Штурм Берлина: напрасные жертвы или спасенные жизни? — Naked Science
67 минут
Александр Березин
38

Штурм Берлина: напрасные жертвы или спасенные жизни?

5.1

Последние бои Берлинской операции — одного из самых жестких сражений Второй мировой — завершились 5-9 мая 1945 года. Часто говорят, что пролитая тогда кровь была напрасной, что Жуков зря гнал своих солдат на убой на Зееловские высоты. Да и сам Берлин штурмовать не стоило: немцы бы и так сдались. В этой причудливой смеси реальности и мифов правда иной раз дезинформирует читателя не хуже лжи. Попробуем разобраться, как было на самом деле.

Советские войска на улицах Берлина / ©РИА Новости

Чтобы поместить рассуждения о потерях советской стороны в Берлинской операции в правильный контекст, надо четко обозначить важный факт: ее ход и исход, как и войны в целом, не были предопределены. Это только у современных историков все ясно: три советских фронта имели 1,9 миллиона человек на берлинском направлении, а немцы — вдвое меньше, 0,85 миллиона. Да и танков у советской стороны было 7,5 тысячи против тысячи немецких. При таком превосходстве Красная армия, кажется, была просто обязана выиграть.

Но реальная жизнь сложнее. К середине октября 1941 года 1,7 миллиона немецких войск стояли против нескольких сот тысяч советских под командованием Жукова. Танков у немцев было в разы больше, чем у советской стороны. Погода, правда, не для наступления, но, как мы покажем ниже, под Берлином в апреле 1945 года тоже вода сочилась из каждого комка грязи, что сильно мешало Красной армии.

Иными словами: в апреле 1945-го под Берлином ничто не было предопределено. При грамотном руководстве немецкой стороны советский рывок можно было притормозить — и очень сильно. Берлин совсем не обязательно должен был быть взят. Не то что через 16 дней боев, а вообще — как и вовсе не удалось немцам взять Москву, несмотря на их решительный перевес на 16 октября 1941 года. А это значит, что советское руководство со своими задачами справилось. Вопрос заключается только в том, насколько большой ценой.

Зачем Кремль так торопился взять Берлин

Принято обвинять советское военное руководство в том, что в Берлинскую битву оно пролило слишком много своей крови. Сперва задачу взятия Берлина поставили только перед войсками 1-го Белорусского фронта Жукова. 1-й Украинский фронт Конева должен был бить южнее немецкой столицы, а 2-й Белорусский — севернее. Основная критика за потери в Берлинской операции также адресуется именно Жукову.

Мол, именно он штурмовал Зееловские высоты в лоб, что привело к большим потерям. Да и сам штурм Берлина кажется не очень нужным: что могли сделать окруженные немцы, зачем потребовалось положить там людей, пытаясь захватить город?

В этих рассуждениях много неточностей. На самом деле, относительные потери Жукова вышли заметно меньше, чем у соседнего советского фронта. Но доля правды в послевоенных обвинениях есть — и ниже мы покажем, какая именно.

С перестроечного времени главная претензия к советскому руководству в битве за Берлин неизменна — потери. Типичный пример такой оценки:

«В Берлинской наступательной операции [c нашей стороны] участвовали <…> 2 062 100 человек. За 23 дня, с 16 апреля по 8 мая, потери <…> составили 361 367 солдат и офицеров — убитыми и ранеными. Среднесуточные наши потери в наступлении под Москвой — 10 910 человек, под Сталинградом — 6392, под Курском и Орлом — 11 313. Под Берлином — 15 712 человек».

Выходит, в 1945 году потери нашей армии почему-то были выше, чем в 1941-1942-х, когда техники у РККА было на порядок меньше. Почему? Историки определенного направления ответ знают: потому что советские войска не хотели отдавать Берлин союзникам.

Причем согласно таким историкам:

«Первенство не имело никакого практического значения. Еще в 1944 году СССР, США и Великобритания подписали Соглашение о зонах оккупации Германии и об управлении «Большим Берлином». Армии союзников имели возможность подойти к нему раньше нас. Но, получив прогноз вероятных потерь в 100 тысяч, главнокомандующий генерал Дуайт Эйзенхауэр (будущий президент США) решил: «Слишком высокая цена за престижную цель, особенно если учесть, что нам потом придется отойти и уступить место другим парням».
То есть нам. Они берегли солдат. А у нас…»

Если читателю показалось, что мы излагаем эту позицию с иронией, — то нет, мы просто ее процитировали. А сомнительной она выглядит без наших усилий — в силу внутренних проблем с логикой и игнорированием фактов.

Начнем с главного: любые соглашения с союзниками весной 1945 года были, мягко говоря, условностью. Москва знала, что именно тогда британские военные по указанию Черчилля планировали нападение на советские силы в Европе в 1945-м. Причем нападение, в котором бок о бок с западными союзниками против СССР должны были сражаться уцелевшие солдаты и офицеры вермахта.

В результате серии ударов британские военные планировали отбросить Красную армию вглубь Польши, подальше от Берлина / ©topwar.ru

Да, на практике Британия на этот вариант не пошла, но, прямо скажем, не от миролюбия, а лишь потому, что английские военные оценили шансы внезапного нападения на советские силы так:

«Выводы:
З1. Согласно нашему заключению:
а) начиная войну с русскими, мы должны быть готовы к тотальной войне, длительной и дорогостоящей в одно и то же время;
б) численный перевес русских на суше делает крайне сомнительным возможность достижения ограниченного и быстрого (военного) успеха».

Понятно, что Сталин не хуже британцев знал, что те струсят и не решатся напасть в силу «крайне сомнительного» успеха всего этого дела. Но не менее очевидно другое: расценивать свои соглашения с западным миром совсем всерьез Кремль не мог. Он не мог не понимать, что как минимум часть западных лидеров ведут себя в рамках приличий ровно до тех пор, пока чувствуют силу советской стороны, и нападут сразу, как только перестанут эту силу чувствовать. Впрочем, Запад трудно в этом винить: СССР тогда зачастую действовал аналогичным образом, таковы были нравы эпохи.

Интересно, что тот же Эйзенхауэр, командующий союзными силами в Европе, 7 апреля 1945 года утверждал:

«Если после взятия Лейпцига окажется, что можно без больших потерь продвигаться на Берлин, я хочу это сделать. Я первый согласен с тем, что война ведется в интересах достижения политических целей, и, если объединенный штаб решит, что усилия союзников по захвату Берлина перевешивают на этом театре чисто военные соображения, я с радостью исправлю свои планы и свое мышление так, чтобы осуществить такую операцию».

Имея дело с тем, кто нападет, чуть почувствовав слабину, нельзя отдавать ему Берлин. Во-первых, это может создать у него ложное чувство слабости советской стороны и спровоцировать нападение. Во-вторых, нацистская Германия была буквально набита новыми технологиями, которые оттуда все пытались вывезти. И речь не только о первых в мире серийных реактивных истребителях или ночных прицелах с гранатометами.

Именно на трофейной немецкой ракете Соединенные Штаты в 1946 году впервые вывели в космос средства фотографирования и получили первый космический снимок земной поверхности. Из Германии же они взяли и Вернера фон Брауна с его 120 коллегами, без которых астронавты не смогли бы высадиться на Луну в 1969 году. Такой приз, как Берлин — с центрами разработки и научно-технической документацией, — никто по своей воле не отдаст «партнеру», который спит и видит, как бы покончить с твоим существованием раз и навсегда.

Но, чтобы не отдать Берлин нашим верным союзникам, вовсе не надо было брать его штурмом, неся большие потери. Достаточно было окружить и затем дать гарнизону капитулировать. Правда, у такого решения был бы один жирный минус. Но обо всем по порядку.

Почему любой немецкий капрал мог предсказать советское наступление и что из этого вышло

Откровенно говоря, Берлинская битва с самого начала была одной из самых сложных для нашей армии, и прямо на этапе подготовки к ней допустили ряд неприятных ошибок. Процитируем мемуары Чуйкова, командующего 8-й Гвардейской армии, прошедшей с боями от Сталинграда до Берлина.

«Во время разведки боем [14 апреля 1945 года] мы захватили пленных. <…> Среди них был капрал из 303-й пехотной дивизии. На допросе он сказал:
— Германии через две недели капут!
— Почему? — спросили его.

Он подумал и ответил:
— Ваше наступление 14 апреля было не основное. Это только разведка. А дня через два-три вы начнете гросснаступление. До Берлина будете драться тоже около недели. Так что дней через 15-20 Гитлеру капут.

Гитлер среди командного состава 9-й армии вермахта, оборонявшей Берлин от 1-го Белорусского фронта Жукова. Вопреки мифу о «бесноватом ефрейторе», глава германского государства не хуже своих подчиненных понимал, что решающий удар на Берлин пройдет именно через Зееловские высоты. Это отражено и в его приказе немецким войскам, зачитанном в частях вечером 15 апреля, прямо перед советским наступлением / ©Wikimedia Commons

Немецкий капрал оценивал обстановку, пожалуй, лучше многих фашистских генералов. Он не ошибся, что 14-го была разведка; не ошибся он и в том, что дня через два-три начнется наше основное наступление, и точно предвидел результат его».

Проблема этого эпизода в том, что с немецкой стороны правильно умели оценивать обстановку не только капралы. И дата (16 апреля, через два дня после разведки боем), и направление советского наступления были слишком предсказуемыми.

Чтобы понять, до какой степени наступление ожидалось немцами, достаточно напомнить: 15 апреля в немецких частях на одерском направлении зачитали приказ Гитлера, прямо предупреждавший о советском ударе.

«Солдаты Восточного фронта! Последний раз со смертельной ненавистью большевизм начал наступление. Он пытается разрушить Германию и наш народ истребить. Вы, солдаты Востока, знаете, какая судьба ожидает ваших жен и детей, ибо все мужчины и дети убиваются, а женщины насилуются в казармах, а кто остается в живых, угоняется в далекую Сибирь. Мы предвидели это наступление и в течение января постарались создать сильное укрепление, мощная артиллерия встретит своим огнем врага…»

Обратите внимание на слова «в течение января». Правда, странно звучит для 15 апреля? Ведь основная работа по созданию линии укреплений на этом направлении закипела уже в феврале-марте?

Дело в том, что армии 1-го Белорусского фронта, наносившие главный удар прямо по Берлину, делали это с плацдармов на западном берегу Одера, чей захват начался 31 января 1945 года, — а немцы ожидали их захвата на этом направлении еще раньше. Одер — большая река, весной она разливается, и даже плохой генерал легко поймет, что самое, на первый взгляд, выгодное для советской стороны решение — бить с крупных плацдармов на западном берегу. Потому что форсировать разлившуюся по весне реку «с нуля» под огнем противника — задача сложная.

Таким образом, советское наступление на Берлин проходило с нулевой внезапностью: противник знал и его дату, и место. И подготовился к нему основательно. Над левой половиной плацдарма господствовали Зееловские высоты, и от них на Берлин вело не так много дорог, лучшей из которых была автострада Reichsstraße 1.

В верхней части карты показан 2-й Белорусский фронт Рокоссовского, в центре — 1-й Белорусский Жукова, на юге — 1-й Украинский Конева. Если два южных фронта начали наступление 16 апреля, то северный — лишь в 20-х числах апреля 1945 года / ©Wikimedia Commons

С высот было хорошо видно, как советские войска накапливаются на плацдарме. Немцы и ночью обшаривали прожекторами местность. А советская артиллерия избегала огня по прожекторам, чтобы не обнаружить свои позиции и большую плотность. По-весеннему высокий уровень грунтовых вод не всегда позволял эффективно укрывать войска и технику в траншеях: «Копнул один раз штыковой [лопатой] — и ямка сию же минуту заполняется мутноватой водой», — описывает это тот же Чуйков. Листья на деревьях еще не распустились, то есть достижение скрытности и внезапности было довольно сложным.

Вдобавок на плацдармы требовалось завезти огромное число людей: Кюстринский плацдарм был всего 44 километра в длину, но туда загнали сотни тысяч человек из состава четырех общевойсковых и двух танковых армий. На плацдарме глубиной не более десятка километров разместили 77 стрелковых дивизий — плотность поистине небывалая.

Вопреки распространенному мифу о малой активности немецкой авиации, она стабильно бомбила советские войска и в апреле 1945 года (на снимке — обломки одного из немецких самолетов, сбитых советскими войсками). Как пишет начальник тыла 1-го Белорусского фронта: «В ночь на 18 апреля, когда [только] была закончена работа на железнодорожных мостах через Одер и Варту, противник нанес по ним серьезный удар с воздуха и разрушил оба моста». Восстановить их удалось только через неделю, что затрудняло снабжение наступающих. Разрушение мостов с воздуха во Вторую мировую удавалось редко, поскольку требовало исключительной квалификации летчиков / ©Wikimedia Commons

Советским войскам почти повезло: до 20 марта немцев здесь возглавлял Гиммлер, как военный абсолютно ни на что не годный. Увы, затем Гудериану удалось продавить на эту должность Готхарда Хейнрици — не гения военного дела, но человека не без способностей.

Тот абсолютно верно учел ситуацию, решив, что советские войска ударят именно со своих одерских плацдармов и двинутся на запад через Reichsstraße 1 и прилегающие дороги. Он сознательно заранее ослабил немецкую оборону у одерских плацдармов, отвел крупные силы к Зееловским высотам, где, по сути, создал не вторую линию обороны с резервами, а основную — с главными силами.

Первая линия обороны, у советских плацдармов за Одером, была слабее и по людям, и по технике. К тому же она свободно простреливалась, в то время как на Зееловских высотах многие позиции были за обратным скатом высоты и нормально не простреливались советской артиллерией.

В результате ранним утром (еще в темноте) 16 апреля советские войска нанесли мощный артудар по почти пустым окопам первой полосы обороны, где практически было одно только боевое охранение. Основные силы немцы заблаговременно отвели на тыловые позиции, часто в десятке и более километров от линии фронта, расположенные скрытно, за гребнями высот. Ни выявить расположение таких огневых точек заранее, ни тем более подавить наша артиллерия не могла.

Жуков впоследствии сам признавал, что «артиллеристам приходилось <…> зачастую стрелять по площадям», поскольку конкретных целей на обратных склонах они не видели. Поэтому, когда пехота прошла первую, полупустую линию обороны и достигла основной, на Зееловских высотах, прорвать ее сходу она не могла.

Красноармейцы при штурме Зееловских высот / ©Wikimedia Commons

Те были слишком крутыми, поэтому танконедоступными. Дороги, проходившие через высоты, были прикрыты минными полями и артиллерией. Правая половина Кюстринского плацдарма находилась в стороне от Зееловских высот, но там ожидала другая проблема: ирригационные каналы, вода в которых была по-весеннему высока. И здесь прорвать оборону с ходу не удавалось, тем более что сил на правой части плацдарма было чуть меньше, чем на левой, — оттуда дороги прямо на Берлин не вели.

Закипели тяжелые бои: начав прорыв зоны высот 16 апреля, 1-й Белорусский фронт во главе с Жуковым смог взять их только утром 18-го числа, введя в бой — раньше, чем планировалось — две танковые армии. Советские потери убитыми и ранеными там составили примерно 20 тысяч человек — свыше десятка тысяч человек в сутки. Это довольно большие потери для относительно небольшого пространства.

Впрочем, их трудно назвать неожиданными: когда вы наступаете на сильного противника там и тогда, где он вас ждет уже не первый месяц, трудно ждать низких потерь.

Что надо было делать на самом деле: взгляд Жукова

Жуков в своих мемуарах верно отмечает: план Берлинской операции, спущенный начальником Генштаба Антоновым и утвержденный Сталиным, был не самым лучшим. Более разумно было бы:

«Взятие Берлина следовало бы сразу поручить двум фронтам: 1-му Белорусскому и 1-му Украинскому. <…> При этом варианте главная группировка 1-го Белорусского фронта нанесла бы удар на более узком участке и в обход Берлина с <…> севера, 1-й Украинский фронт нанес бы удар своей главной группировкой по Берлину на кратчайшем направлении, охватывая его с юга, юго-запада и запада». Силы 2-го Белорусского фронта Рокоссовского Жуков считал разумным пустить с плацдармов 1-го Белорусского фронта — и тоже в обход Берлина с севера.

На деле Ставка выбрала вариант, когда Берлин брал 1-й Белорусский, а 1-й Украинский лишь мог быть туда повернуть при проблемах у Жукова. В результате 1-й Белорусский не мог сконцентрироваться только на обходе Берлина с севера: оставить у себя на левом фланге Зееловские высоты незахваченными означало бы для Жукова риск немецкого удара во фланг. При одновременном ударе и 1-го Украинского фронта на Берлин с юга, и 1-го Белорусского в обход Берлина с севера, Зееловские высоты были бы глубоко обойдены сразу и с севера, и с юга. Тогда и фланговый удар с них по 1-му Белорусскому фронту был бы нереален.

Почему вариант удара на Берлин не в лоб, а в обход с севера и с юга не был принят Ставкой заранее? Как мы видим, он явно был доступен уму военачальников той эпохи, иначе бы Жуков о нем не писал. Сам он отвечает на этот вопрос просто:

«По ряду причин — и в первую очередь субъективного порядка — при рассмотрении и утверждении плана в Ставке эти варианты не фигурировали. Верховное главнокомандование проводило в жизнь вариант удара широким фронтом. Для Ставки он был несколько проще, но с точки зрения оперативно-стратегического искусства недостаточно оригинален, а следовательно, менее эффективен».

Жуков при подготовке Берлинской операции исходно планировал расширить Кюстринский плацдарм так, чтобы ударить в стороне от Зееловских высот. Однако Ставка потребовала начать наступление раньше, отчего бить пришлось именно там, где этого ожидали немцы / ©Wikimedia Commons

Звучит просто, но понять сложно. Жуков здесь пытается сказать вот что: планировщики из Генштаба решали задачу по наиболее простому пути. В итоге штабисты спустили вниз план, при котором 1-й Белорусский фронт бил в лоб сильной немецкой позиции на Зееловских высотах, а не обходил ее с флангов. Рассуждая трезво, Георгий Константинович здесь прав: штабисты были неправы. Но в то же время не совсем.

Это только в теории Генштаб мог спланировать операцию так, как считал нужным Жуков. А в реальной жизни «одни из нас играют в шахматы хорошо, а другие — плохо, и никакие лекции этого не изменят». Антонов, стоявший во главе Генштаба, не был таким опытным и оригинальным игроком, как Жуков, а Сталин, честно сказать, вообще не был военным по призванию.

Фольксштурмовец под Берлином с противотанковым гранатометом Panzerschreck, ноу-хау Третьего рейха. Фото теоретически пропагандистское, но на практике дает противоположный эффект. Позиция практически не замаскирована, стрелковая ячейка неглубокая и изолированная. По всему этому видно, насколько просел уровень тактической подготовки немецких войск к апрелю 1945 года. Правда, советские войска в октябре 1941 года тоже на 90% состояли из почти необученных резервистов, но при этом Красная армия свою столицу отстояла / ©Wikimedia Commons

Генштаб мог бы выдать другой план, если бы Жуков был не командующим 1-м Белорусским фронтом — весной 1945 года, — а заместителем наркома обороны, которым он был до осени 1944 года. В ту пору именно он — начиная с осени 1942 года — ездил по фронтам как представитель Ставки и искал «оригинальные» решения взлома оборона противника типа «Урана» под Сталинградом или «Багратиона» в Белоруссии.

Но в ноябре 1944-го Сталин двинул его на должность командующего 1-м Белорусским фронтом. Фактически с этого момента высшее военное руководство страны превратилось в Сталина и Генштаб. Зачем обитатель Кремля это сделал — сказать сложно, человек он был скрытный. Но, скорее всего, посчитал, что сам справится с руководством хотя бы на заключительном этапе войны.

Выражаясь словами Жукова, «по субъективным причинам» план типа Жуковского просто не мог возникнуть наверху нашей военно-политической пирамиды того периода. А со своего шестка командующего фронтом, пусть и на главном направлении, сам Жуков повлиять на уже спущенный сверху план Берлинской операции не мог.

Что надо было делать на самом деле: взгляд Рокоссовского

Добавим еще один штрих к рассуждениям «как надо было бы планировать Берлинскую операцию». В идеальном варианте советского наступления на Берлин делать это должны были даже не два фронта, как пишет Жуков в своем видении «правильного» штурма немецкой столицы, а три: включая 2-й Белорусский под командованием Рокоссовского, располагавшийся к северу от 1-го Белорусского Жукова. В этом случае советским силам было бы еще проще обойти Берлин с севера: это можно было делать в полосе сразу двух фронтов и намного большими силами.

С марта по 4 апреля 1945 года 2-й Белорусский фронт Рокоссовского брал Гдыню и Данциг (красные стрелки по направлению к Балтийскому морю). Смысл этих действий был ограниченный: в случае взятия Берлина немцы и здесь все равно бы сдались. Но вот отвлечение на второстепенное данцигское направление крупных советских сил не позволило вовремя подключить их к наступлению на более важном берлинском направлении / ©Wikimedia Commons

Увы, в реальности фронт Рокоссовского смог начать наступление на западе примерно на неделю позже 1-го Белорусского. От этого он никак не мог помочь ему с окружением Берлина: просто не успевал. В итоге наступать 2-й Белорусский формально закончил только 5 мая, а на самом деле последние потери в боях с немцами понес вечером 9-го числа.

Почему же 2-й Белорусский фронт так сильно запоздал? Все дело в том, что он с 14 марта по 4 апреля 1945 года с боями ликвидировал Данциг-Гдыньскую группировку противника на севере современной Польши, у Балтийского моря. За оставшиеся 12 дней перебросить свои главные силы на берлинское направление Рокоссовский, конечно, не мог.

Однако в самой ликвидации оборонительной группировки немцев под Данцигом никакой острой нужды не было. Например, курляндскую группировку противника советские войска спокойно оставили в своем тылу в Прибалтике и продолжали наступать на запад. Абсолютно то же самое можно было сделать под Данцигом и Гдыней — оставить против немцев умеренную оборонительную группировку, а основными силами 2-го Белорусского фронта ударить на Берлинском направлении.

Почему это не сделали? Зачем 2-й Белорусский фронт брал стратегически менее важный Данциг, отчего опоздал к стратегически более важному Берлину? Мы бы повторили формулировку Жукова, уже приведенную выше, хоть и сказанную по другому поводу:

«Для Ставки он [такой вариант] был несколько проще, но с точки зрения оперативно-стратегического искусства недостаточно оригинален, а следовательно, менее эффективен».

На самом деле Ставка распыляла усилия советских фронтов, оттягивая их от берлинского направления, еще задолго до марта-апреля 1945 года. Вот мнение того же Рокоссовского еще по ситуации января-февраля 1945 года:


«Катюши» в Берлине. Применения реактивной и крупнокалиберной артиллерии в боях за город вполне можно было избежать, если бы его брали в феврале 1945 года, когда заметного гарнизона в Берлине еще не было / ©РИА Новости

«К Ставке я имею право предъявить законную претензию в том, что, ослабляя фронт перенацеливанием главных сил на другое направление [Восточная Пруссия], она не сочла своим долгом тут же усилить 2-й Белорусский фронт не менее чем двумя армиями и несколькими танковыми или мехкорпусами для продолжения операции на западном направлении. Тогда не случилось бы того, что произошло на участке 1-го Белорусского фронта, когда его правый фланг повис в воздухе из-за невозможности 2-му Белорусскому фронту его обеспечить. Пожалуй, и падение Берлина произошло бы значительно раньше».

Далее, по поводу март-апрельских событий 1945 года он пишет:

«На мой взгляд, когда Восточная Пруссия окончательно была изолирована с запада, можно было бы и повременить с ликвидацией окруженной там группировки немецко-фашистских войск, а, путем усиления ослабленного 2-го Белорусского фронта, ускорить развязку на берлинском направлении. Падение Берлина произошло бы значительно раньше».

Рокоссовский прав: если бы Ставка в январе-феврале не перенацелила его фронт на север, к Балтике, он прикрыл бы правый фланг 1-го Белорусского фронта Жукова. И тогда тот вполне взял бы Берлин феврале 1945 года — в ходе развития еще Висло-Одерской операции. После захвата столицы Рейха немцы в Восточной Пруссии и на данцигском направлении сдались бы сами собой, как сдалась после 9 мая их группировка в Прибалтике. Тогда СССР потерял бы намного меньше солдат.

Но и в марте 1945 года еще не поздно было быть умным. В самом деле, штурмовать Восточную Пруссию тогда было не обязательно, а, передав силы оттуда 2-му Белорусскому фронту, можно было бы ударить в обход Берлин с севера и закончить войну опять-таки раньше и с меньшими жертвами.

Увы, в Ставке полководца уровня Жукова или Рокоссовского не нашлось, а сами они убедить ее в своей точке зрения не смогли.

Сомнительный мясник

Еще раз повторимся: два десятка тысяч убитыми и ранеными за двое неполных суток штурма Зееловских высот — это много, даже очень. При здравом планировании могло быть куда меньше. Из этого может показаться, что не только Ставка сработала плохо, но и сам Георгий Константинович. Да и современные историки часто пишут что-то наподобие такого:

«Командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Жуков гнал (другого слова не подберешь) войска вперед, отдавал распоряжения комкорам через головы их начальников-командармов: требование «любой ценой» стало постоянным. Только за два дня в трех приказах: «К исходу дня 19 апреля 1945 года любой ценой <…> выйти в район Фройденберга», «Любой ценой 19 апреля выйти в район Вердер, Беторсхаген», «Не позднее 4 часов утра 21 апреля 1945 года любой ценой прорваться на окраину Берлина и немедля донести для доклада товарищу Сталину и объявления в прессе».

Получается, гнал солдат на убой, чтобы получше выглядеть перед прессой и Сталиным? Однако внимательный взгляд на Берлинскую операцию показывает совсем иное.

По официальным данным, 1-й Белорусский фронт за 16 апреля — 8 мая из 908,5 тысячи человек личного состава потерял убитыми 37 610 человек, или 4,14%. А вот 1-й Украинский фронт за те же дни — 27 580 человек из 550,9 тысячи, или 5,0%. Налицо заметная разница: получается, доля потерь в личном составе фронта Жукова была меньше.

Полоса обороны противника и его силы, противостоявшие 1- Белорусскому фронту, были больше, чем у 1-го Украинского. Иными словами, задачи выполнялись сравнимые, а вот доля убитых в личном составе почему-то ниже была у Жукова. Как так вышло — особенно с учетом того, что Зееловские высоты брались очень тяжело?

Советские 76,2-миллиметровые пушки ведут огонь по противнику в ходе Берлинской операции. Хорошо видна большая плотность и неукрытость материальной части: из-за большой плотности войск рассредотачивать людей и технику было сложно, что часто вело к потерям / ©Wikimedia Commons

Дело в том, что вопрос Зееловских высот в нашей литературе о Берлинской операции несколько преувеличен. Да, 1-й Белорусский фронт понес там 1/9 всех потерь в операции, шедшей 23 суток. Да, это много. Но основные потери понесли все же в другом месте — непосредственно в Берлине. Жуков руководил своими операциями достаточно неплохо. Доля погибших среди солдат его 1-Белорусского фронта ниже, чем у соседей не только во время Берлинской операции, но и во время Висло-Одерской. Более того, даже в период Московской битвы доля погибших среди солдат его Западного фронта была ниже, чем у соседнего Калининского.

Вообще, об этом можно догадаться, даже не заглядывая в справочники по потерям. Дело в том, что во Второй мировой армии несли тем меньшие потери, чем быстрее продвигались вперед. При быстром прорыве обороны противника у того нарушается взаимодействие: когда фронт прорван, пехота врага оказывается вне окопов — и либо отходит, либо спешит затыкать дыры во фронте, все время двигаясь в плотных походных колоннах. А это отличная цель для своей авиации или танков, идущих по дорогам навстречу походным колоннам резервов противника.

Потери в Берлинской операции официально учитываются с 16 апреля по 8 мая 1945 года. Распространенная датировка конца Берлинской операции 2 мая неверна, поскольку тогда закончились лишь бои в Берлине, а к северу от него они шли еще несколько дней / ©Россия и СССР в войнах XX века: Потери вооруженных сил

И вот у Жукова всегда так получалось, что его фронт стабильно двигался вперед быстрее, чем соседние. Так было в той же Висло-Одерской операции и — для его северного фланга — в Берлинской.

Именно поэтому он, бывало, подгонял войска словосочетанием «любой ценой» — чтобы прорвать тактическую зону обороны противника, смять его организованную оборону, вырваться в тылы врага и начать громить его по частям. Поэтому всерьез рассуждать, как он «гнал на убой» своих людей, довольно сложно. Слишком очевидно, что доля убитых среди его подчиненных в крупных операциях войны была ниже, чем у командиров соседних фронтов.

Ненужный штурм Берлина?

Но это вовсе не означает, что и Жуков, и другие командиры на местах не делали ошибок в ходе Берлинской операции. Главной из них был, собственно, штурм Берлина. Обойти город, окружить его, отрезать от возможных атак союзников — в этом был явный стратегический смысл, о котором мы уже сказали выше.

Но в чем был смысл штурма? Первым во всеуслышание об этом прямо заявил генерал Горбатов, командующий одной из армий 1-го Белорусского фронта Жукова. После войны, обсуждая с сотрудниками «Нового мира» свои мемуары, он неоднократно возвращался к простой мысли:

Гарнизон Берлина не превышал сто тысяч человек, что для огромного города было недостаточно. Поэтому занять сплошную линию обороны в нем немцы не смогли, и советские войска довольно быстро проникали между узлов обороны, обходили и окружали их, продвигаясь к центру города / ©Wikimedia Commons

«С военной точки зрения Берлин не надо было штурмовать. <…> Город достаточно было взять в кольцо, и он сам бы сдался через неделю-другую. Германия капитулировала бы неизбежно. А на штурме, в самый канун Победы, в уличных боях мы положили не меньше 100 тысяч солдат. И какие люди были — золотые, сколько все прошли, и уж каждый думал: завтра жену, детей увижу».

Мы вынуждены признать, что Горбатов прав. Конечно, здесь нужно сделать некоторые оговорки. Во-первых, мы сильно сомневаемся насчет пары недель. В ту войну Будапешт, окруженный советскими войсками, оборонялся семь недель — и ведь его не просто изолировали и ждали сдачи, а активно штурмовали. Во-вторых, да, потери советской стороны при предложенном им образе действий в самом деле были бы ниже, чем при нашем варианте истории — со штурмом Берлина. А вот о немецком гражданском населении этого не скажешь.

Тяжелые советские танки и самоходки во время штурма Берлина старались применять прикрытыми пехотой, но, даже несмотря на это, из двух тысяч танков и САУ, потерянных в Берлинской операции, почти половина погибла именно в столице Германии / ©Wikimedia Commons

Дело в том, что Берлин на деле не имел таких уж крупных запасов продовольствия. При численности его населения и гарнизона блокада в кольце советских армий быстро привела бы там к голоду. Это сейчас немцы — расслабленные европейские бюргеры, от которых никто не ожидает серьезной способности преодолевать по-настоящему сложные обстоятельства. А в 1945 году то был совсем другой народ, с принципиально иной психологической жесткостью.

Так же, как советские части во время войны, немецкие почти не знали «психологических потерь», выкосивших сотни тысяч солдат американской и английской армий. То есть в немецкой армии (да и обществе в целом) было крайне мало людей, бившихся в истерике при звуках стрельбы или не желавших идти к линии фронта вплоть до пены изо рта — как это фиксируют воспоминания американских участников войны. «Уловка-22» не могла быть написана ветераном люфтваффе — только американских ВВС. Психологическая прочность немцев той поры равна советской и значительно выше, чем у населения любой развитой страны сегодня.

Это означало, что капитуляция для них могла быть реальна только на грани физической гибели — как в Сталинграде. Там немцев разгромили лишь тогда, когда голод уже довел их средний вес до несовместимого с жизнью. От этого девять из десяти плененных там солдат вермахта просто умерли от истощения в первые же недели.

Советская сторона не смогла их спасти (хотя пыталась), потому что те вначале довели себя упорным сопротивлением — при остром физическом истощении от голода — до грани человеческой прочности. Они еще ходили, когда сдавались в плен, но уже взяли от природы человека больше, чем может пережить большинство из представителей нашего вида.

В условиях обороны Берлина вермахт и СС могли проявить неменьшую стойкость. А это значило бы, что вместе с ними эту стойкость волей-неволей проявило бы и немецкое гражданское население. Далеко не факт, что Гитлер, находившийся в Берлине, не довел бы местных гражданских до состояния солдат 6-й армии в феврале 1943 года. И что в осажденном городе не погибли бы от голода много женщин и детей. Это вполне укладывалось в логику Гитлера. По его мнению:

Уничтоженный советский тяжелый танк ИС-2 на улице Берлина. Потери Красной армии за Берлинскую операцию составили 78 тысяч убитых. Немцы ориентировочно (их система учета потерь была разрушена вместе со всей системой управления) потеряли убитыми 114 тысяч, в 3-4 раза больше — пленными. Танков и САУ СССР потерял две тысячи, немцы — не более тысячи / ©Wikimedia Commons

«Если война будет проиграна, [немецкая] нация также погибнет. Это ее неизбежный удел. Нет необходимости заниматься основой, которая потребуется народу, чтобы продолжать самое примитивное существование. Напротив, будет гораздо лучше уничтожить все эти вещи нашими же руками, потому что немецкая нация лишь докажет, что она слабее, а будущее будет принадлежать более сильной восточной нации (России). Кроме того, после битвы [среди немцев] уцелеют только неполноценные люди, ибо все полноценные будут перебиты».

Иными словами, с точки зрения Гитлера, смысла заботиться о немецких гражданских после победы СССР не было никакого. Поэтому сомнительно, что он пошел бы на капитуляцию, только чтобы избежать массовых смертей от голода в Берлине.

Несмотря на постановочный характер таких фотографий и известные эксцессы в отношениях с гражданским населением (впрочем, пресловутый миллион изнасилованных немок, безусловно, миф), советская сторона действительно обеспечивала население Берлина питанием из солдатских кухонь. Немецкие Вооруженные силы на Востоке вели себя, мягко говоря, совсем иначе / ©Wikimedia Commons

Конечно, можно сказать, что советские военачальники должны были заботиться только о своих солдатах, о женщинах и детях своей страны. Значит, логично было бы дать Гитлеру уморить гарнизон и жителей Берлина голодом, благо потери советской стороны от этого снизились бы. Но, с другой стороны, от такой логики слишком короткая дорожка до известных идей Гиммлера:

«То, что может произойти с русским или чехом, меня абсолютно не интересует. Будут ли они живы или умрут с голоду, как скоты, — для меня это имеет значение только в том смысле, что лица, принадлежащие к этим национальностям, будут нам нужны в качестве рабов. Если десять тысяч русских женщин, которые роют нам траншеи, упадут на землю мертвыми от усталости, мне это безразлично, важно, чтобы нужные нам траншеи были вырыты».

Да, штурм Берлина, определенно, был не нужен с точки зрения узкопонятых, эгоистических интересов сохранения жизней красноармейцев. Но вот был ли он так же бесполезен с морально-этической точки зрения? Что, если, отказавшись от штурма и дав обычным берлинцам погибнуть, мы бы поставили себя на одну доску с берлинскими людоедами — с их теорией «более сильных» и «полноценных», которые должны с презрением относиться к жизням более слабых и неполноценных?

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl + Enter.
Позавчера, 10:31
28 минут
Илья Ведмеденко

Программа ПАК ДП (перспективный авиационный комплекс дальнего перехвата) привлекает к себе все больше внимания. Разберемся, что это такое и появится ли у России новый боевой самолет.

Вчера, 16:27
8 минут
Мария Азарова

Ученые проверили, может ли полиненасыщенная жирная кислота класса омега-6 DGLA, которая регулирует производство нескольких важных групп сигнальных молекул, запускать ферроптоз клеток, в том числе раковых.

1 час назад
7 минут
Сергей Васильев

Необычные эксперименты показали, что подключение легких к кровеносной системе животного позволяет не только поддерживать жизнеспособность донорских органов, но и восстанавливает их функции.

Позавчера, 10:31
28 минут
Илья Ведмеденко

Программа ПАК ДП (перспективный авиационный комплекс дальнего перехвата) привлекает к себе все больше внимания. Разберемся, что это такое и появится ли у России новый боевой самолет.

10 июля
7 минут
Мария Кривоченко

Биологи выяснили, какое воздействие оказывают радиоволны на эмбрионы рыб. Оказалось, они существенно не влияют на уровень смертности, морфологию и реакцию на свет, но немного подавляют сенсомоторные функции. Как это скажется на взрослых особях, еще предстоит выяснить.

10 июля
5 минут
Сергей Васильев

Белок, выделенный из крови «тренированных» мышей, запускает такое же улучшение когнитивных функций и без всяких физических нагрузок.

6 июля
5 минут
Мария Азарова

Ученые, работающие с крупнейшим в мире радиотелескопом, сообщили об обнаружении эмиссии нейтрального водорода, исходящей от объектов за пределами нашей Галактики.

10 июля
7 минут
Мария Кривоченко

Биологи выяснили, какое воздействие оказывают радиоволны на эмбрионы рыб. Оказалось, они существенно не влияют на уровень смертности, морфологию и реакцию на свет, но немного подавляют сенсомоторные функции. Как это скажется на взрослых особях, еще предстоит выяснить.

1 июля
5 минут
Мария Кривоченко

Один из детекторов Большого адронного коллайдера обнаружил новую частицу, состоящую из четырех очарованных кварков. Физики полагают, что это первый представитель неописанного класса частиц.

[miniorange_social_login]

Комментарии

38 Комментариев

Александр Дозоров
11.05.2020
-
0
+
спешили недобомбили берлин вот и потери. кстати в героях 5% армии с ответки потерять в последнем бою ето ниочем. вообще вот в магазин приходишь у тебя там скидка, вот чтоб ее почувствовать ана должна быть больше 10% - вот правило 10% на все
    Александр Березин
    11.05.2020
    -
    0
    +
    "спешили недобомбили берлин вот и потери." Это не так. Потери были никак от "недобомбили" -- Сталинград немцы бомбили куда более основательно, но бои там шли для них заметно хуже, чем для нас - в Берлине. "5% армии с ответки потерять в последнем бою ето ниочем. вообще вот в магазин приходишь у тебя там скидка, вот чтоб ее почувствовать ана должна быть больше 10% - вот правило 10% на все " Человеческие жизни - это не чек в магазине. Потерять 78 тысяч убитыми, как мы в Берлинской операции - это весьма чувствительно.
Affidavit Donda
08.05.2020
-
1
+
После фразы "что именно тогда британские военные по указанию Черчилля планировали нападение на советские силы в Европе в 1945-м" можно не читать. Автор хоть потрудился сходить по ссылке, которой он аргументировал "своё" смелое заявление или тупо спел по методичке? Тут вообще сайт про достижения науки или геббёльсячий уголок?
    Александр Березин
    08.05.2020
    -
    0
    +
    Автору не надо аргументировать свое заявление, потому что за него это сделали британские власти, выложив сам текст плана операции. В частности, вот лист этого плана про то, что англичане планировали драться с нами бок о бок с немцами: https://web.archive.org/web/20101116152301/http://www.history.neu.edu/PRO2/ Потрудитесь изложить конкретные претензии к тексту. Пока вы их не представили ни одной.
      УнтерВатник
      10.05.2020
      -
      -1
      +
      Ваша позиция слишком пристрастна и не научна. Как у немецких ученых во времена Третьего Рейха. Не всегда родная страна права.
        ivankolupayev
        10.05.2020
        -
        1
        +
        Позиция "родная всегда не права" еще менее конструктивна. Патриотизм в дозах не превышающих ПДК вполне здоровое и полезное дело. В любой стране. Достаточно посмотреть на Америку где машина пропаганды работает так что нашим агитаторам и не снилось. Возможности не те да и бюджеты.
          УнтерВатник
          11.05.2020
          -
          1
          +
          В Америке не защищают войну во Вьетнаме с пеной у рта ,в России же вторжение в Афганистан уже оправдывают.
            ivankolupayev
            11.05.2020
            -
            0
            +
            Ну да в вашей реальности Америка в Афганистане конфетки раздавала талибам. А то и вовсе никогда не вводила туда войска. На сайте госдепа есть отличная карта, где отмечено когда, где и сколько раз США применяли войска, а также точки где находятся их контингенты или тренировочные лагеря. Сомневаюсь чтоб Леша вам такое показывал. Ладно у госдепа лень искать вот хотя бы смитсоновский институт примерно то же выдал https://www.smithsonianmag.com/history/map-shows-places-world-where-us-military-operates-180970997/ Но вы конечно будете нудеть про Афганистан забывая что "ограниченные контингенты" США находятся почти в половине стран мира (40%)
        Александр Березин
        10.05.2020
        -
        -1
        +
        Можно какие-то конкретные контаргументы? Общие слова "Ваша позиция слишком пристрастна и не научна" - это лишь общие слова. "Вы отрицаете что Сталинский СССР был угрозой Западной цивилизации? " Конечно не отрицаю. Сталинский СССР был смертельной угрозой нацистской Германией, одной из ведущих стран западной цивилизации, впервые выведшей рукотворный аппарат в космос, впервые запустившей серийное производство реактивных самолетов, цветных фильмов и т.д., и т.п. Сталинский СССР был до такой степени смертельной угрозой Третьему Рейху, что сыграл ключевую роль в его физическом уничтожении. Как можно это отрицать? У меня и мысли такой не было. "План этот разрабатывался на случай того если бы Сталин отказался выполнять договоренности " Проблема этой вашей смелой гипотезы в том, что в этом плане нападения на СССР - также, как и в другом плане удара по СССР, Пайк, от 1940 года - ровно ничего не сказано про то, что он, якобы "разрабатывался на случай того если бы Сталин отказался выполнять договоренности ". Это лишь ваше предположение, не основанное ни на каких исторических источниках. "Только не надо говорить что таких планов не было у Сталина и СССР " Безусловно у СССР не было планов нападения на Великобританию. Это технически невозможно: у СССР в 1945 году не было флота, способного обеспечить высадку там. А вот у Британии такие планы были - это исторический факт.
          УнтерВатник
          11.05.2020
          -
          1
          +
          Проблема этой вашей смелой гипотезы в том, что в этом плане нападения на СССР - также, как и в другом плане удара по СССР, Пайк, от 1940 года - ровно ничего не сказано про то, что он, якобы "разрабатывался на случай того если бы Сталин отказался выполнять договоренности Может прочитаете тот документ на который ссылаетесь? Там все условия при котором операция Немыслимое возможна была изложены.
          УнтерВатник
          11.05.2020
          -
          1
          +
          . Сталинский СССР был смертельной угрозой нацистской Германией, одной из ведущих стран западной цивилизации, Может ,все-таки прочитаете высказывания Гитлера и нацистов о том что Германия - это не Запад?
      УнтерВатник
      10.05.2020
      -
      0
      +
      Вы отрицаете что Сталинский СССР был угрозой Западной цивилизации?
      УнтерВатник
      10.05.2020
      -
      0
      +
      План этот разрабатывался на случай того если бы Сталин отказался выполнять договоренности . А оснований доверять Сталину у британцев не было. На случай конфликта в Германии. Только не надо говорить что таких планов не было у Сталина и СССР ... И на Финляндию в 1939 вроде бы не англичане напали ... И на Польшу тоже кстати...
      Affidavit Donda
      08.05.2020
      -
      0
      +
      План "Unthinkable" разрабатывался в конце весны/начале лета 1945-го. Берлинская стратегическая наступательная операция началась 16 апреля 1945 года, Соответственно планировалась она очень раньше. То есть об этом самом "Unthinkable" знали только самые верха британского командования, да и то не все, а кто и знал, то не точно. Что до того, что "англичане планировали драться с нами бок о бок с немцами", то хотелось увидеть ссылку на Национальный архив Великобритании, где этот план находится в настоящее время,
        Александр Березин
        08.05.2020
        -
        0
        +
        Даже заключение по анализу первого варианта плана датируется 22 мая 1945 года - то есть сам он был создан сильно ранее. Это автоматически означает, что план не мог быть начат разработкой позднее апреля 1945 года. Об этом говорят и такие места, как приложение IV к плану: "5. Если от Германии потребуют воевать на стороне западных союзников, Германский генеральный штаб должен быть достаточно серьезно реформирован... Возможно, Генеральный штаб не пойдет на сотрудничество с нами до заключения некоего политического соглашения между Германией и западными союзниками. " Очевидно, что 22 мая так никто бы писать не стал - и вообще писать так после Берлинской операции смысла нет, потому что понятие "Германия" уже становится несколько абстрактным, как и "Генеральный штаб" ее, как и "политическое соглашение между Германией и западными союзниками." Ну, а то, что о плане так или иначе узнал СССР пишут западные историки (Д. Эриксон), раз, и два, было бы крайне сложно об этом не узнать Сталину: план был сделан во многих экземплярах, а агентура в Великобритании у Сталина доставала тогда очень высоко (собственно, на нее Эриксон и ссылается). "Что до того, что "англичане планировали драться с нами бок о бок с немцами", то хотелось увидеть ссылку на Национальный архив Великобритании, где этот план находится в настоящее время, " Я дал вам выше ссылку на сканы документов плана: https://web.archive.org/web/20101116152301/http://www.history.neu.edu/PRO2/ Это сканы официальной публикации британских властей. Там вполне упомянуты 10 немецких дивизий, которые считалось возможным привлечь к операции против СССР,
          УнтерВатник
          11.05.2020
          -
          1
          +
          Вы документ хотя бы прочитали?
          jc.juliecatherine
          10.05.2020
          -
          0
          +
          Попросите наше доблестное правительство рассекретить архивы Второй Мировой. Можно подумать, что у СССР, союзника нацистов до 22 июня 41-го, не было планов на Великобританию.
            Александр Березин
            10.05.2020
            -
            0
            +
            "Попросите наше доблестное правительство рассекретить архивы Второй Мировой." В огороде бузина, а в Киеве дядька? "Можно подумать, что у СССР, союзника нацистов до 22 июня 41-го, не было планов на Великобританию. " У СССР безусловно не было планов "на Великобританию" до 22 июня 1941 года -- в том числе потому, что у СССР не было серьезного флота, например, и физической возможности в Великобритании высадиться. Кроме того, СССР не был союзником Германии, как ни странно. А вот у Великобритании военные планы удара по СССР были уже в 1940 году -- в бомбовыми ударами по Баку: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F_Pike
              jc.juliecatherine
              19.05.2020
              -
              1
              +
              Как вы можете судить о планах СССР, если у вас нет доступа к военным архивам? Хороший же из вас борец за правду.
              УнтерВатник
              11.05.2020
              -
              1
              +
              Удивляют меня люди которые оправдывают захватнические войны своей страны и требуют извинений от других стран за то что некоторые страны имеют отличную точку зрения на историю.
                ivankolupayev
                11.05.2020
                -
                -2
                +
                Ага, сильнее могут удивлять только люди оправдывающие войны страны чужой. Впрочем спорить с фанатами карнавального слишком скучно. Повторяете одни и те же домыслы из года в год и совершенно глухи к чужим аргументам. Вот вроде и Пу уже надоел, а как посмотришь на его оппонентов так опять хочется голосовать за поправки.
              УнтерВатник
              10.05.2020
              -
              0
              +
              А вот у Великобритании военные планы удара по СССР были уже в 1940 году -- в бомбовыми ударами по Баку В ответ на что? На нападение на Финляндию и на Польшу? Повторю ,ваша позиция слишком далека от научной беспристрастности.
                Александр Березин
                10.05.2020
                -
                -1
                +
                "В ответ на что? На нападение на Финляндию и на Польшу?" Беда вашей смелой гипотезы в том, что операция Пайк готовилась _после_ заключения мира между Финляндией и СССР, то есть никак не могла быть ответом на нападение СССР на Финляндию. Да и в случае Польши сомнительно: правительство Польши СССР войну так и не объявило, то есть само претензий к Москве не выдвинуло. Какое же тогда право их выдвигать имела Франция и Великобритания? И почему "ответ" (который не ответ на деле) начал готовиться через полгода после крушения Польши? Правильный ответ прост: потому же, почему в плане Пайк нет _ни единого слова_ о том, что это, якобы, "В ответ на что? На нападение на Финляндию и на Польшу", А нет ни единого слова там про это потому, что это и не был ответ на действия против Финляндии и Польши. Причины Пайка были абсолютно другими, и если вы интересовались историей ВМВ, то даже знали бы, какими - ведь правительства Вбр. и Франции давным-давно описали эти причины. "Повторю ,ваша позиция слишком далека от научной беспристрастности. " Чем больше вы делаете подобных утверждений игнорируя исторические источники, которые - сюрприз - на моей стороне в этом вопросе, тем глубже тонете. Это как если бы Белый дом сдуру ума пробовал бы как-то "доказать," свой твит про то, что Вбр. и США победили нацистов. Чем больше впрягаешься за заведомо неверное утверждение - тем глубже тонет твоя репутация в глазах сторонних наблюдателей. Поэтому Белый дом ляпнул глупость - и молчит, даже не пытается оправдаться. Учитесь у него: он поступает верно, выглядит за счет этого лучше.
                  УнтерВатник
                  11.05.2020
                  -
                  1
                  +
                  правительство Польши СССР войну так и не объявило, то есть само претензий к Москве не выдвинуло А какое право тогда СССР имел расстреливать польских военнопленных?) Вы себя слышите? Вы оправдываете захватническую войну .
                    Александр Березин
                    12.05.2020
                    -
                    0
                    +
                    " А какое право тогда СССР имел расстреливать польских военнопленных?) Вы себя слышите? Вы оправдываете захватническую войну . " Точно такое же, какое имели поляки, когда пытались брать Киев в начале 1920-х. "Белый Дом может и ляпнул глупость ,но явно не обязан отчитываться перед Россией. Или только в России лежит книга где написана ПРАВИЛЬНАЯ история? " А я сказал фактически верно. Но конечно же и я не обязан перед вами отчитываться. Адью.
                    УнтерВатник
                    12.05.2020
                    -
                    0
                    +
                    Точно такое же, какое имели поляки, когда пытались брать Киев в начале 1920-х Ну если вы оправдываете расстрелы польских военнопленных в Катыни,то значит ... вермахт имел право расстреливать советских военнопленных
                  УнтерВатник
                  11.05.2020
                  -
                  0
                  +
                  Белый Дом может и ляпнул глупость ,но явно не обязан отчитываться перед Россией. Или только в России лежит книга где написана ПРАВИЛЬНАЯ история?
            ivankolupayev
            10.05.2020
            -
            0
            +
            Да вам-то зачем. Если даже заявления немецкого правительства для вас не аргумент, то рассекреть вам хоть планы пылесоса вы там все равно найдете лишь подтверждение своим хотелкам.
Семен Слепцов
08.05.2020
-
2
+
Перефразируя Сократа: Как бы мы ни поступили нас все равно обругают!
Aleh Alisevich
08.05.2020
-
0
+
ндаа. любят у нас в мирное время и спустя 70 лет рассуждать о том как надо было и как можно было. Обсуждая возможные расходы и жертвы во время войны вы как-будто оправдываете саму Войну, как факт решения проблем с ее помощью. ВСЕ ЭТИ ЖЕРТВЫ нужны для того чтобы понять наконец что СИОЙ ничего не решить. Ни в какую сторону. И чем кровавей будет это попытка решения тем быстрее вы дочертите - ЧТО ТАК ДЕЛАТЬ НЕ НАДО. А то сидят, эффективные менеджеры и обсуждают "я бы захватил Берлин с 30 тысяч убитых, а я бы подождал и он бы сам сдох". Кроме всего прочего Захват Берлина наглядно (если не сказать сакрально) показал КТО УБИЛ ФАШИЗМ В ЕГО ДОМЕ. Не замучал до смерти с голода, а отрезал ем голову нахре... Похоже человечеству нужна таки Третья Мировая, для закрепления материала. А то уже забыли КТО, СКОЛЬКО и КАК это было.
    Александр Березин
    08.05.2020
    -
    1
    +
    "ндаа. любят у нас в мирное время и спустя 70 лет рассуждать о том как надо было и как можно было" Читали ли вы текст? Это у нас "любили" сами участники событий, в частности, Жуков и Рокоссовский. Это вообще стандартное занятие при анализе опыта прошлых войн. "ВСЕ ЭТИ ЖЕРТВЫ нужны для того чтобы понять наконец что СИОЙ ничего не решить." Вы из нашей реальности? В ней, напомню, проблемы Второй мировой решили именно силой. Войну вообще нельзя закончить другими способами.
      Олег Толен
      08.05.2020
      -
      1
      +
      Силой ничего не решишь?) Назовите хоть один конфликт который был решен не силой? Так получилось, что сфера геополитики, это в первую очередь преимущества и слова сильного. По-другому никогда не было и не будет. Разговоры про мирные конференции, про мирные симпозиумы, про решение всех проблем " посидели, пообщались " это всё чушь. Ровно до того момента, когда у сильного государства, которое пытается решить свои политические задачи, заканчиваются аргументы. И тогда, на арену выходит сила. Когда было по-другому? Это было 5000 лет назад, это было 2000 лет назад, это ей сейчас, и будет через 10000 лет. Ничего не поменяется.
        УнтерВатник
        10.05.2020
        -
        1
        +
        Вы похоже МайнКампф начитались... Сходные идеи выдаете
          ivankolupayev
          11.05.2020
          -
          0
          +
          А вы блогов Леши Навального начитались, инфа сотка.
          Олег Толен
          10.05.2020
          -
          2
          +
          А вы похоже живёте в каком-то своём сказочном мире. Где живут единороги и Тролли под мостом
        ivankolupayev
        08.05.2020
        -
        1
        +
        Ну через 10 000 лет неизвестно. Останется хоть что-нибудь от человечества при такой любви к силовым решениям. Но да пока только так. Лишь угроза взаимного уничтожения маленько остужала головы. Но и она уже не так пугает, мол достаточно выживания 2000 особей чтоб начать все сначала.
    Affidavit Donda
    08.05.2020
    -
    2
    +
    > Похоже человечеству нужна таки Третья Мировая Вы совсем не всё человечество и даже не хоть сколько-нибудь заметная его часть.

Подтвердить?
Лучшие материалы
Предстоящие мероприятия
Войти
Регистрируясь, вы соглашаетесь с правилами использования сайта и даете согласие на обработку персональных данных.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: