Онкомаркеры: как диагностируют рак — Naked Science
14.01.2019
Редакция

Онкомаркеры: как диагностируют рак

2.5

Многие слышали об онкомаркерах, но не все знают, что это такое, как они работают, что такое вообще рак и почему анализ на онкопатологию не всегда точен. Об этом рассказывает главный врач Европейской клиники, специализирующейся на лечении злокачественных опухолей, Андрей Пылёв.

Тест на онкомаркеры
Тест на онкомаркеры / ©medprostatit.ru

Онкомаркеры — ассоциированные с разными опухолями антигены, содержащие преимущественно особые белки или углеводные компоненты, которые появляются в крови человека при возникновении злокачественных или доброкачественных образований.

“Всего на сегодня ученые выявили около 200 различных онкомаркеров, но в лабораторных исследованиях используют не более 20-30 наиболее информативных для диагностики видов”, – рассказывает Андрей Пылёв.

Специалисты разделяют онкомаркеры на две группы. Первая — качественно отличающиеся, опухолеспецифические маркеры. Они представляют собой соединения, которые продуцируются опухолью, и в норме отсутствуют в организме здорового человека.

Поэтому даже незначительный их рост свидетельствует о каком-то нарушении и служит поводом для тревоги.

Вторая группа — это количественно отличающиеся онкомаркеры. Эти вещества в норме всегда присутствуют в крови человека, но в очень небольшом объеме. Их рост почти всегда свидетельствует о развивающемся в организме новообразовании, но далеко не всегда злокачественном.

На данный момент во врачебной практике чаще всего используются следующие из них:

АФП (альфа-фетопротеин) в 90% случаев связан с раком печени;

ПСА (простатический специфический антиген) коррелирует с раком простаты;

СА 125 — белок, связанный с опухолями женской репродуктивной системы;

СА 15-3 — специфический белок для рака молочной железы;

СА 72-4 специфичен для различных карцином, локализованных в органах ЖКТ, а также молочной и поджелудочной железе;

РЭА (раково-эмбриональный антиген) может указывать на опухоли ЖКТ, в первую очередь колоректальные злокачественные образования, а также на рак женской репродуктивной системы и молочных желез;

Бета-2-микроглобулин повышается в ответ на множественную миелому и лимфому.

История открытия

Датой первого упоминания онкомаркеров в мире принято считать 1845 год. В лондонской больнице Святого Георгия работал молодой врач Бен Джонс. Именно он обнаружил в анализе мочи специфический белок, который впоследствии получил название Бен-Джонса.

Это открытие дало толчок развитию биохимии и с ней иммунологии, что позволило ученым выявить еще большее число белков, которые теперь мы называем онкомаркерами.

В России одной из самых значимых работ в мировой онкодиагностике стало исследование академика Гарри Абелева и Льва Зильбера. В середине 1950-х Абелев и его коллеги были чрезвычайно увлечены новым тогда иммунодиффузионным анализом — мощным инструментом в исследовании и сравнении сложных белковых смесей.

Ученые разработали методический подход для сравнения нормальных и опухолевых тканей и выделения опухолево-специфических антигенов.

Использовали их для изучения рака печени у мышей. Результаты были вдохновляющими.

Совершенно неожиданно в ходе другого исследования был обнаружен этот же антиген в мышином эмбрионе, где он присутствовал в огромных количествах — и не только в печени, но и во всех органах плода.

Вскоре стало понятно, что этот антиген является главным компонентом эмбриональной сыворотки — эмбриональным сывороточным α-глобулином, позже названным альфа-фетопротеином (АФП).

АФП, продуцируемый плодом и мышиными гепатомами в тканевой культуре, был идентичен. Эти данные были доложены на VIII Противораковом конгрессе, который проходил в Москве в июле 1962 года.

АФП широко используется в онкологических клиниках и акушерстве. Он является лучшим маркером для изучения регуляции тканеспецифических и эмбриоспецифических белков в нормальном развитии. Сейчас его активно используют в диагностике рака печени, яичников у женщин и яичек у мужчин.

Динамический контроль

Как же онкомаркеры используются в современной медицине? Титр (концентрация, выраженная количеством) того или иного специфического белка находится в прямой зависимости от размера опухоли, поэтому анализ на онкомаркеры удобно использовать для оценки эффективности проводимого лечения.

Это его основное назначение. Пациент получает разнообразные виды терапии, например химио- или лучевую, и, периодически повторяя анализ, можно судить о том, как организм на нее отвечает.

Повышение титра говорит о том, что опухоль растет, а значит, терапия не подходит и нужно менять стратегию. Понижение свидетельствует о том, что опухоль уменьшается и назначенное лечение надо продолжать.

Кроме того, пациенты, получившие радикальное лечение (хирургическое удаление опухоли) и долгое время живущие без признаков болезни, должны также периодически сдавать специфичные онкомаркеры.

В некоторых случаях у них можно наблюдать так называемое маркерное прогрессирование: когда признаков болезни еще нет и инструментальный осмотр ничего не показывает, а маркеры растут.

Такая картина свидетельствует о рецидиве болезни. Чаще всего это можно наблюдать у женщин, перенесших рак органов репродуктивной системы.

Уточнение диагноза

В некоторых случаях онкомаркеры используют для уточняющей диагностики, на фоне уже выявленной онкологии.

Например, если у больного рак поджелудочный железы, но есть сложности в проведении морфологического исследования для постановки диагноза, назначают анализ на онкомаркер СА 19.9, его повышение говорит о протоковом раке поджелудочной.

Норма опухолевого маркера — до 10 Ед/мл, повышение уровня до 1000 Ед/мл и более свидетельствует о том, что злокачественный процесс дошел до лимфатической системы. Если же у пациента с вирусным гепатитом B или С с циррозом и большим опухолевым узлом в печени уровень АФП превышает норму в 1000 раз, сомнений в диагнозе нет: это рак.

И по всем международным стандартам в этом случае можно не делать биопсию, а установить диагноз на основании клинической картины и анализа на онкомаркер.

Здесь хочется сделать небольшое отступление и рассказать, что такое вообще рак. Дело в том, что онкологии как единого заболевания не существует. Это совокупность болезней, имеющих различные причины и затрагивающих разные ткани и органы.

Что видно даже из названий опухолей. Так, опухоли из клеток эпидермального происхождения называются карциномами, а из соединительной и мышечной ткани — саркомами.

Кроме того, существует ряд опухолей, не входящих в эти группы и имеющих собственные названия (например, лейкоз, глиома, ретинобластома и так далее).

Рак — результат нарушения работы в двух системах. Одна клеточная система трансформируется, и клетки ее начинают активно делиться, а другая — иммунная — опознает эти чуждые организму клетки как свои и не уничтожает их, а начинает защищать.

Все эти заболевания требуют комплексного диагностического подхода, одними онкомаркерами не обойтись.

Медицинские центры и лаборатории предлагают сдавать анализы на те или иные онкомаркеры не только при подозрении на злокачественный процесс, но и в профилактических целях, в рамках программ онко-чек-ап.

Проблема в том, что за исключением ПСА, показывающего наличие рака простаты, остальные маркеры мало специфичны: даже самые точные из них имеют чувствительность не более 70%.

Это значит, во-первых, что они могут вырасти не только при развитии раковой опухоли того или иного органа, но и при его воспалении или формировании любого другого доброкачественного процесса.

Более того, если любой человек сдаст анализ на 20-30 наиболее распространенных маркеров, с довольно высокой вероятностью окажется, что один или даже несколько из них выходят за пределы нормы.

Это связано с тем, что полностью здоровых людей не бывает. Кто-то страдает хроническими заболеваниями или не замечает вялотекущего воспаления и спокойно живет с ним.

У кого-то часто образуются доброкачественные новообразования. Все это может смазать картину и стать причиной ложного положительного результата.

Во-вторых, всегда остается группа пациентов, для которых такая диагностика неэффективна: при наличии опухоли и правильном проведении лабораторного исследования результат анализа оказывается отрицательным.

Таким образом, использовать онкомаркеры для первичной диагностики непрофессионально, а иногда даже опасно, ведь человек с ложным отрицательным результатом будет уверен, что у него все в порядке, и потеряет драгоценное время.

Роль онкомаркеров в мониторинге и лечении рака очень высока, главное — использовать их вовремя и в нужных целях.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl + Enter.
Вчера, 13:03
Мария Азарова

Исследование микробиома кишечника, проведенное японскими и американскими учеными, предоставляет один из потенциальных ключей к долголетию и лечению бактериальных инфекций.

Вчера, 21:19
Мария Азарова

Руководитель полетов Национального космического агентства США Зебулон Сковилл рассказал, чем обернулся для МКС инцидент с двигателями «Науки».

3 часа назад
Ольга Иванова

Польские исследователи узнали, какой определяющий фактор стоит за убежденностью людей не вакцинироваться от коронавирусной инфекции.

27 июля
Сергей Васильев

Окаменелости возрастом более 3,4 миллиарда лет могут быть остатками микробов-архей, живших и выделявших метан у гидротермальных источников на дне ископаемого моря.

28 июля
Мария Азарова

Член Северо-Западной организации Федерации космонавтики России Александр Хохлов рассказал о проблемах, сопровождающих модуль «Наука» на пути к МКС, и объяснил, почему на долгожданную стыковку будет всего одна попытка.

26 июля
Илья Ведмеденко

Египтяне провели учения, на которых французский истребитель Rafale одолел российский Су-35. Оба самолета принадлежат к четвертому поколению.

25 июля
Александр Березин

До массовой термоядерной энергетики 20 лет — и всегда будет 20 лет. Это незатейливая шутка сама стала старой еще 20 лет назад. Общество расстраивается от того, что термояд все никак не могут вывести на промышленный уровень. И лишь Илон Маск считает, что термоядерный реактор вовсе не нужен. Внимательный анализ показывает, что он прав. Даже если все технические проблемы термоядерной энергетики чудесным образом разрешатся, у нее не будет шансов вытеснить конкурентов. Как так вышло, и что тогда спасет человечество от энергетического кризиса?

13 июля
Ольга Иванова

Международная команда ученых идентифицировала ДНК из почвы в грузинской пещере. Благодаря этому исследователям удалось восстановить геном человека возрастом 25 тысяч лет, не имея никаких скелетных останков.

8 июля
Василий Парфенов

Подросток из бельгийского города Остенде стал вторым самым юным обладателем высшего образования в обозримой истории. Он с отличием окончил курс физики в Антверпенском университете и теперь собирается защитить магистерскую степень, а затем и докторскую диссертацию в этой области. Цель у него простая и понятная: увеличение продолжительности жизни человека вплоть до полного бессмертия за счет замены частей тела и органов механическими или искусственными.

[miniorange_social_login]

Комментарии

Написать комментарий

Подтвердить?
Подтвердить?
Лучшие материалы
Войти
Регистрируясь, вы соглашаетесь с правилами использования сайта и даете согласие на обработку персональных данных.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: