Пляжи исчезают, но пляжи растут: что связывает глобальное потепление и ГРУ — Naked Science
37 минут
Александр Березин

Пляжи исчезают, но пляжи растут: что связывает глобальное потепление и ГРУ

6.0

Недавняя научная работа утверждает, что к концу века половина песчаных пляжей «почти исчезнет», и ссылается вроде бы на спутниковые фото. Чуть более раннее исследование в научном журнале того же издания говорит, что пляжи довольно быстро растут, — и тоже ссылается на спутниковые снимки. Причем на те же самые. Как у ученых так получается и что будет с пляжами на самом деле? Попробуем разобраться.

От существования этих полос песка зависит не только экономика туристически ориентированных стран, но стабильность береговой линии, а также работа портов. Так что же на самом деле происходит с пляжами? / ©Wikimedia Commons
От существования этих полос песка зависит не только экономика туристически ориентированных стран, но стабильность береговой линии, а также работа портов. Так что же на самом деле происходит с пляжами? / ©Wikimedia Commons

Гадание: по фотографии и без нее

Журнал Nature Climate Change опубликовал статью, согласно которой песчаные пляжи подвергаются сильнейшей эрозии и в сочетании с быстрым подъемом уровня моря это значит, что к концу века половина из них «почти исчезнет» — а именно, отступит на величину до 100 метров. Британская The Guardian (и не только) слегка «заострила» заголовок, чтобы он был пострашнее: жить-то на что-то надо. Вышло: «Пляжи мира исчезают из-за климатического кризиса».

В апреле 2018 года Nature Scientific Reports выпустил другую работу, которая практически не получила освещения в прессе. В ней говорилось, что пляжи по всему миру растут. Может, более новая работа учитывает какие-то самые свежие данные? Это легко проверить с помощью Sci-Hub, где ее текст доступен.

Увы, там нет никаких упоминаний о новых спутниковых снимках. Напротив, ссылки по реальным пляжам в наблюдаемом мире идут туда же, куда и у первой работы. За счет чего же у них вышло, что песчаные берега к 2100 году в значительной степени будут утеряны?

Все просто: они использовали моделирование будущих процессов с ними в случае подъема уровня моря, прогнозируемого для различных сценариев выбросов СО2. Напомним: некоторые из этих сценариев обещают метровый подъем уровня воды до конца века. Многие из этих пляжей очень пологие, и вода легко должна залить их в теории.

Но есть кое-какие детали, которые вызывают сомнение. Подъем уровня моря начался не вчера, десятки лет он рос на два-три миллиметра в год. Если исходить из логики авторов работы, согласно которым наступление моря означает гибель пляжей, то она уже сейчас должна идти полным ходом.

Что показывают фото, а не модели

Важность фотографий, сделанных из космоса, в изучении Земли переоценить невозможно. До них в научной литературе оценки длины морского берега, занятого песчаными пляжами, варьировались от 10 до 75% от общей протяженности побережий, различаясь во много раз. Это естественно: береговой линии в мире 622 тысячи километров, у ученых не хватит денег и времени изучать их даже аэрофотосъемкой, не то что экспедициями.

И все же оценить пляжи точно хотелось бы: 44% населения планеты живут не дальше 150 километров от берега моря, для них он типичное место отдыха. Но даже если вы трудоголик или житель северной России, близкий пляж вам все равно нужен: он защищает берег от разрушения волнами. Из-за важности вопроса его пытались исследовать, и ряд научных работ утверждал, что 70% всех пляжей в мире разрушаются.

Ситуацию с исследованностью мировых пляжей поправили спутниковые снимки за 1984-2016 годы. По ним стало ясно, что песчаные пляжи покрывают 31% мирового берега моря. В Европе эта доля минимальна, 22%, а в Африке — максимальна, 66%. При этом 27% всех их наступали на море со скоростью 0,5 метра в год и более. 24% отступали вглубь суши с той же скоростью. 47% испытывали колебания ниже 0,5 метра в год в любую сторону.

Коричневым показаны берега, покрытые песком и мелким гравием, темным отмечены непесчаные пляжи. Выше 50 градусов широты их мало. Это оттого, что при холодном климате мало осадков, а значит, эрозия в континентальных областях идет вяло и песка к морю выносит не так много / ©Arjen Luijendijk et al.

Картина не была однородной. Австралия в среднем показывала потерю пляжей на 0,2 метра в год, а Африка — на 0,07 метра в год. На всех остальных континентах (исключая Антарктиду, где их практически нет) пляжи росли. В среднем по миру рост составил 0,33 метра, в Азии — 1,27 метра в год. Всего за 1984-2016 годы площадь пляжей выросла на 3 663 квадратных километров, то есть огрублено на 110 квадратных километров в год. Это очень много: дело в том, что всего в мире считанные десятки тысяч квадратных километров пляжных зон. Выходит, они прибавили весомые проценты всего за треть века.

Почему? Первый приходящий на ум ответ — человеческая активность. Люди часто намывают песчаные пляжи вокруг своих городов, потому что это уменьшает убытки от штормов. Так же часто они углубляют фарватеры судоходных рек и крупных портов — чтобы туда проходили суда покрупнее. Девать поднятый при этом со дна песок порой некуда, и тогда его выбрасывают на берег.

Вот только на карте выше хорошо видно, что пляжи растут и на необитаемом севере Канады, и на почти необитаемом юге Чили, и в Новой Зеландии, и на юге Мадагаскара, где берега особо никто не намывает.

Скорость разрушения и образования пляжей показана красным и зеленым соответственно. Остальные районы в основном стабильны / ©Arjen Luijendijk et al.

Кроме того, человек не только намывает песок на берег, но и забирает его оттуда. Авторы соответствующей работы приводят в пример дельту Меконга в Азии, где пляжи отступают на 25-30 метров в год уже три десятка лет. Другой пример удара по береговой линии — Мавритания и Португалия, где строительство волноломов у портов не давало песку, идущему с течениями близ берега, пополнять существующие пляжи. В итоге там наблюдалось отступления пляжа на 20-30 метров в год.

Бесспорно, есть и места, где наступление песка активирует именно человек, но авторы работы 2018 года так и не решаются сделать вывод о том, что именно он — причина перемен. Кажется, что человек сужает пляжи в одних местах примерно на столько же, на сколько расширяет их в других.

Что будет с ними в будущем

Хорошо, на сегодня пляжи растут на 110 квадратных километров в год — несмотря на подъем уровня моря на 2-3 миллиметра в год. Причины не очень ясны, то ли человек, то ли нет. Но можно ли предположить, что будет с ними в будущем?

Мы должны сказать прямо: полномасштабных работ на эту тему на данный момент нет. Работа 2020 года, обещающая гибель половины пляжей к 2100 году, к ним отнесена быть не может. В основном потому, что она никак не упоминает тот факт, что в реальном мире сегодня пляжи растут, несмотря на подъем уровня моря. Соответственно, авторы работы не пытаются объяснить, на основании чего считают, почему после трети века наступления пляжей они теперь вдруг начнут отступать. Возможно, они надеются на резкое ускорение наступления уровня моря, но в их работе явно это нигде не сказано. Поэтому всем нам остается только гадать, почему они игнорируют фактический рост пляжей и обещают их быстрое сокращение.

Однако ряд осторожных предположений можно сделать уже сейчас. Для этого достаточно задуматься: а откуда, собственно, в море берется песок, из которого формируются пляжи? У него два основных источника: измельченные куски горных пород, которые реки выносят к морю, и измельченные же фрагменты приморских горных и осадочных пород, последствия волновой эрозией. Кое-где на региональном уровне крупный песок появляется, когда волны перемалывают ракушки мертвых моллюсков. Что случится с этими источниками песка по мере глобального потепления и наступления моря?

Достаточно очевидно, что вынос измельченных горных пород реками увеличится: глобальное потепление ведет к росту осадков (за прошлый век они выросли на 2%), а именно осадки вызывают эрозию самых разных пород внутри континентов. Вода же наполняет реки и позволяет им переносить перемолотое в море.

Наступление моря (там, конечно, где оно будет происходить, потому что в Бангладеше и других плотно населенных странах в реальности суша наступает на море, в силу деятельности людей) должно заметно усилить эрозию прибрежных скал и осадочных пород.

Ракушки мертвых моллюсков по мере потепления также будут лишь множиться. Несложно сравнить количество ракушек на побережье северных морей и, например, Азовского, чтобы понять: в теплых морях моллюсков явно больше. На это же указывают и ископаемые останки из прошлых эпох: меловой период называется так не случайно, а именно потому, что дал весьма толстый и поэтому выделяющийся слой остатков моллюсков.

Зеленая чума

Это не значит, что привычному облику пляжей ничего не угрожает. Недавний анализ изменений растительности в прибрежной зоне в с1984-2017 годах показал, что прибрежные дюны активно покрываются растительностью, из-за чего больше не могут мигрировать вслед за ветрами.

То есть ветровой нанос песка на активно двигающиеся дюны становится все слабее: заросшие местности не дают сносить с себя большое количество пыли. Причины зарастания — те же, что по всей планете. Больше всего растения стимулирует рост концентрации СО2 в воздухе, затем — некоторое увеличение осадков.

Все это будет иметь очень большие последствия для типичных пляжей. Зарастание означает резкое снижение численности подвижных дюн — или даже их полное исчезновение. Речь идет о достаточно жесткой связи, подтвержденной исторически. В последнем ледниковом периоде берега морей были устланы голыми песчаными дюнами, постоянно переносимыми ветром.

Образцы льда из Гренландии показывают, что запыленность воздуха была в 20-25 раз выше, чем сегодня. Несложно догадаться, что в ледниковую эпоху своих источников песка и пыли в Гренландии не было. Твердые частицы переносились туда с ветром, за тысячи километров. Люди той эпохи должны были жить в условиях крайне частых песчаных бурь и быстрого наступления ветровых дюн.

Шойна, август 2005 года. Девочка играет у занесенного песком деревенского дома / ©visitnao.ru

Локальным, уменьшенным аналогом такой ситуации можно считать ситуацию в поселке Шойна в российском Заполярье. Также, как и в ледниковом мире, здесь довольно холодно, а ветра, как и положено приморскому району, сильные.

Шойна — исключение из правил для современного Заполярья, потому что речной сток на севере сегодня куда меньше, чем в низких широтах, и речного песка у морских берегов немного. Вместо него Шойну заносит морским песком, который прибивают к берегу волны, а дальше свободно переносит ветер. В остальных районах Заполярье морского песка не так много, поэтому и подвижных дюн нет.

Песок заносит здания в Шойну, превращая их в полуземлянки, входы в которые жители раскапывают лопатой / ©visitnao.ru

В 1400-1850 году в Европе наступил относительно холодный период и в это же время началось сильнейшее наступление береговых дюн на континентальные земли, включая плодородные. Причины просты: в более прохладном климате растений меньше, а именно они своими корнями удерживают песчаные массы от быстрого ветрового переноса. Тогда же, что зафиксировано в исторических источниках, власти разных европейских стран начали специально сажать леса у берегов — чтобы не потерять пахотные земли, прилегающие к морю.

Похоже, мы наконец нашли угрозу пляжам: во многих районах их самые далекие от моря (и района, накрываемого приливом) части зарастут травой и кустарниками.

Что объединяет пляжи, акулы, кораллы и сварившихся заживо новозеландских мидий

Мы с сожалением должны отметить, что выворачивание реальности наизнанку по теме «вокруг да около глобального потепления» происходит не только с пляжами. Оно идет постоянно.

Чтобы не ходить далеко за примерами, полистаем новости за последние месяцы. Вот: «Акулы могут остаться без чешуи из-за роста кислотности Мирового океана» (основано на реальной научной работе). Или «Свыше 500 000 мидий сварились заживо из-за глобального потепления» (тут, правда, никакой научной работы за этим не было, только нецензурный ролик одного новозеландца на Youtube). А вот еще: «Коралловым рифам предсказали исчезновение к 2100 году». У всех этих остросюжетных новостей есть одна неприятная сторона: читающие их люди оказываются дезинформированными.

Возьмем акул. Известно, что они существуют сотни миллионов лет, а всего сто миллионов лет назад (мезозой) океан был намного кислее, чем обещает нам нынешнее потепление (слишком уж при динозаврах было тепло). Почему ископаемые акулы вполне имеют чешую? На этот вроде бы простой вопрос авторы соответствующей работы никакого ответа не дали.

Мы тоже его не дадим, лишь посоветуем вспомнить школьный курс биологии. В его рамках учителя, бывает, рассказывают, что акулы заходят в крупные реки на 400 километров вверх по течению и живут там годами. Более того: в пресноводном озере Никарагуа акулы выводят свое потомство и также живут там годами (включая взрослых особей). Все это происходит несмотря на то, что pH пресной воды не выше 7.0, а в Амазонке, куда акулы поднимаются на четыре тысячи километров от устья — до 4-5. А вот pH морской воды даже в мезозое не опускался ниже 7,5. Кстати, к 2100 году его не ожидают ниже 7,7.

Акулы по типа той, что на фото, входят в Амазонку из Атлантического океана и поднимаются на тысячи километров вверх по течению, достигая Перу / ©Wikimedia Commons

Вывод? Все верно: современные акулы сохраняют чешую при pH, которого у океанской воды никогда, ни при каком закислении, не будет в принципе, ибо соленая вода pH даже в 7.0 (как у пресной) не получит. Конечно, у них слегка повысится темп обновления чешуи. Но очевидно, что они от этого особо не страдают — иначе не шли бы в реки и пресные озера по доброй воле и не размножались бы там в бешеном темпе, как делают это в озере Никарагуа.

Читатель уже начал что-то подозревать и про мидий, верно? Определенно, у него есть основания. На видео про «сварившихся заживо» мидий показаны зеленые новозеландские мидии. Глобальное потепление не грозит им вымиранием, потому что они одни из самых теплоустойчивых на планете, и начинают гибнуть только после +32 градусов. А сегодня в водах, где они обитают, температура только +18, к концу века ожидается не более +22.

На известном видео они погибли вовсе не от глобального потепления, как это описывала нам западная пресса. Все намного банальнее: в момент складывания векторов солнечных и лунных отливов вода отступает рекордно сильно. В результате многие мидии оказываются без водяной подушки над головой куда дольше, чем обычно. Когда такое событие совпадает с не слишком ветреным полднем, мидии нагреваются до 40 градусов (сильнее воздуха — раковина-то у них темная) и погибают.

Конечно же, такое событие не имеет ничего общего с глобальным потеплением. В Новой Зеландии в полдень и до всякого потепления бывало достаточно солнечно, чтобы мидии, многие часы проводящие на пляже в рекордный отлив, погибали от перегрева.

Кстати, не только там: перегревные заморы мидий — важная часть экологии прибрежных зон. Если мидии не гибли бы периодически, их конкуренты усоногие вообще не могли бы существовать, потому что они отличаются от мидий лучшей устойчивостью к теплу, но вот прямой борьбы не выдерживают. Только такие заморы освобождают экологическую нишу усоногим и без них биоразнообразие прибрежной зоны неизбежно снизится.

Кстати, общей численности зеленых новозеландских мидий все эти заморы тоже не угрожают. Их популяция бурно и непрерывно растет — они даже стали важным объектом новозеландской аквакультуры. Не верите? Зайдите в хороший магазин морепродуктов. Новозеландские зеленые мидии активно продают и в России — на другом конце земного шара. Выращивая их в садках в открытом море, новозеландцы получают такое количество биомассы, что ее становится экономически выгодно экспортировать хоть за 20 тысяч километров, тем более что тушеные в белом вине они будут повкуснее европейских, а стоят сравнимо.

Кораллы сегодня имеют далеко не такое обширное распространение, как в предшествующие эпохи, с более высокой температурой и более низким pH морской воды / ©Wikimedia Commons

Наконец, кораллы. Рассказы об их вымирании к 2100 году основаны… Да, вы верно угадали, исключительно на моделировании. Никто из строителей соответствующих моделей, правда, так и не ответил на один простой вопрос. В конце прошлого ледникового периода, всего дюжину тысяч лет назад, температура росла быстрее, чем сегодня. Но ни кораллы, ни Большой Барьерный риф почему-то никуда не исчезли. Да, они сместились вслед за наступающими водами. Но на ископаемых останках рифов ледникового периода не заметно, чтобы видовое разнообразие кораллов после таяния ледника было меньше.

Несложно догадаться, отчего кораллы и не думали вымирать в ту пору: наибольший расцвет этих созданий в прошлом Земли приходился на эпохи куда теплее нынешней. Более того, и сегодня есть регионы, где теплолюбивые виды кораллов вполне расширяются, несмотря на потепление. И расширение их, скорее всего, продолжится как минимум до 2100 года. Переносят они и закисление океанской воды.

Современные кораллы часто растут рядом с точками постоянной утечки СО2 из морского дна. Температура там довольно высока, а pH сильно ниже, чем модели обещают для 2100 года, но кораллы в таких местах почему-то и не думают вымирать / ©Wikimedia Commons

Почему же, еще до всякого вымирания акул, кораллов и мидий, все уже спешат обвинить в этом глобальное потепление? Ну, с одной стороны, разумные причины для этого есть. Ни те, ни другие, ни третьи, как мы отметили выше, от глобального потепления не вымрут и не лишатся чешуи. Поэтому обвинять потепление в их коллапсе можно только до выполнения предсказания: после не выйдет, потому что оно никогда не сбудется.

Есть и еще одна причина, почему глобальное потепление «виновато» во всем этом. В современном медиапространстве оно играет ту же роль, что ГРУ в американской прессе. Кто поддерживал на выборах негодяя-республиканца Трампа? Конечно же ГРУ — в Штатах это мало кто оспаривает. А кто поддерживает негодяя-демократа Берни Сандерса? Вы уловили суть: конечно же, опять русские (и опять в этом контексте упоминается ГРУ). Кто бы не победил — из тех, кто неприятен американском истеблишменту — его обязательно приведет к победе русское вмешательство в выборы.

Аналогичным образом глобальное потепление будут обвинять во всем плохом, что происходит в окружающей нас природе. И часто даже в том, что в ней не происходит. Вроде «исчезновения» в реальности растущих пляжей, «вымирания» кораллов или «растворения» чешуи у акул.

Что заставляет часть ученых доверять моделям, а не наблюдаемой реальности

Итак, будущая судьба пляжей на планете относительно предсказуема. К северу от 50 градуса их площадь будет нарастать при практически любом мыслимом сценарии — потому что увеличится речной вынос песка. В Африке песчаные пляжи за счет постепенного зарастания и эрозии будут плавно уменьшаться, в Азии и других местах – скорее расти (ибо там больше активность по намыву пляжей).

Даже если люди, по каким-то причинам, бросят отвоевывать сушу у моря, что делают прямо сейчас (несмотря на подъем моря площадь прибрежной суши растет), то перенос песка волнами все равно не даст пляжам сильно сократиться. Другое дело, что их далекая от моря часть будет постепенно зарастать, особенно там, где нет сильных приливов.

А как же недавно вышедшая работа, обещающая «почти исчезновение» половины пляжей мира к 2100 году? Чтобы понять, что побудило ее авторов сделать такие прогнозы и ни словом не сказать, что в реальном мире пляжи растут, позволим себе цитату. Недавно умерший физик Фримен Дайсон уже много лет назад здраво отметил:

«Я вижу предвзятость в том, как нам рассказывают [о глобальном потеплении]. Все, что выглядит плохим, нам сообщают в прессе, и все, что выглядит хорошим, — не сообщают».

И далее: «Вопрос: как они смогли верить своим моделям [предсказывающим катастрофу от потепления]? Ну, я видел это в самых разных областях науки. Вы сидите напротив компьютера десять лет подряд и начинаете думать о вашей модели как о реальности. Да и, по правде сказать, само благосостояние таких людей зависит от того, насколько они пугают других людей. Чисто психологически сложно выйти и сказать: «Не беспокойтесь, это не проблема». Еще бы нет, когда вся их жизнь зависит от того, чтобы это [глобальное потепление] было проблемой».

Отметим: мы не думаем, что побуждения, стоящие за работами об «исчезновении» растущих пляжей, сводятся к желанию побольше пугать людей, чтобы проще было получать гранты на дальнейшие исследования. Практически наверняка большинство делающих так ученых в самом деле верят, что пляжи исчезнут, а потепление разрушительно. Само по себе это не проблема: ученые тоже люди и тоже могут верить в странное, у каждого есть право на ошибку. Проблема в том, что такие исследователи рассказывают о своих моделях («гибель пляжей»), но не рассказывают о том, что происходит в реальной жизни, где пляжи растут.

Это действительно похоже на систематическое искажение и освещение только плохих последствий (даже если они существуют только внутри модели), при умалчивание о хороших (даже если они существуют на реальной Земле). И здесь Дайсон прав: налицо систематическая предвзятость.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl + Enter.
Позавчера, 18:20
5 минут
Василий Парфенов

За последние полгода у медиков и ученых существенно улучшилось понимание механизмов функционирования вируса SARS-CoV-2 в организме человека и особенностей протекания вызываемой им инфекции. И если тяжесть проявления симптомов Covid-19 точно зависит от возраста пациента, то как он влияет на восприимчивость к этой болезни, детально не изучалось.

Вчера, 17:51
5 минут
Денис Гордеев

Когда эти клетки покидают кровообращение и мигрируют в ткани, то приобретают новые, ранее неизвестные свойства.

Вчера, 14:26
3 минуты
Денис Гордеев

Робот участвовал в радиометрических и геофизических исследованиях, помогая составить трехмерные карты распределения радионуклидов.

20 октября
4 минуты
Сергей Васильев

Глубоко в носоглотке ученые обнаружили новую — четвертую — пару крупных слюнных желез, о существовании которой ранее никто не подозревал.

Позавчера, 18:20
5 минут
Василий Парфенов

За последние полгода у медиков и ученых существенно улучшилось понимание механизмов функционирования вируса SARS-CoV-2 в организме человека и особенностей протекания вызываемой им инфекции. И если тяжесть проявления симптомов Covid-19 точно зависит от возраста пациента, то как он влияет на восприимчивость к этой болезни, детально не изучалось.

Вчера, 17:51
5 минут
Денис Гордеев

Когда эти клетки покидают кровообращение и мигрируют в ткани, то приобретают новые, ранее неизвестные свойства.

28 сентября
29 минут
Александр Березин

Сентябрь 2020 года принес в Закавказье войну — столкновение Азербайджана и Нагорного Карабаха получило большой размах, общее число жертв, судя по всему, уже перевалило за сотню, а Ереван и Баку объявили мобилизацию (в Азербайджане — частичную). Объективного смысла в войне для самих участников нет. Баку не победит, но и Армения от конфликта ничего не выиграет. Пользу конфликт, однако, объективно принесет Турции, а также тем, кто поставляет в Азербайджан оружие. Возникает вопрос: почему война оказалась возможна, несмотря на дружественную позицию России к Армении, и зачем на нее пошли в Баку? И есть ли у Еревана разумный выход из назревающей бойни?

16 октября
6 минут
Денис Гордеев

Люди со второй и четвертой группами крови с большей вероятностью переболеют Covid-19 в тяжелой форме.

20 октября
4 минуты
Сергей Васильев

Глубоко в носоглотке ученые обнаружили новую — четвертую — пару крупных слюнных желез, о существовании которой ранее никто не подозревал.

[miniorange_social_login]

Комментарии

Написать комментарий

Подтвердить?
Лучшие материалы
Предстоящие мероприятия
Войти
Регистрируясь, вы соглашаетесь с правилами использования сайта и даете согласие на обработку персональных данных.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: