Страх социального равенства оказался кросс-культурным — Naked Science