиффен в своих разработках решительного сражения с Францией, обобщенно известных как план Шлиффена, предписывал выделить на эту войну 78 дивизий. И основная их часть приходилась на правый фланг. Его преемник Мольтке-младший выделил на Францию только 51 дивизию, и только 23 на правый фланг. Поэтому не вполне корректно говорить о провале плана Шлиффена: там, где великий предшественник Мольтке планировал ударить несколькими десятками дивизиями, тот ударил 23. Итог был закономерен / © Wikimedia Commons

Естественно, от рассуждений такого рода германский император Вильгельм II расстраивался. Не то чтобы он был против расширения армии, но проводить это все через парламент было очень нудно и долго. От этого к Шлиффену император теплых чувство совсем не питал. А когда тот скончался, на его место поставили Мольтке-младшего — племянника Мольтке-старшего, руководившего немецким генштабом в войну 1870-1871 годов.

Этот человек участвовал во франко-прусской войне на низших должностях, где показал храбрость. Но всю остальную жизнь он провел по схеме — служба в генштабе — служба в гвардии — опять в генштаб. Статус многолетнего личного военного адъютанта германского императора Вильгельма II дал ему преимущество в период поиска замены Альфреду фон Шлиффену, но не дал ему умения руководить войсками. И умения планировать войну тоже не дал.

Борьба Шлиффена за размер армии и мобконтигента не была им закончена: раньше здоровье увело его в отставку. А Мольтке-младший и не думал давить на правителя Германии  этой целью: его личной карьере размер армии не мешал, а про военное время он почему-то не беспокоился. В итоге немцы как народ по численности были на 60 процентов многочисленнее французов, но их вооруженные силы к началу серьезных боев, развернутые по довоенным планам, были всего 2,1 миллиона. А французские — 2,6 миллиона. В такой ситуации даже перевес в вооружении с трудом выправлял баланс.

Тот факт, что Германия и в мирное время и к началу боев имела намного меньше солдат на душу населения, чем Франция, еще не исключал ее победу. Мольтке-младшему в сентябре 1914 года было достаточно концентрировать основные силы на правом фланге, как в проработках Шлиффена, а не размазывать их по фронту, как он сделал. Однако по своим волевым качествам Мольтке никогда не был выделяющимся среди немецких военных. Люди, придающие слишком большое значение тому, чтобы успешно ладить с начальством, вообще часто испытывают проблемы в этом смысле. А без таких качеств решительное массирование сил на решающем направлении очень непросто реализовать.

Фото, как ни странно, не постановочное, хотя немецкие солдаты в битве на Марне явно видят фотографа. Снова обращает на себя внимание совершенно чудовищная плотность пехотной цепи. Шрапнель и пулеметы (при опытной прислуге) при таких порядках могут рассеять целый взвод буквально в секунды. Впрочем, изо всех держав начала Первой мировой реже цепи были разве что у русских, наученных опытом русско-японской войны. Сходные с немецкими построения англичан и французов во время битвы на Марне тоже приносили им тяжелые потери / © Wikimedia Commons

То, что все это не совсем здорово, понимал и Вильгельм — трудно проверяемые мемуары современников утверждают, что назначение Мольтке-младшего он обосновывал тем, что для мирного времени сойдет и такой глава генштаба, а в военное он будет командовать сам.

Проблема была в том, что Вильгельм лично был приличным полковником, но никак не главой генштаба. Он не мог контролировать пропорции сил на разных участках фронта: он просто никогда таким не занимался даже в формате учений. Не занимался он и стратегическими расчетами по войне в цели. Сам Мольтке, удобный — потому что не приносил всякие неприятные вести и не требовал идти в парламент для расширения штатов — начгеншатаба мирного времени в военное время закономерно провалился. Собственно, не он первый и не он последний. 

История проигрыша войны немецкой армией, тем самым, выглядит банальной донельзя. Некоторые из нас играют в шахматы хорошо, а некоторые — плохо, и никакие лекции (иной раз даже те, что в военном училище) этого не изменят. Конкретно Мольтке-младший, как явно следует и из его воспоминаний, и из воспоминания современников, не был хорошим игроком в шахматы — лишь хорошо подавал шахматную доску своему императору. То, что император оказался не гроссмейстером, — вряд ли сюрприз.

Вильгельм II не был глуп. И уж тем более он не был профаном в военных вопросах. Достаточно вспомнить, как император внедрил в немецкой армии тяжелую полевую артиллерию (преодолевая сопротивление военных) первым в мире, или как первым же в мире скопировал русскую полевую кухню или как усиленно насыщал свою армию пулеметами. Все эти моменты он сам вполне справедливо подчеркивает в послевоенных воспоминаниях.

Он прекрасно умел и подбирать военных — тот же Шлиффен оказался на своем месте с его подачи. Почему во второй половине царствования он заменил жестких, но умелых гроссмейстеров на удобных подающих шахматных досок? Немецкий император не упоминал этого в своих мемуарах, поэтому мы об этом никогда не узнаем.

Вильгельм слева, Бисмарк справа, 1880-е. После прихода к власти император порвал с политикой Бисмарка: последний долго был послом в России, отчего хорошо ее узнал и был категорически против войны с ней. Вильгельм решил, что может одновременно воевать и с Францией, и с русскими. Отказ от политики Бисмарка в итоге лишил династию германского императора власти, а его страну почти полностью уничтожил, доведя до Веймарской республики и вытекавшего из нее прихода к власти НСДАП / © Wikimedia Commons

Что мы можем знать — что конкретно для нашей страны это имело в целом положительные последствия. Русская армия могла быть развернута против Германии в серьезных объемах только к началу октября 1914 года. То есть к моменту, когда немецкая армия при здравом руководстве уже нанесла бы французам поражение. Следовательно, немцы могли бы перебросить силы на восток и разгромить нас. Плохой мир в сочетании с социальной нестабильностью и умеренно вменяемыми политическими силами, желающими непременно прийти к власти, бросили бы нашу страну примерно в ту же сторону, что и события 1917 года.

Однако это случилось бы при находящейся рядом победоносной Германской империи. Вряд ли Вильгельм упустил бы случай вмешаться и установить в России ту власть, что ему больше нравилась. Выиграв у Франции и России и со временем нейтрализовав Англию, Германия могла бы очень надолго утвердить свое доминирование в Европе. Нашей стране в этом случае была бы уготована сомнительная в своей завидности участь сателлита Берлина.

Ошибка Мольтке-младшего была для России большой удачей. Однако сам факт того, что судьба сразу многих больших стран зависит от конкретной ошибки одного человека, не может не заставить поежиться. Возможно, крупным государствам надо как-то тщательнее подходить к подбору ключевых военных кадров. Иначе история человечества будет больше напоминать орлянку, чем игру в шахматы.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl + Enter.
Подписывайтесь на нас в Telegram, Яндекс.Новостях и VK
Вчера, 14:02
Татьяна

Больше 10 лет Curiosity ищет свидетельства обитаемости Марсе. В его арсенале — инструменты для анализа горных пород и минералов, сформированных в эпохи, когда Красная планета была пригодна для органической жизни. И вот новое открытие: на пути к пику Шарп в ударном кратере Гейла марсоход впервые обнаружил кристаллы серы — необходимого строительного элемента белков.

17 июля
Игорь Байдов

Команда китайских инженеров разработала модель магнитоэлектрического генератора, способного эффективно преобразовывать энергию падающих капель в электричество. Устройство может быть полезно для районов с повышенной сезонной влажностью. Разработка ученых в теории выглядит перспективно, но вызывает некоторые вопросы. В частности, пока не ясно, можно ли найти ей практическое применение.

Вчера, 11:31
ПНИПУ

День металлурга в 2024 году россияне отмечают 21 июля. Ученые Пермского Политеха рассказали, какой металл самый распространенный, какой — не утонет в воде, где можно встретить титан, можно ли потрогать обедненный уран, что опаснее — вдохнуть или проглотить ртуть, есть ли ее безопасный аналог и какой элемент не существует в чистом виде.

15 июля
Александр Березин

Авторы нового исследования впервые показали, что круглые провалы в лунной поверхности не просто близки к многокилометровым пещерам на естественном спутнике Земли, но и располагают тоннелями, ведущими в глубину.

16 июля
Александр Березин

Традиционное представление о роли человека в земных экосистемах известно: он нарушает их нормальную работу и снижает биоразнообразие. Однако первая попытка изучить следы пыльцы за последние 12 тысяч лет принесла скорее противоположные данные — как минимум для континентов, полностью расположенных в Северном полушарии.

16 июля
Татьяна

Аппарат «Кассини», работавший на орбите Сатурна с 2004 по 2017 год, детально картировал его крупнейший спутник — Титан. Выяснилось, что ближе к полярным областям на поверхности есть моря и озера с жидкими углеводородами, куда впадают пополняемые атмосферными осадками реки. По мере изучения этой информации у исследователей возникло все больше вопросов. Каков состав жидкости и что определило очертания береговых линий? Воспользовавшись данными радарной съемки, американские ученые уточнили состав морей Кракена, Лигеи и Пунги и описали свойства их поверхностей.

25 июня
Игорь Байдов

Ученые из Китая и Бельгии воссоздали в лаборатории условия, существовавшие на Меркурии четыре миллиарда лет назад, и выяснили, что они были идеальными для образования слоя алмазов, который с течением времени становился лишь толще.

21 июня
Nadya

Земля начала формироваться примерно 4,5 миллиарда лет назад. Чтобы понять, как это происходило в ранние периоды развития нашей планеты, ученые ищут образцы древних горных пород. Одну из таких, возрастом почти 3,5 миллиарда лет, обнаружили рядом с городом Колли в Австралии.

1 июля
Александр Березин

Необычный биологический вид, по оценке авторов новой научной работы, пригоден для заселения четвертой планеты без каких-либо предварительных условий — уже в том виде, в котором он существует сейчас. Поскольку речь идет о фотосинтетическом организме, он способен нарабатывать существенное количество кислорода. Интересно, что кандидат на терраформирование Марса сохранил жизнеспособность после месяца в жидком азоте.

[miniorange_social_login]

Комментарии

49 Комментариев
С самого начала все не так,не Германия развязала 1 МВ ,а ПАНСЛАВЯНИСТЫ,во главе с русским царем!И конец не так.Российская империя ПРОИГРАЛА и С С С Р ,во главе с отмороженным грузином,это не Россия.
    Вас совсем не беспокоит тот факт, что это Германия объявила войну России -- а не наоборот? Или что австро-венгерские войска начали войну с Сербией, а не наоборот? Или что слова "панславянисты" не существует? Впрочем, о чем я. Понятно, что не беспокоит.
    +
      ещё комментарии
      Совок!!!Твоей страны давно НЕТ.И в 20 веке,уже,объявление всеобщей мобилизации=объявлению войны.Дочь же сербского Путина зверски взорвали в доме на улице Гурьянова в 1999 году.Далее все шло Один к одному,в отношении Австро,-Венгрии к Ичкерии..😛
-
0
+
История не терпит сослагательного ... Но можно про экстраполировать последствия. Успех Германии против Франции в 1914г Россия бы не успела ввязаться в 1 мировую и потеряла бы гораздо меньше мужского населения. Русские цари ( и так по происхождению немецкие и германские отпрыски ) сохранили бы власть, но были бы ограничены, по немецкому образцу, парламентом. Зависимость от сильной индустриальной германии позволила бы Сталыпину успешно провести капиталистическую революционную реформу и империя избежала бы большевизма. В Германии не было бы униженного поколения, Адольф был бы посредственным художником и Россия не потеряла бы еще более 40 миллионов в революцию + Сталинские репрессии + ВОВ + ВСУ. Британия и Англосаксонский мир тихо курил бы в сторонке наблюдая за Русско -Германской экспансией в Африке, захвате Канадских территорий и т.д... Россия не была бы исключена из мирового развития, не стала бы страной противоположенного лагеря ко всему развитому миру .... . Судьба России победительницы - незавидна. Иногда стоит проиграть достойному противнику. Тому примером судьба Японии. Я не фанат Немецкого отношения к жизни, но думаю, что многому у них стоило бы научиться в те далекие 1900е годы. Теперь поздно. Теперь сателлит КНР вровень с КНДР. Жаль.
    "История не терпит сослагательного ..." Самое забавное, что эту фразу на самом деле никто никогда не говорил. А ее прототип придумал вовсе не историк. Если серьезно, то без оценки "что было бы без этого события" история как наука по сути была бы невозможна. "Россия бы не успела ввязаться в 1 мировую и потеряла бы гораздо меньше мужского населения" Россия успела бы ввязаться в йону раньше Франции, и явно не сложила бы оружия до того, как не потерпела бы очень тяжелого военного поражения. Поэтому о размере ее потерь даже догадываться сложно. "Русские цари ( и так по происхождению немецкие и германские отпрыски ) сохранили бы власть, но были бы ограничены, по немецкому образцу, парламентом" Власть Вильгельма II на практике не была ограничена парламентом -- см. Конституцию. Парламент всего лишь, как и в России той эпохи, создавал волокиту при проведении новых законов. "Зависимость от сильной индустриальной германии позволила бы Сталыпину успешно провести капиталистическую революционную реформу и империя избежала бы большевизма." Столыпин к 1914 году достаточно давно помер, а сохранение империи без большевизма в условиях тяжелейшего военного поражения и неизбежного в связи с этим отторжения больших территорий и репараций выглядит достаточно маловероятным. Романовы могли бы устоять разве что на немецких штыках, но вряд ли немцы бы этого захотели -- ясно, что Романовы хотели бы реванша. Вероятнее всего, немцы вели бы себя так же, как в 18-м году после Бреста -- попытались бы расчленить Россию на множество мелких и поэтому безопасных государств. "Судьба России победительницы - незавидна." Я не очень в курсе, где вы узрели Россию победительницей в Первой мировой -- она ее не выигрывала, т.к. в момент окончания войны как единое государство не существовала. Но, бесспорно, положение России в итоге последней сотни лет стало заметно лучше, чем положение Германии, за то же время фактически лишившейся и внешнеполитической самостоятельности, и экономической динамики, да и свое первое место в научном мире явно потерявшую.
    -
    -1
    +
    Ага, под неметчиной то лежалось бы круче некуда. Хочешь в печь, а хочешь в газовую камеру. А теперь китай наш товарный придаток, плохо то как :)
Тогда если Франция справилась своими силами нам не следовало поспешно наносить удар. Могли полноценно отмобилизоваться. Или нет.
    Поражение в Восточной Пруссии никак не связано с недостатком сил. Их у нас там было куда больше. Так что ожидание отмобилизованности тут ничем бы не помогло.
    -
    0
    +
    По хорошему вообще не надо было лезть в восточную пруссию. А сосредоточится только на галиции и про проливы до поры до времени не вспоминать. И пусть бы французы с немцами до посинения месились
Den Den
14.09.2023
-
-1
+
Надо же, как всё перевернул автор с головы на ноги. А мы то думали, вернее нас так учили при Советской власти, что нападение Германии на Францию было сорвано благодаря наступлению России на Пруссию, чего Германия не ожидала и была вынуждена срочно перебрасывать свои войска с Западного фронта на Восточный. Да и Валентин Пикуль не даст соврать, у него столько многочисленных описаний этого явления, что даже стыдно читать версию автора - оказывается Шлиффен и Мольтке мл. были чудаками, поэтому и не смогли одолеть мощных союзников. Ужас, как не стыдно писать такие безграмотные писульки...
    "Надо же, как всё перевернул автор с головы на ноги. А мы то думали, вернее нас так учили при Советской власти, что нападение Германии на Францию было сорвано благодаря наступлению России на Пруссию" Если советская власть вас такому учила -- что странно, потому что в монографиях по теме, вышедших при СССР такого нет, что я знаю точно, поскольку при обучении на истфаке читал каждую из них -- то она вас обманывала. Наступление России в Восточной Пруссии заставило Мольтке бросить туда 7 дивизий и не из 1-й армии фон Клюка. Между тем, как показано в тексте выше, для изменения исхода сражения на Марне немцам требовалось как минимум 15 дополнительных дивизий, направленных в армию фон Клюка. Таким образом, 7 дивизий отправленных в Россию не изменили бы исход Марны: немцы проиграли бы все равно, в силу того, что Мольтке концентрировал на ключевом участке всего 29% сил, а Жофрр -- 49%. ". Да и Валентин Пикуль не даст соврать, у него столько многочисленных описаний этого явления, что даже стыдно читать версию автора - оказывается Шлиффен и Мольтке мл. были чудаками, поэтому и не смогли одолеть мощных союзников. Ужас, как не стыдно писать такие безграмотные писульки.." А, так вот кто вас учил. Справочно: Валентин Пикуль в своих художественных и околохудожественных книгах об истории допустил массу ошибо и неточностей. Автор текста выше, в отличие от Пикуля, подкрепляет свои цифры и тезисы ссылками на работы историков-профессионалов.
-
2
+
Т.е., как известно, errare humanum est. Или, там, где всё решает один - ошибки неизбежны. А там, где решают несколько - тяжело договориться. Вот через это вся наша история и движется.
Alexander Baulin
13.09.2023
-
1
+
Немцы пусть и дальше ошибаются с военноначальниками Возможно, планы Мольтке спутали русские, которые отмоболизовались быстрее, чем в плане Шлиффена и уже в августе вступили на территорию Германию. Армия Самсонова, к сожалению, сражение свое проиграла, но для этого немцам пришлось перебрасывать войска, которые в ином случае участвовали бы в битве на Марне. И как знать, может на том самом правом фланге
    "Возможно, планы Мольтке спутали русские, которые отмоболизовались быстрее, чем в плане Шлиффена и уже в августе вступили на территорию Германию. Армия Самсонова, к сожалению, сражение свое проиграла, но для этого немцам пришлось перебрасывать войска, которые в ином случае участвовали бы в битве на Марне. " На Восток было отправлено 7 дивизий, и не из армии фон Клюка. Если бы переброски не было -- победить на Марне немцы все равно не смогли бы. Для этого нужно было усиливать их правый фланг на 15-20 дивизий, то есть иметь там такую же концентрацию сил (примерно половину от всех на фронте), что была у французов. Семь дивизий точно не закрыли бы вопрос. Хотя и помогли бы, да, но не решающе.
    +
      ещё комментарии
Изучал историю Первой мировой более 20 лет назад. Сейчас по памяти кое-что могу дополнить: Вильгельма не устраивал план Шлиффена не только потому, что нужно было создавать больше дивизий. Шлиффен, среди прочего, хотел позволить французам занять часть Эльзаса, а русским - часть Восточной Пруссии. В этих регионах он хотел оставить только ополчение-ландвер, и бросить всё силы на ударный правый фланг в обход Парижа. Попутно предлагалось захватить юг Нидерландов, нарушив и их нейтралитет - для лучшей логистики наступления на французсков. Эти планы были сочтены слишком рискованными, и от них отказались. В Эльзасе и на востоке оставили больше войск, а когда Россия, не дожидаясь окончания мобилизации, стала наступать на Восточную Пруссию, туда с западного фронта было переброшено ещё несколько дивизий. И уже это в разгар наступления на запад. Плюс к этому бельгийцы оборонялись дольше, чем планировалось немцами, а англичане смогли вбросить немцам дезинформацию, согласно которой они планируют десант на бельгийском побережье, в тылу немецкой группировки. На защиту от этого десанта Мольтке отправил ещё 1 или 2 дивизии, снова ослабив наступающую группировку. И насчёт английской армии - могу ошибаться, но насколько помню, её нельзя было назвать слабой, это была профессиональная хорошо оснащенная и подготовленная армия, пусть и возглавляемая посредственными генералаии. Её проблема была в малочисленности -150 тысяч человек, к концу 1914 года от них уже мало что осталось.
    ""Эти планы были сочтены слишком рискованными, и от них отказались". Численность населения Германии позволяла ей иметь намного больше сил, чем хотел Шлиффен, -- и при этом все равно по пропорциям армии к населению напрягаться меньше французов. И сил бы этих хватило и на Лотарингию с Пруссией. Захват Нидерландов был отвергнут по той причине, что он требовал все того же: большей армии мирного времени. Я сомневаюсь, что Вильгельм отверг эти предложения из-за риска. Ведь иметь армию меньше французской было радикально более рискованным -- но на это пошли. "на Восточную Пруссию, туда с западного фронта было переброшено ещё несколько дивизий. И уже это в разгар наступления на запад. Плюс к этому бельгийцы оборонялись дольше, чем планировалось немцами, а англичане смогли вбросить немцам дезинформацию, согласно которой они планируют десант на бельгийском побережье, в тылу немецкой группировки. На защиту от этого десанта Мольтке отправил ещё 1 или 2 дивизии, снова ослабив наступающую группировку." И дивизии в России и силы в Бельгии вместе были меньше армии фон Клюка. Такие силы не могли бы решить сражение на Марне. "но насколько помню, её нельзя было назвать слабой, это была профессиональная хорошо оснащенная и подготовленная армия, пусть и возглавляемая посредственными генералаии." Армия Англии (экспедиционные 6 дивизий) была развернута в полных штатах только в военное время. Ну, и на Марне показала себя ожидаемо неважно.
Про концентрацию сил на направлении главного удара. Это же с Бронзового века аксиома. Неужели Мольтке единолично представлял всю военную мысль своего штаба? Или он настолько сильно хотел поиграть в полководца, что никого не слушал?
    "Про концентрацию сил на направлении главного удара. Это же с Бронзового века аксиома". Аксиома-то она аксиома, однако немцы под Москвой или в Париже, или в Сталинграде оказались в свое время только потому, что аксиому это многие слабо реализуют. В этот раз проблемные полководцы были просто у самих немцев. "Неужели Мольтке единолично представлял всю военную мысль своего штаба?"" Да, во время войны глава Генштаба принимает решения по военному планированию единолично. Впрочем, в мирное тоже. См. начало СВО в России, например.
-
1
+
Жаль что столь же подробный разбор наступления на Киев мы вряд ли увидим. Но уже хорошо что автор отказался? от идеи обходов и охватов против численно превосходящего противника.
    "Жаль что столь же подробный разбор наступления на Киев мы вряд ли увидим. " Ну, я уже увидел, например. "Но уже хорошо что автор отказался? от идеи обходов и охватов против численно превосходящего противника." Вы прочитали в тексте выше то, чего в нем никогда не было. Поэтому вам кажется хорошим событие, которое никогда не случалось.
    +
      ещё комментарии
      -
      -1
      +
      Ладно так и запишем - тактика "одним махом семерых побивахом" вам по-прежнему нравится, а что так в реальности не происходит, так это виноваты плохие генералы которые то и дело крадут победу 😅 Каюсь я наверное не так понял высказывание что: "продвижение на Запад для них (немцев) оказалось очень сложным, потому что им… не хватало сил" ну и далее по тексту. Или этот отрывок написал какой-то другой автор?
        "Ладно так и запишем - тактика "одним махом семерых побивахом" вам по-прежнему нравится" Вы опять записываете то, что невозможно найти в моих высказываниях. "а что так в реальности не происходит, так это виноваты плохие генералы которые то и дело крадут победу" Аналогично. " Каюсь я наверное не так понял высказывание что: "продвижение на Запад для них (немцев) оказалось очень сложным, потому что им… не хватало сил" ну и далее по тексту. Или этот отрывок написал какой-то другой автор?" Да, вы поняли его не так. Чтобы понять как именно, отмечу: в этом отрывке нет вообще ничего о том, что у подхода "обходов и охватов против численно превосходящего противника." есть какие-то проблемы. Чтобы понять о чем я, можно вспомнить, что численно превосходящий противник может быть качественно сходен с вами (французы и немцы на Марне -- соотношение потерь близкое, разрыва в разы нет), или качественно сильно отличаться (Киевская операция 1941 года, СВО -- потери противников различаются многократно). Как только вы это уловите, вам перестанет казаться то, что не написано. "А ведь помнится вы даже позаимствовали у меня фразу про "наступление вдвоем на пятерых" отвечая кому-то в коментах 😉 Причем в том же контексте, мол такой подход до добра не доводит. Рановато значит радовался. 😒" Вы действительно не понимаете различий между обходом и охватом численно превосходящего противника -- чему полно примеров в военной истории начиная со времен до н.э. -- и наступлением двумя на пятерых? Если не видите, то поясню, хотя, в общем-то, это и очевидно: численное превосходство может быть и менее 5 к 2.
          -
          0
          +
          Проблема тут только одна вы до сих пор считаете противников идиотами. Спасибо что пояснили свою точку зрения. А то я уж было понадеялся 🙄
            "Проблема тут только одна вы до сих пор считаете противников идиотами" Нет, я не считаю противников идиотами. Но да, я несомненно читаю, что ВСУ относительно российской армии качественно слаба, что легко видеть по соотношению потерь 1 к 8, а равно и из факта стабильности фронта при соотношении сил на нем хуже, чем 2 к 1.. Из этого следует, что для успешного наступления против ВСУ равенство в живой силе не нужно.
              -
              1
              +
              То есть все же считаете идиотами неспособными ни к разведке, ни к управлению войсками, ни к контрбатарейной борьбе. Хоть сами как-то отмечали, что выживаемость наших САУ от чего-то недостаточна и требует перехода к буксируемой арте с "малозаметной" мотолыгой 😏 Стабильность фронта в обороне при соотношении сил 2:1 явление не такое уж чудесное. Даже по опыту войн прошлого. И тем более сейчас, когда передовая густо засеяна минами, а плотность полета беспилотников такова, что они чуть не сталкиваются в воздухе. И конечно же фиксируют любое передвижение войск которое тут же купируется огнем артиллерии и ударами авиации. По которым у нас сохраняется преимущество.
                "То есть все же считаете идиотами" Как я уже неоднократно отмечал -- нет, идиотами не считаю. "неспособными ни к разведке, ни к управлению войсками, ни к грамотной контрбатарейной борьбе." Вы зря ставит знак равенства между идиотизмом и неспособностью заниматься (лучше противника) такими сложными вещами как разведка, управление войск и контрбатарейная борьба. Были ли люди из РККА идиотами в 41-м? Нет, это очевидно по Битве за Москву -- когда оставшись в меньшинстве, защитили Москву.. При этом они провалили разведку, управление войск и контрбатарейную борьбу в подавляющем большинстве сражений 1941 года. Провалили, хотя в большинстве сражений имели численный перевес. Были ли немцы 1942 года идиотами? Нет, это очевидно по тому, что они дошли до Сталинграда. При этом в том же году они провалили разведку, управление войск и контрбатарейную борьбу после 19 ноября 1942 года под Сталинградом (но не только там). Все дело в том, что вести разведку, управление и контрбатарейную борьбу можно намного хуже противника даже если ты не являешься идиотом. Чему ВСУ -- самый свежий из наглядных примеров.
                -
                -1
                +
                А когда наше наступление, если оно все же начнется, столкнется с теми же трудностями, вы нам расскажете что виноваты плохие генералы? Впрочем не думаю что это случится скоро. Генералы, в отличии от журналистов, прекрасно понимают, что наступать в таких условиях чистое самоубийство, чреватое огромными потерями уже с нашей стороны.
                "А когда наше наступление, если оно все же начнется, столкнется с теми же трудностями, вы нам расскажете что виноваты плохие генералы? " Не столкнется. " Генералы, в отличии от журналистов, прекрасно понимают, что наступать в таких условиях чистое самоубийство, чреватое огромными потерями уже с нашей стороны." :))
                -
                0
                +
                Не столкнется
                Проверить на практике свои теории конечно не желаете. Ну да ладно, другие уже проверяли. Достаточно вспомнить как долго вагнеры брали Бахмут и сколько народу при этом потеряли. А ведь подготовка и оснащение у них получше средней по району.
                "Проверить на практике свои теории конечно не желаете. Ну да ладно, другие уже проверяли. Достаточно вспомнить как долго вагнеры брали Бахмут и сколько народу при этом потеряли" Иван, простите, но пересказывать мне сказки про большие потери вагнеровцев нет смысла. Вы зря теряете время.
                -
                2
                +
                Скажем так знакомый потерял за полгода семерых напарников. Самого еле вытащили, но отделался относительно легко контузии да осколочные. И он даже не штурмовик. Сказки это по вашей части.
                "Скажем так знакомый потерял за полгода семерых напарников." Да хоть семь тысяч. Соотношение потерь не определяется впечатлениями ни одного, ни миллиона знакомых. Введение в источниковедение вам в помощь. " Сказки это по вашей части." Неаргументированное оскорбление личного характера -- конец комментариев с вашей стороны под моими текстами.
              -
              2
              +
              соотношению потерь 1 к 8-гм... А это в каком то конкретно сражении или за все сво на данный момент? Звучит удивительно.А есть где почитать, как считали?
      -
      1
      +
      А ведь помнится вы даже позаимствовали у меня фразу про "наступление вдвоем на пятерых" отвечая кому-то в коментах 😉 Причем в том же контексте, мол такой подход до добра не доводит. Рановато значит радовался. 😒
pontiyleontiy
13.09.2023
-
0
+
И если бы не "Второй фронт" в лице англичан, то и сейчас бы немцы размолотили французов как в 1870-м. Тогда англичане сохраняли нейтралитет, т.к. больше опасались французов с их колониальными амбициями, чем немцев. Хотя лишь за 14 лет до этого воевали вместе против России. Короче говоря, "У нас нет ни вечных союзников, ни постоянных врагов..."
    К моменту битвы на Марне у англичан было в континентальной Европе чуть менее 6 дивизий, причем все действовали отменно плохо. 6 дивизий на фоне 90 на фронте со стороны Антанты не решили ничего. То есть сухопутное поражение без англичан не случилось бы. Но вот что действительно верно -- так это то, что без Англии французы бы проиграли. Потому что флот Германии был намного сильнее, и он задушил бы Францию блокадой при длительной войне. Что, конечно, и стало причиной английского вмешательства.
"Вряд ли Вильгельм упустил бы случай вмешаться и установить в России ту власть, что ему больше нравилась." А советская ему значит не нравилась....интерессно...
    Само собой она бы ему не понравилась. В Германии были слегка в курсе основных идей марксизма -- поэтому терпеть рядом с собой крупное марксистское государство в мирное время не стали бы.
    +
      ещё комментарии
      А как же деньги немецкого Генштаба)?
        Ну, насчет денег надо еще доказать - хотя через территорию Германии немцы большевиков действительно пропускали. Однако то, что вы покупаете мышьяк, чтобы отравить соседа, с которым воюете, не значит, что вы будете мириться с центром распространения мышьяка под видом еды для людей рядом с вашим домом
          да, насчет денег надо еще доказать. только закончится такая попытка очередной неудачей. кстати, факт пропуска ни о чем не говорит. вообще. могу доказать. надо)? кстати большевизм вышел немцам боком еще во время войны.
            "кстати, факт пропуска ни о чем не говорит. вообще. могу доказать. надо)?" Нет, не можете, поскольку факт пропуска, разумеется. говорит о многом. "кстати большевизм вышел немцам боком еще во время войны." 100 тоннами золота, месяцами контроля над огромными территориями вышел немцам пропуск большевиков. Но спамить про вашу любимую политическую партию я предлагаю вам в другом месте. Здесь можно комментировать тему выше -- а в ней про то, о чем вы пишете во всех ваших комментариях, кроме первого. ничего нет.
Пока вы не поправите намеренно искаженное вами название моей страны в том своем комментарии, новых ваших комментариев под моими текстами не будет, повторюсь.