Борьба с ДДТ: крестовый поход против детей? — Naked Science
67 минут
Александр Березин
73

Борьба с ДДТ: крестовый поход против детей?

5.9

Семьдесят пять лет назад США начали массовое использование инсектицида ДДТ. За 20 лет он снизил число умирающих от малярии на сотни тысяч в год. Но затем в Штатах вышла книга экологической активистки, направленная против препарата. В ней неверно излагались научные факты, но зато это сработало: использование инсектицида резко упало. Малярия, соответственно, пошла на взлет. Общее число жертв запрета ДДТ измеряется как минимум миллионами. К сожалению, эта история была только началом. По аналогичной модели прошло немало сражений с мифическими угрозами — и они привели к настоящим трагедиям. Разбираемся, как это произошло.

Малярийный комар
ДДТ до сих пор остается самым эффективным средством отпугивания малярийных комаров — и если бы не борьба с ним, построенная на ложных обвинениях, десятки миллионов людей не умерли бы в детском возрасте / ©Dr. Jose Luis Ramirez

Что мы знаем о ДДТ

Информация о тех областях науки, в которых мы не специализируемся, приходит к нам либо из школы (где множество важных вещей вообще не затрагивают), либо из научно-популярной литературы и СМИ. Самый знаменитый инсектицид в истории известен нам из двух последних источников.

Они утверждают: «Врачи выяснили, что… дуст способен вызывать рост злокачественных клеток в теле человека, становясь причиной развития онкологии. Также он не выводится из организма самостоятельно, но зато отлично в нем накапливается. Когда концентрация вещества приближается к значению 300 мл на 1 кг веса, следует смерть».

Американского военнослужащего обрабатывают ДДТ: вши в войну переносили тиф, в Первую мировую убивший сотни тысяч солдат / ©Wikimedia Commons

Подобные потрясающие истории неизбежно порождают вопросы. Как звучат имена и фамилии конкретных жертв злодейского соединения? Кто те люди, что от него умерли? Увы, как бы вы ни старались, но не сможете найти ни одного. Самые тяжелые случаи отравления ДДТ относились к ситуации, когда его путали с мукой, пускали в пищу и съедали огромными дозами. Эти люди прилично проболели две недели – но никто из них от него так и не погиб, даже через многие годы после отравления.

Если от соединения никто не умирает, откуда стало известно, что оно вызывает у людей смерть? Если оно совсем не выводится из организма, то почему его концентрация не достигла смертельного уровня у тех, кто его распылял? Наконец, ДДТ активно применяют в целом ряде стран – в особенности, в Индии. Почему при этом частота рака и смертей от него, с поправкой на возраст населения, намного ниже чем в США?

Попробуем прояснить эти вопросы раз и навсегда.

Инсектициды и люди: тысячи лет вместе

Сразу оговоримся: мы исключаем из рассмотрения природные инсектициды. Они существуют сотни миллионов лет и крайне разнообразны – от смолы, до чрезвычайно опасных токсинов маниоки, никотина и массы иных, отчего их рассмотрение заняло бы слишком много времени.

Первые неприродные инсектициды (вещества, убивающие насекомых, как следует из названия) зафиксированы в древнем Египте. В местных хранилищах зерно пересыпали золой и пылью, вызывавшей обезвоживание и гибель насекомых-вредителей.

В Новое время появились и новые вещества, например, медный купорос (в ходу до сих пор). Он куда эффективнее золы, но и куда опаснее: смерть от медного купороса наступает всего от 10 грамм (половина крыс погибает от него при дозе 30 миллиграмм на килограмм массы).

Медный купорос, кстати, неплохо накапливается в почве — но масса людей и сегодня активно используют его как инсектицид / ©Wikimedia Commons

C 1892 года применялось еще более опасное соединение – арсенат свинца. Да, вы прочитали верно: люди обрабатывали сельхозкультуры (которые потом ели другие люди) соединением мышьяка и свинца. Мышьяк — яд и достоверный канцероген. Свинец – просто яд. Оба эти вещества имеют неприятную особенность: они плохо выводятся из организма, накапливаясь в нем.

Летальная доза такого пестицида для человека весом в 70 килограмм, в зависимости от состояния его здоровья – от 1,05 до 3,5 грамм. Причем в научной литературе утверждают, что бывали случаи вскрытия жертв реального отравления. То есть это не чисто теоретическая смертность, как от ДДТ, а такая, которая действительно случалась. Забавно, но этот пестицид в США запретили использовать в 1988 году – на 16 лет позже ДДТ. Во многих странах мира запрета все еще нет.

А какова летальная доза у ДДТ? Как мы уже отмечали, ни одной смерти от него зафиксировать не удалось, поэтому точная доза для человека неизвестна. В опытах на животных (в таблице ниже) он уступает арсенату свинца по токсичности от 7 до 15 раз.

В этой забавной таблице хорошо видно: аспирин,кофеин, кодеин и тайленол по токсичности для животных вполне на уровне ДДТ. Правда, стоит помнить, что они практических не накапливаются в организме

Как же так вдруг вышло, что его запретили, а арсенат свинца не трогали еще 16 лет?

Впрочем, оставим арсенат свинца. Возьмем популярнейший класс инсектицидов современности, вполне разрешенных в тех же США: неоникотиноиды. Ацетамиприд в опытах на животных убивает в дозировках… как у ДДТ. Да, мы не оговорились: половина всех животных в экспериментах умирала при дозах от 140 до 417 миллиграмм на килограмм веса. Для ДДТ, как легко видеть выше, тот же результат достигается при 113-800 миллиграммах на килограмм. Большие разбросы вызваны тем, что разные работы проверяли эти инсектициды на разных линиях животных. Но общая тенденция абсолютно ясная: ДДТ никак не более токсичен, чем массовые инсектициды нашего времени.

Более того: существуют серьезные подозрения, что человек к ДДТ заметно устойчивее, чем животные. Довольно давно в США поставили эксперимент: 18 месяцев скармливали людям по 35 миллиграмм этого вещества в сутки. Никаких последствий для их здоровья зафиксировать так и не удалось. Между тем, период полувыведения этого вещества из организма – десять лет. Выходит, человек может ходить с 19 граммами этого соединения внутри (~200 миллиграмм на килограмм веса) без каких-либо последствий.

Справочно: без целенаправленного поедания ДДТ его количество внутри человека не превысит одной тысячной доли от той дозы, что получили эти добровольцы. Следовательно, даже рабочие, распылявшие дуст годами, не понесли никакого ущерба в плане физического здоровья.

Советский плакат из эпохи до ДДТ предлагает использовать как инсектицид парижскую зелень — соединение, содержащее медь и мышьяк (Cu(CH3COO)2·3Cu(AsO2)2). Такие соединения, разумеется, были много опаснее ДДТ / ©Wikimedia Commons

Может быть, ДДТ всех напугал тем, что подолгу выводился из организма? Очень навряд ли. Возьмем обычную картошку: для самозащиты она синтезирует два типа биоинсектицидов – соланины и хаконины. В цветках их максимум, в клубнях, спасибо селекции, минимум. Но все же есть они и там. Достоверно известно, что соланин накапливается в организме человека и выводится оттуда подолгу. Исследуем кровь любого из тех, кто ест картофель – и неизбежно найдем там эти инсектициды.

Из экспериментов известно, что при введении больших его доз грызунам, соланин вызывает врожденные уродства мышат. Более того: он намного, намного токсичнее, чем ДДТ. Где же призывы запретить картошку из-за содержащихся в ней инсектицидов?

«Безмолвная весна»: как популяризатор пришел к успеху

Озвученное выше вызывает здоровое недоумение. Да, ДДТ накапливается в организме, но точно также это делают другие инсектициды. От мышьяка и свинца до соланина, который мы спокойно и регулярно едим. Да, он токсичен, так же, как современные инсектициды. Но менее токсичен, чем множество природных аналогов (никотин, соланин и прочие). Так в чем же причина его запрета аж в 1972 году – первым изо всех пестицидов в истории? Как это получилось?

Рейчел Карсон в 1940 году / ©Wikimedia Commons

Запустила этот процесс всего одна хрупкая женщина – Рейчел Карсон. Получив биологическое образование, она не смогла пойти на научной линии, потому что ей надо было зарабатывать деньги, чтобы прокормить мать и сестер. Зато она преуспела на более денежной линии популяризации научных знаний — сперва на госдолжностях, а потом и в частном порядке.

У нее был отличный, эмоционально насыщенный стиль письменного языка, производящий больше впечатление на людей. И главное – большой опыт написания «цепляющих» текстов. В 1960 году у Карсон диагностировали рак. Несмотря на усилия врачей, она умерла от него в 1964 году. Ее книга «Безмолвная весна» вышла в 1962 году – то есть тогда, когда она уже понимала всю тяжесть своей ситуации. До выхода произведения Рейчел тщательно скрывала свой рак: считала, что если противники ее точки зрения узнают об этом, то посчитают текст предвзятым.

В книге она подводила читателя к мысли, что резкий взлет частоты заболеваний раком после войны – возможный результат воздействия пестицидов. Сегодня мы знаем, что реальная причина этого роста – который продолжается до сих пор – не имеет ничего общего с пестицидами. Его настоящая причина – резкое снижение рождаемости. У однодетных и бездетных родителей рак примерно вдвое вероятнее, чем у многодетных и это не зависит от пола. Разумеется, Карсон об этом не знала, ибо такая зависимость была вскрыта совсем недавно.

Этот собрат Крымского моста находится в американском городе Питтсбург и назван в честь Рейчел Карсон / ©Wikimedia Commons

В США в 1920 году на женщину приходилось 3,2 ребенка, а в 1940 году – только 2,2. Родители эпохи 1930-40-х после Второй мировой вошли в возраст максимальной вероятности рака. Тут-то он и принялся их косить. Сама Карсон – незамужняя и бездетная женщина – была типичным примером такого рода.

И все же мы не думаем, что ее рак действительно был главной пружиной книги. Во-первых, она начала писать ее до диагноза. Во-вторых, главный упор в тексте сделан не на вред от инсектицида для людей, а на ущерб от него для природы в целом. Впрочем, обо всем по порядку.

ДДТ убивает птиц! Но при нем их становилось только больше…

Карсон считала, что новый (на тот момент) инсектицид ведет к истончению стенок скорлупы яиц диких птиц. Те, под весом птицы-наседки, продавливались, что вело к гибели потомства до вылупления. Сегодня понятно, что такая картина возможна, но не для всех видов птиц – и требует весьма значительных доз ДДТ. Неизвестно, сталкивалась ли с такими дозами основная масса птиц в дикой природе.

Трехцветный селасфорус. Пернатые Северной Америки исключительно разнообразны и харизматичны. Симпатия к ним сыграла немалую роль у успехе позиции Карсон по ДДТ / ©Wikimedia Commons

В подтверждение идеи о том, что вред от соединения реален и велик, она ссылалась на утверждения ряда частных лиц об уменьшении числа птиц в разных районах США. Особое внимание автор обратила на снижение количества странствующих дроздов и белоголовых орланов. Их трагедия в произведении была описана так энергично, что навсегда вошла в экологический дискурс западного мира. Отдельные природоохранители и сегодня предлагают сделать странствующего дрозда символом современного экологического движения.

Мы, однако, не уверены, что это хорошая идея. Если быть точным, худшей издевки над природоохранным движением сложно и придумать.

Все дело в реальной ситуации с обилием птиц в Америке, где странствующий дрозд и обитает. Там есть Одюбоновское общество орнитологов-любителей. Эта организация с 1900 года боролась с распространенным в Штатах тех лет обычаем «рождественской охоты». Так называли повальный отстрел всех летунов, которых люди видели близ своих жилищ в Рождество. Трупы оставались невостребованными – стрельба велась для развлечения. Взамен этого обычая одюбоновцы стали продвигать «рождественский счет» птиц – и так начались ежегодные подсчеты этой группы животных в США.

Белоголовый орлан — это не только красивая птица, но и символ США, с 1940 года охраняемый законом. Логично, что угроза ему произвела больше впечатление на американское общество / ©Wikimedia Commons

Разумеется, это не все птицы страны, то есть подсчет явно неполон. Но в нем участвуют тысячи человек, и он служит самым надежным индикатором числа птиц, что имеются у науки для XX века в целом. Для нас особенно важно то, что подсчеты ведутся в основном в населенных местах – рядом с полями и жильем. То есть там, где ДДТ использовался активнее всего.

Одюбоновские сводки публикуются ежегодно, и для странствующего дрозда и для белоголового орлана количество наблюдаемых особей в 1940-50-х годах выросло, а не уменьшилось. Более того, росло и общее число всех птиц, регистрируемых одюбоновцами на одного человека-наблюдателя.

В Рождество 1944 года – за год до начала использования ДДТ в Штатах – 2125 «одюбоновца» насчитали 5,49 миллиона птиц. В 1970 году – перед концом эпохи ДДТ в США – 16657 наблюдателей учли 87,28 миллионов птиц. Как мы видим, в конце этого периода каждый наблюдатель зафиксировал вдвое больше летунов, чем в его начале.

Странствующий дрозд, самец / ©Wikimedia Commons

Разумеется, часть этого прироста может быть списана на рост квалификации наблюдателей со временем. Но общая тенденция вполне ясна: дело не в наблюдателях. Почему мы так думаем? Например, потому, что в декабре 2000 года при 51637 наблюдателях одюбоновцы смогли насчитать всего лишь 54,8 миллиона птиц. Численность считающих за тридцать лет утроилась, а вот птиц – упала в полтора раза. Получается, списать всплеск «эпохи ДДТ» просто на рост числа наблюдателей не выйдет. Численность птиц в те годы действительно росла.

Еще раз подчеркнем: после конца использования этого инсектицида в США наблюдается ровно противоположная тенденция. В 1970-2019 годах упали и одюбоновские цифры, и альтернативные подсчеты числа птиц. Это особенно странно потому, что за те же годы процент земель, используемых человеком в Штатах, заметно снизился. Теоретически, птицам стало легче жить. Ведь теперь им меньше мешает распашка и отстрел. Как же так получилось? По логике, если бы ДДТ был так уж вреден для птиц, после его запрета их должно было стать больше, а не меньше.

Быть может, Карсон не стала полагаться на одюбоновские подсчеты и выбрала более надежные источники? Увы: во-первых, для ее эпохи никаких более надежных источников не существует. Во-вторых, в ее книге вообще нет конкретного числа птиц по Северной Америке или хотя бы США. Все больше рассказы про «смолкшие птичьи песни» – без иллюстрации их точными цифрами.

Вывод: если ДДТ с ноября 1945 года и оказал негативное влияние на птиц, то оно было недостаточно серьезным, чтобы помешать росту их численности в 1945-1970 годах. Если запрет ДДТ и повлиял на американских птиц положительно, то недостаточно серьезно, чтобы помешать снижению их численности в 1970-2020 годах.

Птенцы белоголового орлана / ©Wikimedia Commons

От общего числа перейдем к конкретным видам. Снижение численности белоголового орлана в Штатах действительно отмечалось, и очень серьезное – но до конца 30-х – начала 40-х. В 1940 году был принят закон об их защите от отстрела. Именно он был главной угрозой для этих животных: изредка они уносили ягнят, и поэтому американские фермеры уничтожали их со всей возможной тщательностью.

Как Рейчел Карсон, члену Одюбоновского общества, удалось не узнать, что число этих птиц – да и птиц в США вообще – в реальной жизни росло, а не падало, как она утверждала в своей книге? Самые радикальное оппоненты Карсон считают, что она не могла этого не знать, то есть ее книга – сознательная дезинформация.

Как отличить сознательную дезинформацию от бессознательной веры

Мы сильно сомневаемся в этом, и вот почему. Любой наш современник может бегло полистать прессу по теме глобального потепления и увидеть поистине чудовищные истории. Оно то растворяет чешую акул, то варит зеленых мидий заживо миллионами, то уничтожает пляжи и уже погубило целые островные государства.

Слово генералу Питеру Косгроуву, бывшему главе австралийских вооруженных сил:

«Подумайте о народе Тувалу, который сейчас селится в Мэрриквилле, Сидней [Австралия]… потому что их прекрасный остров исчез [в результате глобального потепления]».

Научные факты, однако, заключаются в том, что площадь государства Тувалу за последние десятилетия по спутниковым снимкам выросла на 2,9%. И ученые подозревают, что в этом виновато глобальное потепление, усилившее волновой нанос песка на его берега. Точно также закисление океана от выбросов СО2 не губит акул, и не виновато в заморах мидий. И да, площадь пляжей по всему миру глобальное потепление увеличивает, а не уменьшает.

Почему генерал не в курсе судьбы Тувалу? Потому, что это не укладывается в его картину мира. Ведь ее сформировали СМИ, где глобальное потепление зло – без вариантов.

То же было и с Рейчел Карсон. Как верно отмечает ее биограф, Карсон «вполне осознанно решила написать книгу, ставящую под вопрос парадигму научного прогресса, определившую американскую культуру послевоенной эпохи».

Это правда: суть «Безмолвной весны» не в том, опасен ли ДДТ для человека, и что там вообще происходит с птицами. Ключевая идея книги иная: человек стал угрожать природе, пестициды лучше называть «биоцидами» (убийцами живого). Ведь они никогда не ограничиваются только своим целевым эффектом – уничтожением насекомых-вредителей – и почти всегда задевают другие, нецелевые виды (например, птиц).

ДДТ безопасен для человека? Ну и что: в книге Карсон всего одно место затрагивает этот вопрос, а 99% ее о другом. Белоголовые орланы и странствующие дрозды в годы применения этого инсектицида резко нарастили численность? Неважно: книга не про это.

Все эти дрозды, орланы, люди – всего лишь иллюстрация главной мысли Карсон: пестициды – зло, потому что, по ее мнению, «до того природа такого не знала». А то, чего в природе исходно не было – неестественно, и поэтому не может не быть опасным. Мы тут могли бы долго рассказывать про то, что растения синтезируют инсектициды минимум четверть миллиарда лет – но смысла нет.

Потому что «Безмолвная весна» – не про научные свидетельства. Она про ценностную картину мира ее автора. И никто не может отрицать: в этой картине пестициды – зло. Точка.

Поиски доказательств

В принципе, ничего нового в этом нет. Американская литература той эпохи была переполнена писателями типа Клиффорда Симака, считающими, что цивилизация и образ жизни больших городов плохи, а единение с природой – хорошо. Если бы книга Карсон воспринималась как чисто художественное произведение – это было бы абсолютно нормально.

Беда была в том, что ее талантливое перо производило на людей впечатление документального. Читателям неоткуда было узнать, что количество птиц в США во время использования ДДТ выросла: член Одюбоновского общества Карсон не написала об этом в своей книге. Зато привела массу локальных анекдотических свидетельств в стиле: «в этом году птиц в поселке таком-то мало, а в прошлом было много».

Когда люди искренне принимают какую-то точку зрения, они начинают видеть окружающую реальность через ее призму. Из книги Карсон следовало, что ДДТ вреден, но конкретики о его вреде для здоровья человека было очень мало. Поэтому масса людей, прочитавших ее книгу и поверивших изложенным там предположениям как фактам, начали искать эту конкретику в реальном мире.

Так появились удивительнейшие научные работы, которые вряд ли могли бы состояться по другой теме. Например, некоторые научные группы брали уровень ДДТ в крови и жировых тканях людей и смотрели: нет ли корреляции между уровнем ДДТ и частотой рака, диабета и тому подобного.

В таких работах выясняется, что вроде бы у тех, кто содержит больше ДДТ вероятность рака чуть выше… но только если он белый. А если черный – то никакой связи нет. Любой, знакомый с основами научного метода, понимает, насколько дурно пахнет такой результат.

Начать с того, что среднее число детей у белых и черных различалось, а именно это – ключевой фактор риска по раку. Естественно, в этой работе число детей никто не учел, отчего любой дальнейший анализ превратился в ненаучный поиск funny correlations. Так называют целый класс «смешных корреляций», например, между продажами мороженного и числом утоплений в бассейнах того города, где продается такое мороженное.

Другой класс «посткарсоновских» работ по ДДТ берет вероятность заболеть диабетом и среднее содержание этого инсектицида в крови и жирах человека. Некоторые работы находят корреляцию, некоторые – нет. Но оба класса не слишком важны: дело в том, что в сегодняшнем западном мире вероятность диабета у бедного в два и более раза выше, чем у представителя среднего класса. Так же, как рак – болезнь особенно угрожающая малодетным, диабет особенно угрожает бедным. Естественно, в работах по «связям» диабета и ДДТ доходы изученных граждан не учитываются.

Отдельные «свидетели правоты Карсон» даже утверждают, что ДДТ виноват в снижении качества спермы современных мужчин – а она заметно снижает шансы их партнерш забеременеть. Увы, последователи Красон и здесь в невыгодном положении: ДДТ запретили в 1970-х, а качество спермы неуклонно падает до сих пор. Наиболее вероятной причиной является распространение некоторых видов пластиков, а вовсе не инсектицид полувековой давности / ©gq.com

А это лишает их смысла. Например, в одной из таких работ больше инсектицида нашли у мексиканских мигрантов в США. Это логично: в Мексике ДДТ закончили применять позднее, вот и содержание его в тканях выходцев оттуда выше. Но беда в том, что мигранты из Мексики часто куда беднее «белых американцев». Естественно, диабет у них много вероятнее – но ДДТ тут ни при чем.

Наука знает эффективный способ избежать проблемы смешных корреляций: нужно поставить контролируемый эксперимент. Дать лабораторным животным ДДТ и посмотреть, насколько чаще у них начнет возникнет рак.

Проблема в том, что такие эксперименты уже ставили. Но найти статистически отличия по частоте рака в лаборатории не удалось: в контрольной и основной группах частоты были сходные. Часть этих работ вообще была раскритикована: их авторы брали лабораторных животных из линий с повышенной вероятностью рака, а для таких высока вероятность «шумов». Отдельные животные таких специально выведенных линий могут иметь большую
вероятность развития опухолей, чем другие грызуны из той же линии.

Вывод: никаких научных данных о том, что ДДТ реально повышает шансы на заболевание раком, не существует. Почти шесть десятков лет поисков в этом направлении так ничего и не дали.

Сколько миллионов убила «Безмолвная весна»?

Самую жесткую критику книга Рейчел Карсон получила не за то, что называет ДДТ канцерогеном, хотя научных доказательств этого нет. И не за то, что она описывает упадок птиц от ДДТ, несмотря на то, что число птиц в эпоху этого инсектицида в США резко выросло. Все это можно было бы пережить: от воображаемого ДДТ-рака из ее книг никто не умер. Да и число птиц, несмотря воздействия этого инсектицида, вовсе не сократилось.

Проблема заключается в том, что ДДТ активно использовали для борьбы с малярией – а вот после выхода ее книги инсектицид в этих целях стали применять гораздо меньше.

Зоны распространенности малярии по годам. Хорошо видно, что после внедрения ДДТ в середине 1940-х годов эта болезнь существенно отступила на самых разных континентах / ©OurWorldInData

До 1945 года, когда он попал в гражданское использование, малярия была самым обычным делом и у нас, и в США, и в Европе. Откроем «Энциклопедию Брокгауза и Ефрона»:

«на Кавказе местные войска в некоторых зараженных участках в 3-4 года совершенно вымирали. Обычно зараза гнездится в болотистых местностях. К числу таких следует отнести Пинские болота в Западном крае Европейской России… Пермская губерния… Швеция больше страдает от М., чем соседняя Норвегия». В нашей стране болезнь встречалась и в Сибири, и на Дальнем Востоке – не затронуты были лишь тундровые зоны и северная часть таежной.

СССР далеко не сразу смог изменить ситуацию. Например, в 1923 году только Москве было 150 тысяч малярийных больных. В 1934 году по всей стране их было 9,48 миллионов человек. Точные цифры смертности определить сложно, но в среднем примерно 1% переболевших погибал. К сожалению, чаще всего это были дети. Ясно, что такое положение дел не устраивало власти, и они пытались покончить с малярией.

В качестве средства борьбы с комаром – без которого плазмодий не может попасть в наш организм – использовали «нефтевание», то есть полив луж и водоемов керосином. Керосин много токсичнее ДДТ для людей и крупных животных, и довольно плохо разлагается в естественных условиях. Однако добиться с его помощью ликвидации малярии сложно. Все дело в том, что против насекомых его токсичность значительно ниже, чем у «настоящих» инсектицидов.

Методы борьбы с малярийным комаром в СССР до начала эпохи ДДТ: женщина поливает керосином поверхность водоема. Керосин весьма токсичен для позвоночных, и судьбе рыб под керосиновой пленкой трудно позавидовать / ©Wikimedia Commons

Поэтому уже в 1946 году в СССР начали массовое производство ДДТ («дуста»). Со следующего года он начал оказывать влияние на малярию. В 1946 году малярией переболело 3,36 миллиона советских граждан, а в 1947 году – уже 2,8 миллиона. К 1960 году заболевших было… 368 человек. Малярию победили: новые ее случаи, как и в сегодняшней России, были завозными. Сама по себе такая угроза невелика: если заезжего больного не успел укусить малярийный комар, то дальше заболевание не распространится.

Город Сочи, куда при царе ссылали провинившихся военнослужащих с Кавказа – по причине зашкаливающей малярии – с начала 1960-х стал курортом. До того отдыхать в таком месте мог только человек с действительно крепкими нервами.

Аналогично события развивались и в США: в 1947 году там приняли программу искоренения малярии, опрыскали ДДТ миллионы домов, а водоемы «посыпали» дустом с воздуха. К 1951 году все случаи малярии в Штатах стали только завозными.

Малярия была бичом для всего миру: согласно ВОЗ в 1947 году ей переболело 300 миллионов человек, из которых три миллиона погибло. Американские и советские программы борьбы с ней начали копировать. В Индии в 1947 году на 330 миллионов населения было 75 миллионов заболевших и несколько менее миллиона погибших. Затем там массово применили ДДТ – и в 1965 году в Индии от малярии никто не погиб.

Больной малярией в Африке / ©Jessica Scranton/AIRS

Разумеется, успех следовал за инсектицидом не везде. В Черную Африку никто даже не вкладывал серьезных усилий. Местные колониальные администрации были немного слишком озабочены обороной: африканцы пытались получить независимость. Когда независимость была, наконец, достигнута, оказалось, что эффективный госаппарат южнее Сахары есть только у ЮАР (и эта же страна добилась максимальных успехов в борьбе с малярией).

Непредвзятый исследователь, выпустив книгу о ДДТ в 1962 году, не мог не указать на все эти факты. Он должен был написать: за 1945-1965 годы этот инсектицид спас явно больше десятка миллионов жизней. Увы, ничего этого в «Безмолвной весне» нет. Единственное упоминание, которое, при большом желании, можно приписать признанию заслуг ДДТ – вот это:

«Мир много слышал о триумфальной войне против болезни посредством истребления насекомых-переносчиков. Но он мало слышал о другой стороне этой истории: поражениях, краткосрочности этих триумфов, свидетельствующих, что насекомые-враги в действительности стали сильнее от наших усилий. Еще хуже – мы, возможно, уничтожили сами средства борьбы».

Здесь Карсон говорит об устойчивость к инсектицидам – многие виды насекомых вырабатывают ее со временем И то, что раньше их убивало, со временем перестает это делать. Такая резистентность возникает и к антибиотикам, но почему-то никто никогда не говорил, что антибиотики «сделали бактерии сильнее». И это логично: в действительности они сделали их слабее. Пенициллин может больше не иметь такого эффекта как раньше. Но он и его заменители уменьшили число смертей от бактериальных инфекций на десятки миллионов в год.

Аналогичная ситуация сложилась и с ДДТ: несмотря на некоторую резистентность к нему у ряда видов, в те самые годы (начало 60-х), что Карсон выпустила свою книгу, этот инсектицид дал самый глубокий провал в малярийной смертности. При этом у ее читателя складывалось ложное ощущение, что инсектициды уже не действуют на переносчиков болезней. Между тем, в отношении ДДТ это не так не то что в 1962 году, но и в 2020 году.

Позволим себя процитировать группу ученых, чье коллективное письмо по этому поводу опубликовали в Nature. Оно называется «Карсон вовсе не «маяк разума» в вопросе ДДТ»:

«Карсон заявляла, что устойчивость насекомых к инсектицидам быстро снижает эффективность ДДТ. Но ДДТ – это в основном репеллент для комаров, а не яд. Устойчивость к нему как к яду распространена широко – но устойчивость к нему, как репелленту так и не возникла». Сторонники Рейчел ничего не ответили на это письмо: на него просто нечем ответить.

Но то письмо ученых в редакцию научного журнала. Всю эту муть средний американский политик в жизни не открывает и сегодня. Точно также было и в шестидесятых. Да, ученые сильно возмущались неточностями из «Безмолвной весны». Но выражали свое возмущение научным языком, и поэтому не были услышаны.

Карсон говорила с людьми на их языке – и победила, даже после смерти. После выхода ее книги Конгресс создал специальную комиссию по пестицидам, и через десять лет публичной борьбы ДДТ в США запретили – за исключением «чрезвычайных ситуаций». На первый взгляд, кому какое дело? Ведь к тому времени Штаты, как и СССР, давно уже ликвидировали этим самым ДДТ малярию на своей территории.

Советский антималярийный плакат 1930 года. Гротескные размеры и облик комара могут показаться смешными сегодня, но в СССР тех лет было не до смеха: малярией болели миллионы человек в год / ©Wikimedia Commons

Увы, последствия запрета, который был бы невозможен без книги Карсон, поистине чудовищны. Дело в том, что Вашингтон – это сильнейший центр влияния на планете. USAID, американская правительственная организация, предоставляющая помощь странам третьего мира, делает это только тогда, когда эти страны выполняют ее условия.

После 1972 года одним из них стало: никакого ДДТ в программах, в США считают этот пестицид опасным. ВОЗ, также находящаяся под американским влиянием, стала давать такие же рекомендации, и переключилась с профилактики малярии через борьбы с комарами только на ее лечение хлорохином.

Процитируем все то же письмо группы ученых в Nature:

«Ко времени американского запрета ДДТ в 1972 году миллиард человек были почти свободны от малярии. В течении нескольких лет число заболеваний ею выросло в 10-100 раз. Оценки за последние сорок лет показывают, что результатом необоснованных страхов, основанных на плохо понятых наблюдениях, стали от 60 до 80 миллионов преждевременных и напрасных смертей – в основном детских».

Эти цифры, к сожалению, очень похожи на реальность. Даже сегодня, когда третий мир стал много богаче, и появилось множество новых инсектицидов, ДДТ остается лучшим известным репеллентом от малярийных комаров по соотношению цена-эффективность. Именно поэтому его все еще используют в Индии – вернувшись к нему после периода уменьшенного вноса.

В Индии от малярии все еще умирают тысячи в год – до одного человека на сто тысяч населения в отдельные годы. Но, как хорошо видно на карте выше, это очень немного на фоне смертности от малярии в третьем мире в целом (вне Индии): она и сегодня в районе одного человека на 10 000 жителей. Всего на планете в 2018 году от малярии умерло 405 тысяч человек. Из них 272 тысячи – дети.

Даже если мы произвольно урежем оценки смертей, ставших результатом книги Карсон, в пять раз, это все еще будут жертвы от мировой войны. Только вот в мировой войне погибали в основном мужчины – а в войне с малярией жертвами были и остаются в основном дети.

«Весна невежества» как модель успеха

Сторонники Карсон – а их все еще много – очень, очень недовольны описанными выше тезисами. Они так и пишут: «обвинять защитников окружающей среды, противостоящих ДДТ, в большем числе смертей, чем вызвал Гитлер – это хуже, чем безответственно».

Ее защитники утверждают: Карсон не виновата в запрете ДДТ в США в 1972 году. Да и в Штатах этот инсектицид не был запрещен для применения против малярии, в случае если бы таковая там снова объявилась. Кроме того, запрет в Штатах не равен запрету по всему миру. Наконец, они намекают на то, что надо еще доказать, не был ли всплеск малярии в 1970-х результатом резистентности к ДДТ у малярийного комара.

Мы были бы рады встать на их сторону. Откровенно говоря, автор этих строк тоже популяризатор – как бы ему не не нравилось слышать это слово в свой адрес. Поэтому его угнетает мысль, что самую масштабную ликвидацию людей в истории запустил популяризатор науки, а не Гитлер, Сталин или Пол Пот. Неприятно ощущать себя представителем группы, чья деятельность, в конечном счете, прервала жизни десятков миллионов детей. Но одна мелочь мешает нам защищать Карсон: факты.

Во-первых, как мы уже отметили выше, устойчивость к ДДТ как репелленту у малярийных комаров отсутствует. Во-вторых, запрет в Штатах означал резкое снижение интенсивности использования препарата по всему миру. И не только в силу описанных выше механизмов давления через USAID и ВОЗ.

Дело в том, что США были крупнейшим производителем ДДТ – а после запрета 1972 года быстро перестали им быть. Без внутреннего рынка делать его было не так выгодно: слишком мал объем. Третий мир в 1970-е годы о развитой химической промышленности мог только мечтать. Поэтому сам в нужных количествах ДДТ не производил. Тем более он не делал этого с еще более дорогими инсектицидами других типов.

Наконец, мы легко можем проверить гипотезу «дело не в запрете» фактами. ЮАР до падения режима апартеида была в изоляции и не получала заметную помощь от США и ООН – только санкции. Одновременно, ЮАР имела промышленность и могла себя снабдить ДДТ. Но в начале девяностых все это закончилось: режим белых пал. ЮАР испытала ожидаемые проблемы с экономикой и стала потреблять иностранную помощь. С ней пришло и сдержанное отношение к ДДТ.

В 1996 году там перестали раз в год опрыскивать жилища местных этим инсектицидом и перешли на другой, менее эффективный, но зато не упомянутый в книге Рейчел Карсон. Как и следовало ожидать, малярия резко участилась – и местные власти снова вернулись к старому. Частота малярии снова резко упала. Так гипотеза «малярийный комар больше не боится ДДТ» была наглядно опровергнута жизнью.

Вот что по этому поводу честно пишут в рецензируемом журнале BMJ:

«Мы должны заново все обдумать… Многие агентства-доноры не финансируют антималярийные программы, которые используют этот инсектицид. Но он эффективен, и при использовании в малых количествах для опрыскивания домов имеет замечательную безопасность… ДДТ, «бранное слово» в мире малярии, определенно должен быть вовлечен в борьбу с ней вновь».

Но, как мы уже отметили выше, неважно что пишут в научных журналах: политики и избиратели их никогда не прочтут. Важно то, что пишут наиболее раскрученные популяризаторы. То, что они доносят до граждан с помощью «Безмолвной весны» или популярных публикаций в СМИ. А в них, напомним, Карсон и сегодня постоянно называют героем, а ДДТ – «вызывающим рак» и «уничтожающим птиц».

У ДДТ нет и, скорее всего, никогда не будет популяризаторов. Научная популяризация имеет свои законы: если вы «продаете» читателю страх, он будет «покупать». И книги, и содержащиеся в них идеи.

Чернобыль убил меньше, чем тепловая энергетика в США убивает в месяц? Это не продать: маловато страха. Люди не будут бояться трубы ТЭС, потому что они видят ее каждый день. И совершенно не в курсе, как именно она их убивает и несет им Альцгеймер с Паркинсоном. Поэтому продаваться будут те книги, что несут истории об ужасе из Чернобыля. А научные статьи с противоположными тезисами вне научного мира никто никогда не прочтет.

Один из типичных методов применения ДДТ для борьбы с малярийным комаром: распыление на стены жилищ. Малярийный комары почти не летают днем, а ночью часто садятся на стены. Если на поверхности нанесен репеллент, комары не могут спокойно находиться внутри дома / ©Jessica Scranton/AIRS

Глобальное потепление вызвало резкий рост биомассы на Земле – до невиданных в истории значений? Вы не продадите это: страха нет. Зато вы определенно сможете продать книги про то, как оно уничтожает растительность, отчего мы уже скоро все вымрем от голода. И совершенно все равно, что в жизни все наоборот: то, что вы не можете продать, нет смысла производить. Страх лучше продается – поэтому в гонорарной сетке популярного автора он спокойно победит здравый смысл.

Конечно, можно сказать, что есть обходные пути донести до читателя фактическое положение дел. Можно, допустим, породить страх перед теми, кто несет невежество. Например, заявить, что ГМО – это, якобы, спасение человечества от голодной смерти, поэтому борцов с ним надо гнать взашей. Да, в реальном мире человечеству вообще не грозит голод и безо всякого ГМО. Но если вы не создадите у читателя оппозицию «страх- избавление от страха», то он не купит то, что вы ему продаете. Так что же мешает создать оппозицию «страх перед ДДТ убил больше, чем Вторая мировая» и на этой основе снова внедрить его в борьбу с малярией?

Увы, это невозможно. Основная часть малярийных смертей – вне западного мира. Как знает любой житель России, незападные страны (за редкими исключениями) являются интеллектуальными колониями Запада. То есть там внедряются в основном те идеи, что приняты в западном мире.

Своих самостоятельно мыслящих популяризаторов науки да и просто ученых у Африки дефицит. То есть создать книгу «Ожившая весна: как борьба с ДДТ убила 60 миллионов» там некому. А как показывает нам пример Карсон – без цепляющей массы популяризации никакого сдвига в политике не случится.

Поэтому африканские дети и дальше будут умирать сотнями тысяч в год: в интеллектуальных колониях их просто некому спасти.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl + Enter.
Вчера, 16:14
5 минут
Денис Гордеев

До нынешнего года эти окаменелости видели воочию считаные десятки людей.

Позавчера, 14:31
24 минуты
Александр Березин

Планеты вокруг нашего Солнца расположены совсем не так, как в других системах. И это имеет крайне необычные практические последствия: расчеты показывают, что вокруг нашей звезды должны вращаться две потенциально обитаемые планеты, а не одна, как сейчас. Одна из них куда-то бесследно исчезла – и это еще в лучшем случае. Рассказываем, почему так получилось и кто конкретно в этом виноват.

Вчера, 21:43
5 минут
Василий Парфенов

Каких только гадостей не встречают врачи в телах пациентов. К сожалению, описанный индийскими врачами случай довольно типичен для этой страны. Интересным его делает видео, которое удалось записать медикам во время обследования больного.

Позавчера, 14:31
24 минуты
Александр Березин

Планеты вокруг нашего Солнца расположены совсем не так, как в других системах. И это имеет крайне необычные практические последствия: расчеты показывают, что вокруг нашей звезды должны вращаться две потенциально обитаемые планеты, а не одна, как сейчас. Одна из них куда-то бесследно исчезла – и это еще в лучшем случае. Рассказываем, почему так получилось и кто конкретно в этом виноват.

20 ноября
5 минут
Мария Азарова

Уже выявили около 500-700 случаев заболевания, которое проявляется в виде струпьев на конечностях, лице и гениталиях, а также вызывает раздражение глаз, сухость губ и небольшое повышение температуры тела.

Вчера, 16:14
5 минут
Денис Гордеев

До нынешнего года эти окаменелости видели воочию считаные десятки людей.

14 ноября
34 минуты
Василий Парфенов

На вопрос, кто проживает на дне океана, люди отвечают по-разному. Дети и некоторые взрослые скажут: Губка Боб Квадратные Штаны. Фанаты Лавкрафта благоговейно, но с огоньком в глазах пробормочут нечто вроде «Ктулху фхтагн». А подводники и океанологи задумчиво посмотрят на вопрошающего и, если повезет, расскажут много интересного. Про квакеров, «биоуток», «блуп» и еще Посейдон его знает какие аномальные явления подводного мира.

2 ноября
10 минут
Василий Парфенов

Совсем недавно первые комплекты оборудования Starlink начали поступать простым пользователям, и они уже активно делятся опытом использования. Бета-тестирование под девизом «Лучше, чем ничего» позволяет оценить возможности готовой менее чем на 10% спутниковой группировки. И они впечатляют!

27 октября
4 минуты
Денис Гордеев

Ученые пришли к выводу, что искусственные подсластители не могут быть здоровой заменой сладким напиткам.

[miniorange_social_login]

Комментарии

73 Комментариев
Asmite Qielee
2 недели назад
-
2
+
У Александра как всегда прекрасные статьи) но, как он говорит, на них особо не заработаешь. Можно взять псевдоним и километрами писать о вреде глобального потепления, однако видимо это противоречит внутренним убеждениям)
Xosh Amadam
2 недели назад
-
1
+
Очень сложное ощущение. С одной стороны, истена кагбэ торжествуэ, г-н Березин явной х#ни традицыонно не пишет, и, видимо, так оно всё и есть. В конце концов, гретые тумблеры - традиция на Благословенном Западе давняя и лелеемая, а алармизмы (= шиза) вообще вечны. С другой, видел, как в низовьях Меконга заливали этой пакостью плавни по высокой воде - после этого туда соваться нельзя достаточно долго, ничего живого, и вонища от дохлой рыбы. И, зная склонность людей к решению сложных проблем простыми путями, представляю, как оно всё может выглядеть при возобновлении массового производства и применения. А так-то - да, интересный материал. Всё, в общем, по местам расставлено.
Семен Курсаков
2 недели назад
-
0
+
А что спорить, спорить бесполезно. У ВОЗ такое же мнение, как и у автора статьи. ДДТ меньшее зло, его скорее всего, будут использовать против малярии на краткосрочном этапе. На долгосрочном этапе, разумнее, скорее всего, выводить бесплодного малярийного комара, но это дело небыстрое. Удручает, что вакцины к малярии до сих пор нет. Более того, У ФАО такое же мнение по использованию пестицидов. Зеленая революция, похоже, выдыхается, а как кормить растущее население? Только введением терпимости к пестицидам. Впрочем, об этом и в википедии написано. Хуже того - глобальное потепление, похоже, отодвинуло границу распространения многих насекомых далеко на север. Где-то читал, что тропические комары скоро будут встречаться аж до Полярного круга. Со всеми их разносимыми болезнями, разумеется. Так что пора учить биологию всерьез и настоящим образом. Если жить еще есть желание.
    ivankolupayev
    2 недели назад
    -
    0
    +
    Ну при всех недостатках мнимых и настоящих ДДТ и другие инсектициды все же лучше чем малярия. Вон в рисе к примеру мышьяк, а народы потребляющие рис славятся долголетием.
    Александр Березин
    2 недели назад
    -
    0
    +
    Повторюсь: текст не безразмерный. и все приписываемые ДДТ последствия туда просто не взлезли -- иначе знаком стало бы 100 тысяч, а не 25. Предметно по аутизму. Причины расстройств аутистического спектра неизвестны от слова совсем (есть лишь гипотезы, что там дело в плохом микробиоме их родителей). Уже поэтому любая работа по корреляциям между ним и ДДТ без объяснения механизма причинно-следственной связи -- это гадание на внутренностях жертвенных птиц, в плане доказательности и предсказательной силы. Но есть и другая проблема. ДДТ в Индии применяется без сильных пауз (несколько лет в 70-х было лишь снижение, запрета не было). В США -- нет. Почему же аутизм в США встречается _намного_ чаще, чем в Индии? Ведь в работе, на которую вы даете ссылку, утверждается, что при высоком уровне ДДТ у матери шансы на аутизм у ребенка выше аж на 32%. Впрочем, что там Индия -- США мировой лидер по аутизму, хотя запретили ДДТ раньше любой другой крупной страны. Он там встречается во много раз чаще, чем в Китае -- хотя ДДТ в Китае делали и применяли вплоть до нулевых годов этого века, а в США запретили полвека назад: https://www.statista.com/statistics/676354/autism-rate-among-children-select-countries-worldwide/ Или другой пример. ДДТ активно применялся в СССР, но в России -- нет. Почему же число лиц с аутизмом в России на душу населения стало намного выше, чем было в СССР? Ведь от советского ДДТ сегодня у нас уже почти ничего не осталось. у него полуразложение в почве несколько лет. Сходные вопросы -- по раку, в т.ч. груди. По вашей ссылке высокое содержание ДДТ в период созревания девочек увеличивает ее шансы на рак груди в пять раз -- а ведь это самый распространенный вид рака у женщин. То есть для поколений, прошедших созревание в эпоху ДДТ уровень рака груди должен быть кошмарно повышен, да? И общий уровень рака -- тоже. Но нет. На практике у поколений родившихся после запрета ДДТ частота рака -- в том числе и груди -- намного выше, чем у тех, кто созревал до этого запрета. Даже после корректировки на средний возраст. Откуда же тогда взялись цифры из исследований по вашим ссылкам? Я бы предположил неучет других факторов. Например (в случае аутизма) тетраэтилсвинца, который в Штатах в 70-е запретили. Или тот факт (в случае рака), что авторы работ по раку не попытались посмотреть, сколько же детей и какой средний доход у лиц, имевших максимальный уровень ДДТ, В общем, ситуация достаточно проста: корреляции можно найти, как я отмечал в тексте, даже между продажами мороженного и числом тонущих в бассейне. Такова природа чисел: на каком-то отрезке времени для умеренных по числу групп (а обе работы по вашим ссылкам работали с небольшой выборкой) корреляции можно найти самые неожиданные. Но если расширение выборки корреляцию разрушает, а эксперименты на животных ее не показывают -- это просто "смешные корреляции". А не реальная связь.
    +
      ещё комментарии
      ivankolupayev
      2 недели назад
      -
      0
      +
      Ну вы же понимаете что механизм причинно-следственной связи бывает известен очень не всегда и порой сильно позже открытия самой зависимости. Ваш же пример "бездетность = рак" из этой категории. Хотя согласен результаты не бесспорные и всегда найдутся работы их опровергающие.
Evgen Storm
2 недели назад
-
0
+
Есть мнение, что причина запрета ДДТ ещё и в том, что он очень долго не разлагается и переносится с водой и ветром: "ДДТ оказался одним из первых глобальных загрязнителей, показав человечеству, сколь тесен мир. В Антарктиде на каждом квадратном метре обнаружили 4*10-9 грамма этого вещества; в некоторых частях ледового материка пестицида было в сотни раз больше. Наивные шведы, решившие определить содержание ДДТ в своих почвах, ориентировались на шестьсот тонн, применённых на территории страны. Они ошиблись в пять раз, причём в большую сторону." Т.е. ДДТ уже мог вмешиваться в пищевую цепочку вне места применения. "И все-таки решение, принятое в 1970 году, правильное. Дело в том, что при имевшемся тогда методе синтеза препарата искомый 1,1,1-трихлор-2,2-бис-(4-хлорфенил)-этан составлял лишь 70%. Остальное — смесь различных ПХБ, абсолютно безвредная для насекомых, зато очень опасная для человека. К тому же, если чистый 1,1,1-трихлор-2,2-бис-(4-хлорфенил)-этан распадается в растениях до 90% уже через месяц, то для разложения технического препарата требуется не менее 180 лет. Стоило лишь вовремя изменить технологию синтеза или изобрести совершенные методы очистки ДДТ, и обошлось бы без планетарных запретов. Кстати, уже в 70-е годы появились некоторые способы разделения технического ДДТ и даже специальные добавки, ускоряющие его распад под воздействием почвенной влаги. Увы, общественное мнение не вняло голосу разума, и ДДТ должен был исчезнуть."
    Александр Березин
    2 недели назад
    -
    0
    +
    "Есть мнение, что причина запрета ДДТ ещё и в том, что он очень долго не разлагается и переносится с водой и ветром:" Вроде бы в тексте вполне ясно написано: "Да, ДДТ накапливается в организме, но точно также это делают другие инсектициды. От мышьяка и свинца до соланина, который мы спокойно и регулярно едим. " Период разложения 50% ДДТ на открытой местности действительно велик -- в среднем несколько лет. То есть через несколько десятков лет его на открытой местности примерно в тысячу раз меньше, чем после внесения. Это медленное разложение, но разложение. А вот ни мышьяк, ни свинец не разлагаются вообще никогда. В принципе. Ни через какое количество лет. И с водой переносятся очень и очень неплохо. То есть если бы ДДТ запретили за плохое разложение, то арсенат свинца запретили бы задолго до него. Но нет, этого не произошло. Справочно: свинец капитально токсичнее ДДТ, однако человек вносит в природу сотни тысяч тонн свинца в год. Где запреты на эти процессы? Их нигде нет, хотя от свинцового отравления умирают люди, более полумиллиона в год: https://en.wikipedia.org/wiki/Lead_poisoning А от ДДТ так никто никогда и не умер. Понимаете разницу? Свинец убил десятки миллионов, а ДДТ ноль, но свинец широко применяли и применяют в быту, а ДДТ -- запретили. То есть нет, ДДТ явно запретили не за плохое разложение. Иначе невозможно объяснить, почему не запретили арсенат свинца, или массовое использование того же свинца. Или то, почему не запретили картошку -- соланин из нее ведь тоже биоаккумуляруется. Или рис: мышьяк из него ведь тоже биоаккумулируется. ""ДДТ оказался одним из первых глобальных загрязнителей, показав человечеству, сколь тесен мир. В Антарктиде на каждом квадратном метре обнаружили 4*10-9 грамма этого вещества; в некоторых частях ледового материка пестицида было в сотни раз больше." Увы, когда наука искала ДДТ в Антарктике, она многого не знала. Сегодня известно, что в природе образуется целый ряд соединений, похожих на ДДТ (их нарабатывают морские бактерии), и их в прошлом принимали за следы ДДТ -- но это не ДДТ, а именно его природные аналоги. Выяснилось это тогда, когда взяли анализ из архивного пузырька с китовым жиром, который был запечатан с 1921 года: https://www.researchgate.net/publication/6760248_Halogenated_organic_compounds_in_archived_whale_oil_A_pre-industrial_record Вероятный источник -- либо морские губки, либо их бактерии-симбионты: https://www.nature.com/articles/nchembio.2330?WT.feed_name=subjects_classification-and-taxonomy "Т.е. ДДТ уже мог вмешиваться в пищевую цепочку вне места применения. " Т.е. нет. ДДТ имеем период полуразложения в природе в несколько лет. Его количество, оставшееся на планете сегодня ничтожно -- если не путать его с природными аналогами, которые из морепродуктов постоянно попадают на сушу. ""И все-таки решение, принятое в 1970 году, правильное" Во-первых, не в 1970 году -- см. мой текст выше. Во-вторых -- нет, неправильное -- см. текст выше, там исчерпывающе объяснено, почему. "то для разложения технического препарата требуется не менее 180 лет." Чистая фантазия автора процитированного вами текста -- даже без попытки ссылки на научную работу по теме.
    +
      ещё комментарии
      Evgen Storm
      2 недели назад
      -
      0
      +
      Возможно. Просто эти вопросы не были подняты в статье. Поэтому я и поднял их здесь. Там ещё говорится о загрязнённости "технического" ДДТ.
        Александр Березин
        2 недели назад
        -
        0
        +
        "Просто эти вопросы не были подняты в статье" Да, текст не безразмерный, тут же не книжка. И так знаков много. "Там ещё говорится о загрязнённости "технического" ДДТ." У меня есть подозрение, что это какая-то советская проблема -- в западной литературе она нигде не озвучивается, насколько я смог понять.
          Evgen Storm
          2 недели назад
          -
          0
          +
          Что-то с сайтом: Пишу пост, а он дублирует предыдущий комментарий.( Вот нашёл сайт со ссылками: "Период полураспада ДДТ в зависимости от среды и целого ряда факторов может изменяться от 2,5 до 45 лет. В среднем период полураспада ДДТ в почвах составляет около 20 лет [76]." http://levfedorov.ru/pest-8-3-2/ https://ru.wikipedia.org/wiki/Фёдоров,_Лев_Александрович "Да, текст не безразмерный, тут же не книжка. И так знаков много." Да, вот и жалко, что у Вас в неплохих в общем-то текстах очень много отступлений не по теме: )
            Александр Березин
            2 недели назад
            -
            1
            +
            Ссылка 75 в этой книге -- это 75. Орлова И.Г. Хлорированные углеводороды в морских экосистемах. СПб: Гидрометеоиздат, 1992. 108 с." Это не научная работа по теме стойкости пестицидов. Кроме того, время полного разложения никто не считает -- только полуразложения. Полуразложение в почве для ДДТ -- от 2 до 15 лет http://npic.orst.edu/factsheets/archive/ddttech.pdf Это, как уже отметил, медленно, но это вполне разложение. В отличие от свинца и мышьяка, у которых его нет вовсе. Тем не менее, отмечу, что Яблоков, конечно, как и Федоров, в работе по ссылке сильно перегибают. Дело в том, что количество инсектицидов, которые человек есть за жизнь на самом деле очень велико, и искусственные в них -- лишь малая часть. Основная -- растительные, типа соланина и многих тысяч (я не шучу) других: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0027510799001943 Поэтому попытка бороться с пестицидами в еде -- напрасная трата времени. Их нет разве что в мясе. Растительной пищи без тех или иных пестицидов практически не существует. Это не учитывают практически любые борцы с пестицидами -- и это они зря.
              Оксана Ремизова
              2 недели назад
              -
              0
              +
              >>Тем не менее, отмечу, что Яблоков, конечно, как и Федоров, в работе по ссылке сильно перегибают. Безусловно, в споре Березина и ученых, прав Березин. А академики всегда перегибают, недоговаривают. Неправы, в общем.
              Evgen Storm
              2 недели назад
              -
              0
              +
              Ну, по приведённой Вами ссылке " The half-life of DDT in an aquatic environment is about 150 years". Так что тут ещё вопрос, кто больше перегибает)) Кстати, в том документе, куда Вы дали ссылку, есть отправка к другому документу: https://www.atsdr.cdc.gov/ToxProfiles/tp.asp?id=81&tid=20 CHAPTER 5. POTENTIAL FOR HUMAN EXPOSURE, p.286 И там мы читаем: "In a study of forest soils in Maine, the half-life for the disappearance of DDT residues was noted to be 20–30 years (Dimond and Owen 1996). DDT was much more persistent in muck soils than in dry forest soils." Т.е. они пишут 2-15 лет и ссылаются на документ, где указано 20-30 лет))) Хотя, если честно, меня этот вопрос волнует мало. Не думаю, что те, кто принимает решения по применению ДДТ будут интересоваться моим мнением. А если и будут, то это не наука, а политика. Поэтому я готов признать Вашу правоту без излишних споров.
                Александр Березин
                2 недели назад
                -
                0
                +
                ""In a study of forest soils in Maine, the half-life for the disappearance of DDT residues was noted to be 20–30 years" Ну там же период полуразложения 2-15 лет. А вы пишите про полный распад. Это же принципиально разные вещи. Естественно, что и сроки для них принципиально различаются.
    Семен Курсаков
    2 недели назад
    -
    0
    +
    И даже больше. ДДТ не только вообще не разлагается, но и накапливается дальше кумулятивно в пищевой цепи, коэф-ты достигают 1000. Впрочем это даже в википедии написано.
    +
      ещё комментарии
      Александр Березин
      2 недели назад
      -
      0
      +
      "И даже больше. ДДТ не только вообще не разлагается," ДДТ безусловно разлагается: "The soil half-life for DDT is from 2 to 15 years " http://npic.orst.edu/factsheets/archive/ddttech.pdf В отличие от мышьяка и свинца из арсената свинца и других инсектицидов на мышьяке. Или медного купороса, спокойно используемого по всему миру как инсектицид и сегодня. "но и накапливается дальше кумулятивно в пищевой цепи, коэф-ты достигают 1000" И тем не менее, до сих не удалось зафиксировать ни одной гибели ни одного позвоночного от ДДТ в дикой природе. Только насекомых. А вот например от соланина из картофеля такие случаи вполне были даже для людей (биоаккумуляция тоже есть). И если бы только от соланина....
Гарри Штирлицян
2 недели назад
-
0
+
Если это ещё возможно, замените в этой фразе "А научные статьи с противоположенными тезисами вне научного мира никто никогда не прочтет." несуществующее в русском слово "противоположенными" на "противоположными".
    Александр Березин
    2 недели назад
    -
    0
    +
    Спасибо, поправил.
Гарри Штирлицян
2 недели назад
-
0
+
Спасибо автору. Толково и точно. Зря вы только тратите время на комментарии глупцов и троллей.
Сергей М.
2 недели назад
-
-1
+
> Когда концентрация вещества приближается к значению 300 мл на 1 кг веса, > следует смерть Цитировать АиФ в научно-популярной статье опасно. Можно вляпаться... 300 мл — это, вообще-то, по массе больше стакана воды. Стакан чего-то на килограмм веса... В общем, вы поняли. > Довольно давно в США поставили эксперимент: 18 месяцев скармливали > людям по 35 миллиграмм этого вещества в сутки. Что-то в цитируемой статье https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0027510799001943 я этого не нашёл. Даже не знаю, стоит ли читать дальше...
Андрей Пшеничнов
3 недели назад
-
4
+
Когда вижу статью камрада Березина, сразу понимаю что материал будет качественный, а комменты - забавными. Спасибо! За проделанную работу... И за минутку юмора в комментариях конечно 😁 разум когда нибудь победит.
ivankolupayev
3 недели назад
-
1
+
Свиридов (который тут набрасывал "камни"), вроде забанен, а оповещения от него в личку приходят. Правда прочитать, что отвечает этот чудак уже нельзя. Туда и дорога, но бан какой-то не окончательный ))
1
2
Подтвердить?
Лучшие материалы
Предстоящие мероприятия
Войти
Регистрируясь, вы соглашаетесь с правилами использования сайта и даете согласие на обработку персональных данных.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: