• Добавить в закладки
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
  • Печать
  • Email
  • Скопировать ссылку
12.03.2023
Александр Березин
36
12 323

Бомба для Гитлера: кто отнял у нацистов ядерное оружие?

4.4

На Западе утверждают, что весной 1943 года британские десантники и разведчики сорвали работу нацистской Германии над ядерной бомбой. Похожая версия приводится в известном советском фильме «Семнадцать мгновений весны» — только, конечно, там все сделали советские разведчики. Немецкие атомщики после войны предложили свой вариант истории: в нем все остановил именно их саботаж. На деле никто из них не преуспел. Гитлер остался без бомбы совсем по другой, намного менее благовидной причине. Naked Science разбирается, как это получилось и почему первая научная держава своего времени не сумела стать ядерной.

©Roger Viollet / Автор: Godefridus Victorinus

Британская версия событий: операция «Новичок»

На Западе популярны целые книги, описывающие, как именно действия союзников лишили Третий рейх шансов на ядерную бомбу. Ключевая линия повествования там такая: для получения бомбы Гитлеру нужна была тяжелая вода (такая, где вместо обычного водорода тяжелый — дейтерий). 

Восемнадцатого октября 1942 года англичане сбросили четырех диверсантов передовой группы в районе норвежской фабрики по производству тяжелой воды (операция «Шотландская куропатка», традиционно ошибочно переводится как «Тетерев»). Туда же 19 ноября того же года на планерах должны были высадиться 34 диверсанта-англичанина из SAS (операция «Новичок», традиционно ошибочно переводится как «Незнакомец»). 

В ходе операции «Новичок» диверсанты обошли ведущий к фабрике мост по ущелью и поднялись к ней по горному склону, где немцы несколько безалаберно не выставили никакой охраны / ©Wikimedia Commons

Два четырехмоторных самолета-буксира тащили два планера Airspeed AS.51 Horsa, где и размещались десантники. Один буксир потерял планер (обрыв троса) не там, где нужно было высадиться. Трое сасовцев погибли, остальных 14 немцы вскоре переловили, допросили и расстреляли. Второй самолет-буксир снизился, чтобы поискать первый планер, и в итоге угодил в скалу: погибли все, и экипаж, и десантники. 

В феврале 1943 года туда сбросили еще шестерых (теперь норвежцев), в итоге удалось взорвать электролизное оборудование норвежской фабрики. Это в англо-американской историографии как раз и считают серьезным ударом по немецкой атомной программе. 

Однако следует напомнить: уже к апрелю 1943 года фабрику восстановили. Да, с ноября 1943 года ее начали бомбить американцы. В феврале 1944 немцы решили бросить завод, вывезя запасы тяжелой воды в Германию, но один из диверсантов-норвежцев смог взорвать судно, которое ее везло. Погибли 14 гражданских норвежцев и четыре немецких солдата.

Британские парашютисты и элементы норвежской установки по получению тяжелой воды, которую они минировали. Современная музейная реконструкция / ©Wikimedia Commons

Было ли хотя бы это успехом? Нет. Изучение документов в XXI веке показало, что на борту потопленного судна было всего 500 килограммов тяжелой воды, а немцам для реактора (достаточного для создания бомбы) надо было пять тонн. 

В целом вся эта история звучит очень героически: десанты, взрывы. Прямо-таки бондиана, пусть и без решающего результата. Но она же вызывает и некоторые вопросы. 

Паром D/F Hydro, на борту которого везли тяжелую воду. Подрыв британских диверсантов отправил его на дно местного озера, оборвав жизни 14 местных жителей. В честь этого события в 1948 году был снят целый документально-драматический фильм «Битва за тяжелую воду». Съемки шли в Норвегии, многие из актеров были реальными участниками событий и играли самих себя / ©Wikimedia Commons

Во-первых: почему тяжелая вода для ядерного оружия была нужна Рейху, но не СССР и США, создававшим свои ядерные силы без опоры на нее? Во-вторых, действительно ли немцы всерьез базировали атомный проект на мощностях такой суперпромышленной державы, как… Норвегия? 

Да, норвежцы производили тяжелую воду как «отходы» при производстве аммиака. Однако немцы, бесспорно, располагали энергетическими возможностями большими, чем норвежцы. Если бы они действительно хотели этого, то нарабатывали бы тяжелую воду у себя в стране. Так почему это не было сделано?

Немецкая (послевоенная) версия событий: мы все были антигитлеровцами

У победы всегда много отцов, и лишь поражение — сирота. К тому факту, что Гитлер не получил бомбу, как к «победе», желали «приобщиться» многие. Не только западные разведки рассказывали о том, как они срывали немцам ядерный проект: сами немецкие ученые сразу после войны пытались делать вид, что как могли «сопротивлялись режиму». 

Желающие понаблюдать за соответствующей словесной эквилибристикой того же Гейзенберга могут сделать это здесь. В основном она сводится к тому, что немецкие физики якобы лишь имитировали работу над реактором для наработки плутония, а на самом деле ее замедляли, будучи фактически саботажниками.

Вернер Гейзенберг, 1940 год, начало работ над немецким ядерным проектом. В 1932 году, в возрасте 31 года, он получил Нобелевскую премию по физике / ©Wikimedia Commons

Как к этому относиться? Так же, как к послевоенным заявлениям немецких генералов, что «Гитлер мешал им выиграть войну». Когда люди, которые до прямого вмешательства Гитлера даже Париж взять не могли, рассказывают, что они-то были ого-го, но Гитлер помешал, они пытаются выгородить себя. Когда немецкие физики после войны делали вид, что «саботировали» создание бомбы, их мотивы очень похожи. 

На деле в 1941-1942 годах Гейзенберг и его помощники провели ряд экспериментов, которые показывают: они абсолютно серьезно пытались создать реактор для наработки плутония. В опытах L-III (конец 1941 года) и L-IV (июнь 1942 года), они использовали металлический уран в виде порошка (топливо) и тяжелую воду (замедлитель), чтобы попытаться запустить самоподдерживающуюся цепную реакцию в сферических реакторах (на иллюстрации).

Схема немецкого экспериментального реактора L-IV, справа его фото  / ©Cameron Reed

Причем в эксперименте L-III порошок металлического урана загорелся, подвергнув опасности жизнь экспериментаторов. А в опыте L-IV, где было уже 750 килограммов металлического урана и 150 килограммов тяжелой воды,возгорание было куда более масштабным. Некоторые источники даже описывают его как взрыв водорода, выделившегося из перегретой воды бассейна, в который был погружен экспериментальный реактор L-IV. Это утверждение очень сомнительно (ниже мы покажем, почему), но сам факт крупной аварии на реакторе L-IV, безусловно, нельзя отрицать. Точно известно, что Гейзенберг и его ближайший помощник тогда чудом избежали гибели, а шесть человек пришлось лечить от ожогов.

Назовем вещи своими именами: никто не будет рисковать жизнью ради имитации бурной деятельности. Если уж вы желаете показать «объективные трудности», то это надо делать принципиально иначе. Например, дать урану начать гореть тогда, когда лично вас и ваших помощников рядом с экспериментальным реактором не будет. Благо технически это не так-то и сложно.

Может быть, это были русские?

Чтобы быть объективными, рассмотрим и «русскую версию» провала немецкой ядерной программы. Хорошо известно, что в принципе СССР через разведорганы эффективно влиял на политику западных стран, в частности втянув США во Вторую мировую войну в ходе операции «Снег». Все три ключевых физика «Манхэттенского проекта» также работали с советской разведкой. 

Наконец, известно, что советская разведка задолго до войны специально посылала людей учиться в Массачусетский технологический институт и некоторые другие вузы, чтобы в дальнейшем использовать их по линии научно-технической разведки (недостаточно подкованным в таких вопросах кадрам бывает сложно работать по этому профилю).

На первый взгляд некоторые основания для подозрений о советской «антиатомной» работе в Германии есть. Известно, что ряд немецких военнопленных Первой мировой были завербованы ЧК перед их возвращением в Германию. Известно, что в русском плену побывал Вальтер Боте. Боте приехал из плена, свободно говоря по-русски и прихватив русскую невесту (то ли Барбару Белов, то ли Варвару Белову — точных сведений о ней практически нет).

Вальтер Боте, лауреат Нобелевской премии по физике 1954 года / ©Wikimedia Commons

Именно Боте был человеком, нанесшим по бомбе для Гитлера самый сильный удар. В 1941 году он провел тщательно поставленный эксперимент по определению способности графита использоваться в качестве замедлителя для реактора-наработчика изотопа для ядерной бомбы.

Его эксперимент показал:

«С таким [обнаруженным] сечением захвата [графита] машина [реактор] с углеродом [графитом] невозможна. Но истинное сечение захвата, вероятно, меньше, поскольку точное исследование использованного электрографита, проведенное позже, обнаружило в нем небольшое содержание бора. Так как углерод более высокой степени чистоты, чем использованный, практически не может быть изготовлен, то, пожалуй, он едва ли сможет приниматься в расчет как замедлитель».

Слова «Так как углерод более высокой степени чистоты, чем использованный, практически не может быть изготовлен» и стали причиной разворота немецкого атомного проекта в сторону тяжелой воды. Поскольку быстро нарабатывать ее не выходило, экспериментальные реакторы немцы строили очень медленно. Из-за этого плутоний они так и не наработали, а без него не получили и бомбу.

Личный отчет Курчатова от 1943 года показывает, что идея о постройке реактора — наработчика плутония (эка-осмия в документе) возникла у советских атомщиков на основе английских материалов через годы после того, как к аналогичной мысли пришли немцы. Будь Боте агентом русских, это случилось бы существенно раньше / ©Электронная библиотека истории «Росатома»

И все же Вальтер Боте почти наверняка не был советским агентом. Дело в том, что он был в курсе всех нюансов немецкой ядерной программы. А значит, знал местное консенсусное мнение: ядерную бомбу надо делать из плутония, наработанного в реакторе. Если бы он сознательно дал вывод о «негодности» графита, понимая, что графит годен, то советская сторона получила бы от него сообщение: материал для бомбы нужно делать на графитовом реакторе — наработчике плутония.

Вот только СССР ничего об этом не знал. Первый советский документ по атомному проекту от 28 сентября 1942 года вообще не предусматривает строительства реактора. В советских документах 1943 года за подписью Курчатова легко видеть постоянные отсылки к идеям из американской ядерной программы (Курчатов прямо указывает на американский опыт из разведданных). Но там нет ничего ни о каких работах закрытой немецкой ядерной программы, то есть Боте такую информацию не передавал.

Пульт управления первым советским реактором Ф-1. Достигнув критичности в 1946 году, он продолжал работать в черте Москвы до 2012 года. Интересно, что все это время он функционировал без искусственного охлаждения, защитной гермооболочки и некоторых иных атрибутов ядерного реактора наших дней / ©Wikimedia Commons

Сомнительно и то, что он по собственному почину тормозил атомную программу. Дело в том, что аналогичную Боте ошибку сделали французские атомщики еще перед Второй мировой. Они тоже намерили в графите слишком большое поглощение нейтронов, и тоже обратились к тяжелой воде как замедлителю — и даже успели начать получать ее с той самой норвежской фабрики в Вермоке, которую позже взрывали британские агенты.

Да и сама Англия во Вторую мировую приняла решение строить не графитовый, а тяжеловодный реактор, то есть совершила все ту же «ошибку Боте». А значит, его мнение «более чистый графит практически не может быть изготовлен» — не саботаж, а искренняя ошибка, устойчиво воспроизводившаяся в других странах и до, и после него. 

Кто на самом деле лишил Гитлера бомбы?

О том, что Рейх оставили без ядерного оружия разведки союзников, журналисты «Нью-Йорк Таймс» (и не только) пишут целые книги. Американские физики-ядерщики ничего подобного не пишут, потому что разбираются в технической стороне проблемы. По этой же причине у них есть своя версия случившегося:

Сэм Кин, долго писал для «Нью-Йорк Таймс» и ряда других изданий. Да и популярные книги у него расходятся довольно неплохими тиражами. К сожалению, рассказывая о том, кто именно помешал нацистам получить ядерную бомбу, он немного загибал углы: у читателя его книги создается впечатление, что вмешательство союзников тут сыграло чуть ли не ключевую роль / ©«Альпина Паблишер»

«Причины провала немецкой реакторной программы и успеха союзной (это неверное обозначение, поскольку американская реакторная программа не делилась результатами ни с СССР, ни даже с Британией. — NS) очевидны. Любой большой и сложный технологический проект требует  четкого понимания научных основ темы, щедрого и последовательного финансирования, выделения приоритетов, тысяч человек персонала, агрессивного управления и твердой поддержки».

Можно уверенно отвергнуть предположение, что Гитлер не мог обеспечить сложные технологические проекты деньгами, людьми или агрессивным управлением с твердой поддержкой. Ведь все это было сделано, например, в программах создания лодок XXI серии (революции в подводной войне), первых в мире реактивных самолетов и первых в мире баллистических и крылатых ракет. Немцы успешно реализовали все эти программы, и никто из союзных государств до конца Второй мировой войны не повторил их успеха в сравнимых объемах (а по ракетам и подлодкам — и ни в каких объемах вообще).

Обращаясь к немецкому атомному проекту, трудно не заметить, что ему давали то, что его организаторы просили. Они никогда не просили организовать крупное производство тяжелой воды в Германии, хотя объем производства электроэнергии в последней на порядок превосходил норвежский (а если считать Германию в границах 1940 года, то и куда больше, чем на порядок). Именно электричество — главный ресурс при наработке тяжелой воды по технологиям того времени. 

Точно так же немецкие ученые никогда не просили создать крупные заводы по разделению изотопов. Исходя из документов, вообще не видно случая, когда власти Германии отказали своей атомной программе в чем-то настолько крупном, что могло бы определить ее успех или неудачу.

Остается первый фактор: «четкое понимание научных основ темы». И вот конкретно он и лишил Гитлера бомбы.

Любой, кто обратится к детальным описаниям экспериментальных реакторов и подкритических сборок немецкой стороны, будет изумлен. Один из первых экспериментов немцы провели, используя как замедлитель нейтронов неохлаждаемый сухой лед. Естественно, он испарялся прямо в ходе эксперимента, делая фиксацию каких-то устойчивых экспериментальных параметров нереальной.

Но забудем первые опыты. Обратимся к экспериментальным реакторам L-III и L-IV, 1941-1942 годов.

Это просто алюминиевые сферы, в которые налита тяжелая вода, а в периферию и центр сферы вставлены слои с порошкообразным металлическим ураном. А почему не с нитроглицерином? Напомним: порошкообразный уран, в отличие от его же слитков, довольно легко воспламеняется на воздухе. И горит очень жарким и очень сложным в тушении пламенем.

Допустим, помощники Гейзенберга были физики, отчего современной им химической литературы не читали. К сожалению, для ученых новейшего времени это норма: даже в своей дисциплине, но за пределами собственной конкретной специализации примерно 80 процентов ученых понимают объективно очень немного.

Один из трех комплексов по обогащению урана в США времен Второй мировой. Число работников этого комплекса было 22 тысячи человек, а на калютроны для него ушло 12 300 тонн чистого серебра. Не удивительно, что немцы сразу, еще на этапе научного анализа, отказались от идеи сделать бомбу из обогащенного урана: в сравнении с реакторным путем наработки этот был крайне неэффективным  / ©Wikimedia Commons

Однако в любом новом научном направлении самые важные знания по определению не могут быть охваченными «конкретной специализацией». По той простой причине, что если направление новое, то ученых, которых готовили как специалистов по нему, еще просто не существует. Здесь нужен не просто ученый-специалист, а тот, кто обладает способностью быстро вникать в тему, в которой он исходно не специалист.  В любой стране и в любую эпоху лишь меньшинство ученых отвечают этим требованиям.

Но это может объяснить только провал и гибель экспериментального реактора L-III, сгоревшего в ярком урановом пламени (с потерей дефицитной тяжелой воды, что в нем использовали). Аварию реактора L-IV так объяснить уже очень сложно. 

Его строили через месяцы после аварии L-III. Все знали, что причиной последней было использование урана в порошке. Все понимали, что уран в слитках (литой, любой формы) так просто не загорится. Так почему же в L-IV опять использовался порошок? В стране, чей аппарат впервые в мире достиг космоса (еще в 1944 году), никто не умел превращать металлический порошок в слитки? 

Идем дальше. Во всех этих немецких экспериментальных реакторах нет никаких регулирующих стержней. Вообще. Иными словами, даже если бы немцы имели много тяжелой воды и правильные расчеты, они построили бы реактор, который автоматически взорвался.

Как это вышло? А вот как: Гейзенберг счел, что по мере нагрева реактора резонансное поглощение нейтронов ураном-238 в нем начнет резко возрастать. Правда, он не учел, что непосредственно в уране нейтроны быстрые, то есть такие, которые уран-238 почти не захватывает. Медленными — теми, которые уран-238 при нагреве захватывает лучше, — они становятся в слое вещества-замедлителя. Однако любой мыслимый замедлитель, графит ли, тяжелая ли вода, имеют незначительное резонансное поглощение нейтронов. Поэтому на деле немецкие реакторы, которые, по Гейзенбергу, были бы саморегулирующимися, были бы просто неуправляемыми.

Из этого отчета Курчатова за 1943 год видно, что он, как и Гейзенберг, считал: с ростом температуры цепная реакция (лавина в терминах того времени) может остановиться. И лишь разведматериалы о работе реактора Ферми, так называемой Чикагской поленницы, развеяли его опасения / ©Электронная библиотека истории «Росатома»

Еще больше поражает другой момент. Гейзенберг считал, что температурой стабилизации работы реактора будет плюс 800 градусов, и именно после этой отметки резонансное поглощение остановит дальнейший разгон реактора. 

Проблема в том, что немецкие реакторы состояли из алюминиевых деталей. А алюминий плавится при плюс 660. Как он представлял себе работу реактора в расплавленном виде? Мы не знаем ответа на этот вопрос.

Невозможно представить себе, что он не дополнил реакторы стержнями, понимая реальную картину, но пытаясь осуществить саботаж. Ведь он и его сотрудники лично находились в помещении с реактором без контрольных стержней. То есть выступали в роли, фактически, самоубийц.

Даже самые поздние немецкие реакторы, типа B-VIII 1944 года, не имеют полноценной системы аварийных стержней, хотя на сборках Энрико Ферми в Америке они были с самого начала. К счастью для немцев, B-VIII был рассчитан неправильно. Чтобы замедлить нейтроны до уровня, когда в природном (не обогащенном) уране пойдет цепная реакция, нейтронам нужно было дать 11 сантиметров пробега в тяжелой воде. Однако на деле куски урана в реакторе были отделены друг от друга всего пятью-шестью сантиметрами тяжелой воды. То есть такой реактор не мог работать. 

Согласно моделированию 2009 года, использующему ПО для расчета современных ядерных реакторов, коэффициент размножения нейтронов в B-VIII всего 0,85. То есть на 100 потраченных нейтронов в нем рождалось всего 85 новых, отчего любая цепная реакция в нем почти мгновенно затухала.

Слева: схема немецкого тяжеловодного реактора B-VIII, 1944 год. Справа: музейная реплика этого же реактора / ©Cameron Reed

Для сравнения: реактор «Чикагская поленница» (деревянный каркас, графитовый замедлитель), который Ферми запустил в черте Чикаго 2 декабря 1942 года, имел коэффициент заметно выше единицы, отчего и запустил ядерную эру.

Вывод: Гитлера лишили бомбы не усилия западных или советских разведок. И не саботаж собственных ученых. Как и во многих других областях, не стоит лишний раз приписывать уму то, с чем вполне справлялась глупость. Если бы немецкие ученые понимали, как реально работают реакторы, то никогда не рисковали бы своей жизнью так, как делали это на практике. На деле ни Гейзенберг, ни его сотрудники просто не понимали физику ядерных реакторов в такой степени, чтобы довести немецкую ядерную программу до плутония в сжатые сроки.

«Он единственный в мире ученый, способный сотворить такое чудо»

Возникает вопрос: почему так получилось? У Третьего рейха были отличные ученые и инженеры. Любой может поискать снимки лунной поверхности в высоком разрешении и убедиться в этом: следы высадки, обеспеченной мозгами разработчиков из Третьего рейха (ракету для полета на Луну для США разработала группа инженеров под руководством фон Брауна), все еще прекрасно видны там. И будут видны как минимум века.

Именно в Германии в 1938 году физики Отто Ган и Фриц Штрассман открыли сам факт расщепления ядра атома (за что Гану дали Нобелевку). До того, напомним, распад ядра на более легкие части считался невозможным. А до тех пор, пока физики не осознавали саму возможность распада ядра атома, осознать и хотя бы примерно рассчитать, какое количество энергии при этом появляется, было в принципе нельзя. 

Оборудование, при помощи которого Ган и Штрассман сделали свое открытие (за которое позже получили Нобелевку), по современным меркам выглядит очень скромным. Однако именно оно открыло атомную эру, показав, что ядра атомов могут расщепляться, о чем никто не подозревал. При расщеплении они теряют часть массы, которая превращается в энергию. Именно этот процесс делает реакцию атомного распада настолько мощнее химических реакций, давая уникальные возможности как ядерному взрыву, так и атомной энергетике / ©Wikimedia Commons

Так что стартовый выстрел в атомной гонке на деле прозвучал именно в Германии, а не где-либо еще. Именно после публикации работы Гана в Naturwissenschaften в начале 1939 года Ферми и Сциллард в США задумались над созданием ядерного оружия. 

До открытия Гана это было бы для них (как и для всех остальных в мире) просто невозможно. Ведь Ферми лично был сторонником идеи, что в цепной реакции идет лишь накопление тяжелых трансурановых элементов, а о расщеплении атома и не догадывался. Сделай Ган свое открытие в 1941 году, а не 1938-м — ядерная бомба в принципе не смогла бы сработать до конца Второй мировой. 

Что ж, с талантами у немцев все было неплохо. Но важно понимать, что талант таланту рознь. Вернер Гейзенберг, ключевая фигура немецкого атомного проекта, хорошо разбирался в некоторых областях физики (за что получил Нобелевку), но проявил недостаточную гибкость, чтобы быстро встроиться в такую принципиально новую область, как реакторостроение. 

Но его ли это вина? Бросим взгляд на французские или английские усилия по созданию ядерных реакторов во Вторую мировую. Французы выбрали как замедлитель тяжелую воду, а не графит. Англичане и канадцы тоже выбрали тяжелую воду. То есть другие западные страны по сути повторили немецкий, «тяжеловодный» путь к ядерному реактору.

Между тем именно он был одной из ключевых ошибок, которые так и не дали немцам создать бомбу до конца войны. Тяжелую воду в ту пору получали путем многоступенчатого электролиза обычной воды. Молекулы легкой воды при электролизе испарялись быстрее, чем у тяжелой. Такой путь производства был чудовищно энергоемким и дорогим. Грамм тяжелой воды исходно стоил 19 долларов (350-400 современных долларов). 

Достаточно серьезный реактор — наработчик плутония, способный обеспечить создание бомбы, требовал 5-10 тонн тяжелой воды. Дело даже не в том, что это стоило бы дорого. Важнее то, что быстро получить столько дейтериевой воды без сверхусилий было бы сложно. Требовалось строить большую и дорогую фабрику. Куда больше, чем скромная норвежская в Веморке. Поэтому немецкие реакторы до конца войны и не имели размеров, позволяющих им — хотя бы в теории — быть наработчиками плутония.

Набросок Чикагской поленницы. Первый в мире успешный атомный реактор получил такое название за деревянный каркас, которым была укреплена его конструкция из графитовых кирпичей, между которыми вставлялись стержни из металлического природного урана в тонкой алюминиевой оболочке / ©Wikimedia Commons

Почему в США выбрали графитовый замедлитель? Точно так же, как и в Германии, первые эксперименты показали Ферми и его сотрудникам, что имеющийся в продаже графит содержит слишком много борных примесей, отчего поглощает много нейтронов и делает строительство реактора из него проблематичным.

Но если немцы, натолкнувшись на это, написали «более чистый графит получить практически вряд ли возможно», то Ферми пошел к производителю графита (еще в 1940 году). Поговорил с ними, убедительно объяснив, что от получения сверхчистых графитных материалов в больших количествах зависит очень многое. И через год производители графита создали новый производственный процесс, который позволил получить графит, поглощавший нейтроны на десятки процентов слабее исходного. 

За счет этого был получен замедлитель, делающий нейтроны в реакторе достаточно медленными, чтобы они успевали прореагировать с атомами урана. Но при этом не пожирающий эти самые нейтроны борными примесями.

Почему Ферми пошел в эту сторону, а не к тяжелой воде? Потому что он был одним из немногих физиков, успешно работавших как в теоретической, так и в экспериментальной области. Множество физиков-экспериментаторов стабильно сталкиваются с ситуацией, когда исходные материалы недостаточно чистые или поставщик приборов «накосячил». Они понимают, что такие проблемы могут быть как легко исправимыми, так и нерешаемыми — но в любом случае попробуют их решить, поговорив с поставщиком.

Правильный выбор замедлителя — не единственное решение Ферми, где он показал способность исключительно быстро вникать в новую для него тему. Точно так же он прореагировал, когда столкнулся — первым в мире — с проблемой ксенонового отравления реактора В, которым США нарабатывали плутоний для «нагасакской» бомбы. На осознание теоретических корней проблемы у него ушли считаные дни. Недели ушли на принятие контрмер. Кто еще в истории мирового реакторостроения работал с такими темпами?

Группа тех, кто работал над первым успешным атомным реактором. Ферми слева в первом ряду / ©Wikimedia Commons

Напомним: в феврале 1943 года советская разведка получила данные о том, что Ферми удалось добиться самоподдерживающейся цепной реакции (в современной терминологии — устойчивой работы первого в мире реактора). Павел Судоплатов вспоминает, как знакомил с этим сообщением советского ученого Исаака Кикоина. Однако, по принятым в разведках нормам, он не называл имени ученого, осуществившего это достижение. Далее, как вспоминает Судоплатов, случилось вот что:

«Кикоин, прочитав доклад о первой ядерной цепной реакции, был необычайно возбужден и, хотя я не сказал ему, кто осуществил ее, немедленно отреагировал: „Это работа Ферми. Он единственный в мире ученый, способный сотворить такое чудо”».

Попытки Судоплатова следовать нормам своего ведомства и скрывать фамилии тех западных ученых, которые добивались тех или иных результатов в работе над бомбой, вызвали у советских ученых, среди которых были Кикоин, Иоффе, Курчатов и Алиханов вот такую реакцию:

«Я вынужден был показать им некоторые материалы [Манхэттенского проекта] в оригинале на английском языке. Чтобы не раскрывать конкретных источников информации, я закрыл ладонью ту часть документа, где стояли подписи… Ученые взволнованно сказали: „Послушайте, Павел Анатольевич, вы слишком наивны. Мы знаем, кто в мире физики на что способен. Вы дайте нам ваши материалы, а мы скажем, кто их авторы”. Иоффе тут же по другим материалам назвал автора — Фриша».

Реактор В-2, постройка 1944 года. В отличие от первых экспериментальных реакторов того же Ферми, этот был достаточно крупным, чтобы наработать материал для плутониевой бомбы всего за несколько месяцев. При этом на нее ушло всего 1100 тонн графита и 180 тонн необогащенного урана. Общая стоимость, в современных деньгах, была в районе 200 миллионов долларов. Разительный контраст с циклопическими и сверхдорогими заводами по обогащению урана  / ©Wikimedia Commons

Тем, кто сегодня пытается понять, отчего у немцев не получилась ядерная бомба, стоит задуматься над этим эпизодом. Если в феврале 1943 года советские атомщики без подсказок понимали, что Ферми «один мог сотворить такое чудо», как работающий реактор, то из этого автоматически следует, что среди немецких ученых таких людей в СССР не видели. 

И, называя вещи своими именами, были правы. Даже если бы Гейзенбергу дали его пять тонн тяжелой воды, нужный по мощности реактор без аварийных стержней просто устроил бы в Германии мини-Чернобыль, но никак не наработку плутония.

Правильный вопрос должен звучать не как «кто отобрал бомбу у Гитлера?» Более точно было бы спросить: кто подарил ее Рузвельту? В основном это сделал Энрико Ферми. У Гитлера не было Ферми, потому он и остался без бомбы.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl + Enter.
Подписывайтесь на нас в Telegram, Яндекс.Новостях и VK
Предстоящие мероприятия
Позавчера, 11:32
Александр Березин

Falcon 9 Block 5 впервые за три сотни запусков дал частично неудачный полет. Ракета выводила 20 спутников компании SpaceX, с 15 связь уже пропала, еще пять могут быть потеряны в ближайшее время.

Вчера, 11:29
Татьяна

Все клеточные организмы ученые ведут от гипотетического предка — LUCA. Существует масса предположений и расчетов о том, как он был устроен, где и когда возник. В новой работе исследователи из Великобритании попытались ответить на эти вопросы.

Позавчера, 14:55
Татьяна

Американские астронавты давно жалуются на систему ассенизации в скафандрах, которая представляет собой просто большой подгузник. Хватает его максимум на восемь часов, есть риск развития опрелостей и инфекций. К тому же в костюме мало запасов питьевой воды. Чтобы решить эти проблемы, ученые предложили более эффективный способ утилизации продуктов метаболизма.

Позавчера, 11:32
Александр Березин

Falcon 9 Block 5 впервые за три сотни запусков дал частично неудачный полет. Ракета выводила 20 спутников компании SpaceX, с 15 связь уже пропала, еще пять могут быть потеряны в ближайшее время.

Вчера, 11:29
Татьяна

Все клеточные организмы ученые ведут от гипотетического предка — LUCA. Существует масса предположений и расчетов о том, как он был устроен, где и когда возник. В новой работе исследователи из Великобритании попытались ответить на эти вопросы.

11 июля
Татьяна

Открытая недавно планета LHS 1140 b заинтересовала ученых как потенциально обитаемая. В новой работе канадские исследователи подтвердили, что это, скорее всего, мир с теплым океаном, окутанным насыщенной азотом атмосферой.

25 июня
Игорь Байдов

Ученые из Китая и Бельгии воссоздали в лаборатории условия, существовавшие на Меркурии четыре миллиарда лет назад, и выяснили, что они были идеальными для образования слоя алмазов, который с течением времени становился лишь толще.

21 июня
Nadya

Земля начала формироваться примерно 4,5 миллиарда лет назад. Чтобы понять, как это происходило в ранние периоды развития нашей планеты, ученые ищут образцы древних горных пород. Одну из таких, возрастом почти 3,5 миллиарда лет, обнаружили рядом с городом Колли в Австралии.

1 июля
Александр Березин

Необычный биологический вид, по оценке авторов новой научной работы, пригоден для заселения четвертой планеты без каких-либо предварительных условий — уже в том виде, в котором он существует сейчас. Поскольку речь идет о фотосинтетическом организме, он способен нарабатывать существенное количество кислорода. Интересно, что кандидат на терраформирование Марса сохранил жизнеспособность после месяца в жидком азоте.

[miniorange_social_login]

Комментарии

36 Комментариев
А где же немцы собирались испытывать бомбу? Неужто в Тюрингии?
-
3
+
Гейзенберг был чистый теоретик, по поводу тяжелой воды он даже советовался у своего учителя Бора, так как, видимо, не понимал процесса. Да и Бор скорее всего не понимал всего процесса. Кстати, Отто Ган тоже не понимал, он получил результат и сообщил о нем своей бывшей коллеге Лизе Мейтнер и только она, вместе с племянником Отто Фришем, объяснили, что уран делится и вызывает цепную реакцию. Ферми еще в 1934 году облучал нейтронами элементы, в том числе уран, но не смог правильно объяснить полученные результаты, хотя получил трансурановые элементы.
Питон Удав
12.03.2023
-
8
+
Мартин Борман в русском плену? Серьёзно? "в июне 1918 года был призван в армию и зачислен в 55-й полевой артиллерийский полк, но на фронт так и не попал, оставаясь на гарнизонной службе в Наумбурге. В феврале следующего года Борман был демобилизован" Откуда такие данные? СССР втянул США в войну с Японией? То есть, в США вот ни кто не видел угрозы со стороны Японии, хотели жить мирно и дружить, а тут пара разведчиков (и тут успели видимо) втянули США в войну? Серьёзно? Вот так по вашему войны происходят? По воле пары разведчиков? Что касается самой статьи. Насчёт ошибки про тяжёлую воду только ленивый не писал - это вообще всем известно. Но гораздо интереснее взглянуть на административную составляющую проекта. В США и СССР проект был строго военный, в США руководил генерал Лесли Гровс, у нас маршал Берия. Строгое единоначалие и иерархия. В Германии же был полный бардак в этом плане. С одной стороны - вроде как есть Шпеер, с другой - какие-то метания, передача материалов, отдельные группы, потом вообще передача из военной науки в гражданскую. Ну и ресурсы. "на германские атомные исследования было затрачено в двести раз меньше средств и в них было занято в полторы тысячи раз меньше людей, чем в американском «Манхэттенском проекте»" Так что дело не в Ферми. Просто руководство Германии не считало этот проект приоритетным. Потому как не было видно быстрой отдачи. Летающие ракеты и самолёты - это видно, это сейчас. Некая супер бомба, которая неизвестно когда неизвестно как бахнет - по остаточному принципу. Это только самой богатой стране за океаном было можно и тысячи стратегических бомбардировщиков произвести и Манхэттенский проект потянуть. Остальным странам такое было просто невозможно в силу прежде всего экономических проблем.
    Бладгодарю по Борману, даже не представляю, откуда вылез такой тезис. Что до остального, то создать бомбу легко и просто могла и Германия, и Анлия, и даже СССР (если бы, как Германия, имел доступ к руде). Потому что сделать это очень просто и недорого уже тогда. Реактор B стоил 200 млн долларов на современные деньги, сходно стоил завод по химическому разделению плутония и урана, ну и остальные системы -- того же порядка. То есть, на создание линии по созданию плутониевой бомбы нужно серьезно меньше миллиарда современных долларов. Это копейки на фоне военных расходов в ходе ВМВ -- например, Англия потратила 170 млрд на ночные бомбардировки, и даже СССР потратил только на оружие (без боеприпасов) сильно за 10 миллиардов долларов. "СССР втянул США в войну с Японией? То есть, в США вот ни кто не видел угрозы со стороны Японии, хотели жить мирно и дружить, а тут пара разведчиков (и тут успели видимо) втянули США в войну? Серьёзно? Вот так по вашему войны происходят? По воле пары разведчиков?" Да, втянул. В США никто (слитно) не видел угрозы со стороны Японии потому, что ее не было. Без сильнейшего давления на нее Япония не начала бы войну с США, поскольку это для нее было предельно тяжелое решение. От этого и давление США на Японию до шагов Ачесона. Нет, "Снег" -- это не пара разведчиков, вы, видимо, про него просто не читали. Но да, именно разведка там инструмент. И да, такие вещи действительно происходят. "Что касается самой статьи. Насчёт ошибки про тяжёлую воду только ленивый не писал - это вообще всем известно. " Но никто не писал, что это ошибка не немецкая, а широко распространенная для той эпохи, которую повторили Англия и Франция. Никто так же не писал, что даже будь у немцев тяжелая вода или графит им бы это не помогло -- в силу ошибки со стержнями. А эти моменты меняют картину принципиально. "В США и СССР проект был строго военный, в США руководил генерал Лесли Гровс, у нас маршал Берия. Строгое единоначалие и иерархия. В Германии же был полный бардак в этом плане" Никакая организация не помогла бы немцам сделать бомбу при их ученых. Реактор без стержней в принципе не будет работать устойчиво. "Ну и ресурсы. "на германские атомные исследования было затрачено в двести раз меньше средств и в них было занято в полторы тысячи раз меньше людей, чем в американском «Манхэттенском проекте»"" Вы текст, который комментируете, читали? Там вполне указано про ресурсы. Немецкие ученые просили так мало ресурсов потому, что они не могли запустить вывести на критическое состояние ни один реактор. Если вы не можете запустить экспериментальные реакторы, вы не можете попросить денег на промышленные. А экспериментальные они не могли запустить никак не из-за нехватки финансирования. Экспериментальные реакторы стоят крайне мало. "Так что дело не в Ферми" Так что дело безусловно в Ферми, как и отмечал Кикоин еще в 1943 году. Не будь его у США, не было бы у США и бомбы в ВМВ. Был бы Ферми в немецком атомном проекте на роли Гейзенберга -- и была бы атомная бомба у Гитлера.  Вам кажется иначе только потому, что вы, в отличие от Киконна, сами об атомной сфере знаете не так много.
    +
      ещё комментарии
      -
      1
      +
      В США никто (слитно) не видел угрозы со стороны Японии потому, что ее не было.
      Да видели угрозу, иначе зачем они бы ввели нефтяное эмбарго для Японии, который год за годом только ужесточали. И фашистскую Германию США тоже идентифицировали как угрозу, но до поры до времени тоже не объявляли войны, хотя Британию поддерживали со всей силой. Нужен был явный "казус белли" для объявления этим государствам войны и всеми силами старались это сделать не прямо, но косвенно, через санкции или поддержку врага. И они своего добились.
        "Да видели угрозу, иначе зачем они бы ввели нефтяное эмбарго для Японии, который год за годом только ужесточали" Нет, не видели, благо Япония не напала бы на США, будь у нее хоть какой выход (то есть не будь нефтяного эмбарго США). Почитайте американских историков по вопросу. Эмбарго против Японии ввели со вполне конкретной целью -- заставить Японию уйти из земель, где ее присутствие не нравилось США, "Нужен был явный "казус белли" для объявления этим государствам войны и всеми силами старались это сделать не прямо, но косвенно, через санкции или поддержку врага. И они своего добились." США такой казус белли, с точки зрения Рузвельта, не требовался. См. ссылку на книгу по операции "Снег" в тексте выше.
    "Просто руководство Германии не считало этот проект приоритетным. Потому как не было видно быстрой отдачи." Если не ошибаюсь, это отмечал еще Ю. Семенов в романе "Семнадцать мгновений весны". В литературно-художественном изложении, конечно. Полагаю, это и есть основная и наиболее весомая причина неудачи немцев с бомбой. Говорят, у Семенова были неплохие контакты с КГБ и он, скорее всего, знал, о чем писал.
    +
      ещё комментарии
      "Полагаю, это и есть основная и наиболее весомая причина неудачи немцев с бомбой" Скажите, если бы руководство Германии считало этот проект приоритетным -- как бы это помогло ему решить проблему взрывающихся (а без стержней иначе не бывает) реакторов и неверных расчетов их проектировщиков? Ведь атомщиков сильнее Гейзенберга и ко (нобелиатов и т.д.) в Германии просто не было? Нет, я, конечно, понимаю, что "17 мгновений весны", наверное, многим кажется весомее такой мелочи как физические особенности окружающей реальности. Но, все же, интересно, как именно вы это себе представляете. "Говорят, у Семенова были неплохие контакты с КГБ и он, скорее всего, знал, о чем писал." Байка про "советское торможение немецкой ядерной программы" (о которой СССР на деле практически ничего не знал, что ясно видно из курчатовских отчетов) это неплохо иллюстрирует, да.
        Serjo Djachkowski
        13.03.2023
        -
        0
        +
        1."Редкоземельный голод" были проблемы с никелем, вольфрамом и другими веществами. Урана и тяжёлой воды было в обрез. 2.Отсутствие пробивных лоббистов в отличие от авиации, ракетчиков. Ну и Гитлеру никто не мог дать представление о супероружии. 3.Постоянные бомбёжки и невозможности построить комплекс по наработке и выделении плутония (единственное под землёй). 4.Гитлер как и Сталин были относительно традиционны в оружии танки, орудия и самолёты. Ядерная бомба могла получиться а мог быть и пшик. 5.Гитлер требовал результатов, если результатов нет то расстрел. 6.Конкуренция за ресурсы (редкоземы, хорошие чистые реактивы, квалифицированную рабочую силу), среди авиации, танкостроения и ракетостроении.7. Как вариант было 250000 тонн боевой химии.
          1. Никель и вольфрам не относятся к редкоземельным элементам ( https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B5%D0%B4%D0%BA%D0%BE%D0%B7%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D1%8D%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B ) и ни никель, ни вольфарм для атомных реакторов -наработчиков плутония не нужны. 2. "2.Отсутствие пробивных лоббистов в отличие от авиации, ракетчиков. Ну и Гитлеру никто не мог дать представление о супероружии." Если бы таких лоббистов не было, мы бы видели отказы немецому атомному проекту в чем-то существенном для его успеха. Но таикх отказов в документах и воспоминаниях не зафиксировано. "3.Постоянные бомбёжки и невозможности построить комплекс по наработке и выделении плутония (единственное под землёй)." Построить реактор наработчик-плутония -- см. фото выше, он весьма компактный -- под землей не просто, а очень просто. Намного проще, чем собственно этот реактор нормально спроектировать. "4.Гитлер как и Сталин были относительно традиционны в оружии танки, орудия и самолёты. Ядерная бомба могла получиться а мог быть и пшик." Если бы Гитлер был традиционен в оружии и не выбирал бы проекты, в которых мог бы получиться пшик, у Рейха не было бы ни баллистических, ни крылатых ракет, ни ПЛ XXI серии, ни противотанковых гранатометов, ни реактивных самолетов, ни многого другого, чего до Гитлера элементарно не существовало. Напротив. Гитлер весьма любил все новое и следил за наукой -- откуда и первая в мире система законов по борьбе с курением, и первое в мире цветное телевидение, и многое другое. "5.Гитлер требовал результатов, если результатов нет то расстрел." Гитлер за всю войну не расстреляли ни одного разработчика нового оружия. Кстати, в отличие от Сталина. И он был готов ждать результата по многу лет -- в программе Фау-2, например, семь лет подряд. "6.Конкуренция за ресурсы (редкоземы, хорошие чистые реактивы, квалифицированную рабочую силу), среди авиации, танкостроения и ракетостроении.7. Как вариант было 250000 тонн боевой химии." Для атомной бомбы по немецкому пути не нужн редкоземы, дефицитные реактивы, и более нескольких сот человек квалифицированной рабочей силы. БОВ по своим возможностям несопоставимо слабее ЯО.
            Serjo Djachkowski
            13.03.2023
            -
            0
            +
            Там куча прекурсоров для выделения плутония, много химии, уран для бомбы, никель если не ошибаюсь в сталь для танков шёл (из за проблем заменяли марганцем), из-за этого броня у тигров была толстой но хрупкой. Монету никелевую изымали. Вольфрам заменяли на уран в боеприпасах ибо дефицит, даже бензин был синтетический.
              Я не знаю, какой вариант для извлечения плутония выбрали бы немцы, но такому вот процессу, как висмут-фосфатный какой-то особо редкой химии не надо: https://en.wikipedia.org/wiki/Bismuth_phosphate_process. Нитрат висмута и прочее немцы бы вполне осилили. Никель, конечно, добавляют в броневую сталь, но вот в получении бомбы серьезные объемы никеля не нужны. Уран у немецкого атомного проекта был в любых разумно необходимых количествах. Собственно, значительная часть урана наших первых реакторов -- немецкая. "Вольфрам заменяли на уран в боеприпасах ибо дефици" Дефицита урана, несмотря на это, у атомного проекта не было.
    Да, и про уровень образованности верхушки третьего рейха Семенов тоже весьма точно подметил. А именно они (или только Гитлер) принимали решения о приоритетах и финансировании.
    неизвестно когда неизвестно как бахнет
    Кстати, если бы она "бахнула" в стадии экспериментов с реактором, это убедило бы Гитлера нагляднее всего. Все выжившие после этого физики были бы брошены на проект, не говоря о деньгах и ресурсах.
    +
      ещё комментарии
      "Кстати, если бы она "бахнула" в стадии экспериментов с реактором, это убедило бы Гитлера нагляднее всего" Нет, это не убедило бы Гитлера вообще ни в чем. По той причине. что мощность взрыва реактора-наработчика мощностей, которые могли быть в 40-х, никак не могли бы впечатлить военных. Только убить персонал -- и все. Даже радиационного загрязнения бы сколько-нибудь серьезгого не было бы (реактор при пуске еще просто не наработал опасных изотопов), а мощность взрыва от самого реактора измерялась бы от силы сотнями кг в тротиловом эквивлаенте. "Да, и про уровень образованности верхушки третьего рейха Семенов тоже весьма точно подметил. А именно они (или только Гитлер) принимали решения о приоритетах и финансировании." О "точности" представления Семенов об образованности верхушки Рейха наглядно говорит тот факт, что родина Семенова завела себе цветное телевидение с лагом от Третьего Рейха на десяток лет с лишним, вывела аппарат в космос на 13 лет позже, сделала свои первые бомбы на немецком уране, а гитлеровские законы по борьбе с курением скопировал и вовсе всего лишь несколько лет назад (да и то не с Рейха, а с США, где эти законы скопировали чуть раньше нас) -- с лагом 70 лет от Рейха. Причем это именно Гитлер стоял за этими законами (первым среди политиков мира узнав из околонаучной литературе о том, что курение вызывает рак), и за щедрым финансированием и всемерной поддержкой проекта "Фау-2". Путать патриотическую художественную литературу с реальным миром и реальными историческими источниками -- распространенная в нашей стране болезнь. Но от нее надо лечиться.
        "Путать патриотическую художественную литературу с реальным миром и реальными историческими источниками" И это пишет человек, всерьез вкручивавший нам насчет Бормана, попавшего в плен к русским! И если бы его (Березина) не пнул уважаемый Питон Удав, этот ценный исторический факт так и остался бы в статье. "реактор без аварийных стержней просто устроил бы в Германии мини-Чернобыль,""мощность взрыва реактора-наработчика мощностей, которые могли быть в 40-х, никак не могли бы впечатлить военных" Перечитывайте себя. Лечится надо Вам, Александр. От гиперсамомнения и склонности к хамству.
          "И это пишет человек, всерьез вкручивавший нам насчет Бормана, попавшего в плен к русским! " Я допустил ошибку, никак не затрагивающую смысл текста, и быстро ее скорретировал. А вы пытаетесь на этом строить сущностное суждение. Напомню, что ошибки в текстах допускают все, вопрос в том, исправляют ли -- см. крайне важную по смыслу ошибку Эйнштейна в споре с Фридманом (на признание которой у Энйшетна ушло много месяцев, если что). Однако. "И если бы его (Березина) не пнул уважаемый Питон Удав," Тот, кто меня пинает, теряет ногу. К счастью для нашего комментатора, он этого не сделал. Он мне указал на неточность -- и я ее поправил. В то же время, вы оцениваете реальную историю исходя из, эээ, художественного произведения, содержащего заведомо ложные утверждения. Даже не пытаясь эту свою веру как-то аргументировать -- или оспорить показанный в тексте выше факт того, что в разделе "СССР тормозил немецкую атомную программу" это художественное произведение очевидным образом далеко от реальности. Да и еще и делаете в итоге вывод: "Лечится надо Вам, Александр. От гиперсамомнения и склонности к хамству.". Впечатляет.
            "Я допустил ошибку, никак не затрагивающую смысл текста," Объясняю на пальцах. Вы, преподносящий себя в качестве историка, привели факт. Ложный факт, и исправили его только после замечания от не историка. Ложный факт и Ваши выводы, преподносимые как непреложная истина, приближают Вашу статью к той самой литературе приключенческого жанра. Видимо, за это Вас и называют на этом сайте "альтернативным историком". Сравнивать себя с Эйнштейном и обвинять в заведомо ложных утверждениях знаменитого писателя (который, кстати, не может Вам ответить) - это гордыня или гиперсамомнение, как Вам больше нравится. О мотивах принятия решений Гитлером Вам так же ничего не известно, как и мне. Полагаю, как и о результативности операций советской разведки по предотвращению создания бомбы в рейхе. Если известно - пишите со ссылками на документы, почитаем. Только чтобы не как про Бормана. А уж с пеной у рта опровергать мои предположения насчет впечатлений Гитлера от взрыва реактора настоящий историк посчитает делом ниже своего достоинства - история, как известно, не терпит сослагательного наклонения. Значит, ненастоящий? Предлагать мне лечиться - это хамство. Хамство - это плохое качество. Потому я и считаю, что лечиться нужно не мне, а Вам. От чего - смотрите выше.
              "Объясняю на пальцах. Вы, преподносящий себя в качестве историка, привели факт. Ложный факт, и исправили его только после замечания от не историка. Ложный факт и Ваши выводы, преподносимые как непреложная истина, приближают Вашу статью к той самой литературе приключенческого жанра. Видимо, за это Вас и называют на этом сайте "альтернативным историком"." Объясняю на пальцах. Эйнштейн в 1920-х, преподносящий себя в качестве специалиста по вопросу, привел в своих работах ложный факт статичности Вселенной. И не исправил его после замечания от неспециалиста Фридмана, который совершенно верно отметил, что Вселенная нестатична. Ложный факт, приведенный Энйштейном, и его вывод, преподносимые как непреложная истина, приближают его статью к той самой литературе приключенческого жанра? Ну нет конечно. И не будь ваше сознание затуманено иррациональным отношением ко мне лично -- вы бы даже это понимали. "Видимо, за это Вас и называют на этом сайте "альтернативным историком"." Хамство в виде пересказа чужого хамства. Извинения. или вы закончили комментировать. "Сравнивать себя с Эйнштейном и обвинять в заведомо ложных утверждениях знаменитого писателя (который, кстати, не может Вам ответить) - это гордыня или гиперсамомнение, как Вам больше нравится." С Эйнштейном я себя не сравниваю -- лишь привожу пример, показывающий, что ситуация, когда специалист ошибается, и неспециалист его поправляет -- довольно общая. А также то, что реагирую я, в признании своих ошибок, сравнительно оперативно.
-
2
+
Последнее предложение можно в рамку и на стену. Блестяще.
Неактивные самолеты у немцев убогие были. Да и ракеты не самые лучшие.
    У немцев были лучшие реактивные самолеты и ракеты изо всех, что существовали во Вторую мировую войну. Оценивать их на основе современных достижений -- примерно то же самое, что оценивать машину Уатта на основе ее сравнения с газовой турбиной.
    +
      ещё комментарии
Хороший обзор - многое расставляет на свои места! Согласитесь, есть что-то мистическое в техническом прогрессе: успей 3-й рейх освоить ЯО, поставить на широкий поток реактивную тягу и сверхзвук - мир был бы совсем другим (если бы вообще был)...
SecDep
12.03.2023
-
-10
+
Было бы прекрасно прочитать статью автора о роли СССР в начале Второй Мировой в общем и об оккупации Финляндии, Прибалтики и Польши в частности.
Комментарий удален пользователем или модератором...
Вы не понимаете? SecDep хочет видеть на этом ресурсе статью об агрессии СССР. Чтобы потом писать - вот видите, это не в первый раз.
Да Березин присочиняет там, где не знает, а потом ссылается на свои выдумки как на факты. Как пример, оцените аргументацию: "...И все же Вальтер Боте почти наверняка не был советским агентом. Дело в том, что он был в курсе всех нюансов немецкой ядерной программы. А значит, знал местное консенсусное мнение: ядерную бомбу надо делать из плутония, наработанного в реакторе. Если бы он сознательно дал вывод о «негодности» графита, понимая, что графит годен, то советская сторона получила бы от него сообщение...". "Почти наверняка, значит знал, если бы, получила бы сообщение" - и после натягивания этой совы на глобус он еще пинает покойного Семенова и с апломбом заявляет, чего советская разведка точно не делала! Ага, Березину из секретных архивов внешней разведки и ФСБ справку на блюдце принесли. Заметьте, я не утверждаю, что Семенов прав - это Березин утверждает, что Семенов неправ. Оставьте его, Лев. Если в его статьях отшелушить факты от березинской отсебятины, то факты эти иногда интересны. Когда, конечно, он не врет, как с Борманом. А препираться с ним - только время тратить. Каюсь, сам ввязался.
Кстати, похоже, Березину руки-то укоротили с блокировкой неугодных и стиранием комментариев. Если так, то это правильно, Быковскому спасибо.
Да, Семенов безусловно неправ, потому что из документов Курчатова времен войны -- а НКВД и ГРУ давало ему всю информацию по атомным вопросам, что имели сами -- нет вообще ничего о деталях немецкого ядерного проекта (кроме дезы 45-го года о взрыве в Тюрингии, которую, впрочем, Курчатов как дезу и воспринял). В то же время английский и американские ядерные проекты у него разбираются в деталях, см. документы за его подписью. на которые дана ссылка в тексте. А из этого автоматически следует, что Боте на советскую разведку не работал -- иначе бы Курчатов хоть что-то о немецкой атомной программе бы знал.
" закончу комментировать тогда, когда мне это будет угодно." Нет. Вы закончили комментировать у меня прямо сейчас. " пока что хватит болтать, займитесь своими прямыми обязанностями: писать статьи для меня и " Простите, но я не пишу статей для хамов. Моя аудитория -- другие люди. Так что, увы.