14 февраля
Александр Речкин

Космические очки

2.9

Гравитационные линзы, предсказанные ещё Эйнштейном, обладающие возможностью увеличения рассматриваемых объектов в сто миллиардов раз, позволяют увидеть не только далёкие звезды, но почти как на ладони рассмотреть экзопланеты, расположенные в ста световых годах от наблюдателя. Что обнаружат исследователи, заглянув в бездну космического пространства?

Гравитационное линзирование / ©ЕКА

Серые птицы сорвались с макушек слоновых пальм и с тревожными, противными криками, похожими на карканье, понеслись на восток. Деревья, на которых они только что заседали, одно за другим, как подкошенные, стали валиться на тонкую кромку воды, поднимая во все стороны брызги. По образовавшейся бреши двигался массивный серебристый аппарат, внутри которого в прозрачном шаре сидел человек. Он почти не двигался, так как все команды машине отдавались силой мысли посредством нейрошунта, соединённого с мозгом пользователя и интерфейсом компьютера.

Массивные ноги аппарата давили мягкий грунт, вспенивая неглубокую воду, во все стороны от чудовищной махины разбегались мелкие сине-серые гладкокожие зверьки. Их писки и крики, раздававшиеся на многие сотни метров, не были слышны в звуконепроницаемой кабине.

Вдруг из-за ряда деревьев слева показалась треугольная оранжевая голова с широким гребнем посреди лба. Существо, сильно напоминавшее древнего земного динозавра, вышло навстречу аппарату и перегородило дорогу. Его гребень поменял цвет на ярко-красный, означавший, что животное рассвирепело и приготовилось к нападению.

Ни секунды не мешкая, мужчина, управлявший серебристой башней, развернул в сторону хищника линейные пушки. Грохот их выстрелов всколыхнул окрестности, импульсные снаряды разнесли на куски ещё ничего не сумевшее понять, динозавроподобное существо. Ошмётки разлетелись во все стороны и забрызгали прозрачный шар кабины.

– Проклятье, – проворчал мужчина, – сейчас набегут.

Он отдал команду аппарату двигаться в прежнем направлении с максимальной скоростью, сняв уже не нужный режим скрытности.

Аппарат медленно набирал скорость, всё быстрее топая по грязной воде. За ним вслед устремились выпрыгивающие то тут, то там из песчаных нор длиннохвостые когтистые звери, покрытые жёлтым мехом. Они догоняли массивные ”ноги” аппарата, прыгали на них в безумной ярости и пытались вцепиться когтями или зубами в скользкий металл.

– Дурацкие звери, – пробормотал мужчина, – даже без вскрытия ясно, что мозгами не обладают, – оператор улыбнулся собственной, как ему казалось, остроумной шутке. Хотя он прекрасно знал, что зубастые меховые существа охраняют свою территорию, защищая гнёзда, самок и выводок.

Когти царапали корпус аппарата, то и дело одно или два существа попадали под ”ступни” машины и с чавкающим звуком впечатывались в почву. Мужчина понимал, что экзекуцию пора прекращать, иначе зверюги счешут краску и рано или поздно металл аппарата начнёт гнить в постоянно влажном климате этой негостеприимной планеты. Оператор резко развернул аппарат и дал длинную, затяжную струю пламени из огнемёта поверх голов меховых зверей. Воздух наполнился новыми криками и запахом палёных шкур.

На время звери отстали, а аппарат снова начал набирать скорость. Оставалось несколько километров до базы Андрея, и Юрий надеялся, что аппарат успеет проскочить расстояние без особых происшествий.

Вообще, здешняя среда обитания не благоволила к долгосрочному проживанию человека, поэтому на планету закидывали экспедиции на год-полтора, а затем состав участников менялся. Напоминало древние земные экспедиции в Арктику и Антарктику, когда люди оставались на автономном обеспечении на долгосрочный исследовательский период.

Юрий Тамарин жил на Паноптикуме уже пятый и последний для него сезон. Экспедиция должна была завершиться через пару месяцев по общему времени.

Аппарат шёл дальше, раздвигая заросли и потихоньку наматывая на дула выставленных вперёд пушек зелёные лианы.

Датчик на панели управления подал сигнал тревоги. Юрий поднял взгляд к потолку прозрачного купола и увидел вдалеке тёмно-синюю тучу, которая развернулась и стремительно направилась к нему.

«Коршуны, – решил мужчина, – только их не хватало».

Конечно, это были не привычные землянину хищные птицы семейства ястребиных. Коршуны Паноптикума напоминали древних птеродактилей с вытянутыми острыми клювами и поистине значительным размахом крыльев. Когда эти существа парили в небе поодиночке, то не представляли абсолютно никакой опасности, но когда они собирались в стаи, то какой-то злой коллективный разум словно заставлял их нападать на подвижные мишени.

Юрий запросил у бортового компьютера карту местности. Спрятаться от стаи не представлялось возможным: лес впереди расступился и до самых холмов, видневшихся на горизонте, простиралась степь.

«Ох, и повезло же».

Аппарат нёсся, бежал на максимальной скорости, однако коршуны приближались, нагоняя добычу.

«Почему тут каждая живая тварь столь тупа, что нападает на стальную конструкцию? – размышлял Юрий. – Надо будет спросить у Андрея, он всё же ксенобиолог, может, и просветит. Если, конечно, доберусь до него в целости и сохранности».

Когда самцы спикировали вниз и попытались когтями ухватиться за выступающие части аппарата, Юрий отдал приказ круговой обороны. В спинной части машины открылось несколько створок, и из них показались боеголовки. Щелчок и семнадцать ракет, взмыв в воздух, уничтожили оказавшихся неподалёку хищных птиц.

Датчик снова запищал.

– Ааааа, – взвыл Юрий, – как же так?

Система показывала, что одна боеголовка осталась в шахте, её заклинило при запуске.

Юрий извергал проклятия, не забывая развернуть дула пушек и открыть шквальный огонь по свихнувшимся коршунам.

Впереди уже маячили холмы, под один из них был замаскирован лабораторный модуль, который при ближайшем рассмотрении выглядел как дзот земных времён середины ХХ века.

Неверующий ни в бога, ни в чёрта Юрий начал молиться мифическому Абсолюту, судьбе и космическому змею, в которого верят лётчики-космонавты, чтобы аппарат донёс его до модуля.

Коршунам всё же удалось зацепиться за выступающий над кабиной щиток. Их когти заскрежетали по стеклу. Широкие хвосты хищников, заканчивающиеся массивными костными шарами, молотили обшивку машины. Удары сыпались со всех сторон. И тут застрявшая в шахте боеголовка детонировала. Взрыв бросил аппарат вперёд, и он, пролетев несколько метров, рухнул на землю, пробороздив длинную траншею.

«Конец», – решил Юрий, повисший на ремнях безопасности.

Коршуны закружились над поверженным металлическим гигантом и начали пикировать вниз с намерением добить его. Но даже самые первые птицы не успели коснуться аппарата, их превратили в пепел залпы сотен орудий дзота. Юрий наблюдал, как расцветающая радуга пестрит огненными сполохами в синем небе. Красиво.

Спустя несколько минут Юрию удалось поднять и стабилизировать свою машину; под прикрытием проливного огненного дождя из батарей дзота он благополучно добрался до открывшихся ворот лабораторного модуля.

В подземном ангаре Юрия уже встречал его друг, коллега и, по совместительству, начальник лаборатории, Андрей Никодимов.

– Ты чего ж это, Юра, не сообщил, что приедешь? – пожурил напарника Андрей.

Юра покинул прозрачный шар и крепко обнял товарища.

– Хотел тебе сюрприз сделать, – попытался отшутиться Юра.

– Сюрприз, конечно. Вот не подоспей я, остались бы от тебя только рожки да ножки. Ладно, пошли.

В кабинете Никодимова Юра разлёгся на широкой кушетке и позволил товарищу продолжать свою работу. Андрей наблюдал за огромным, во всю стену аквариумом, в котором кружились, летали, двигались и спали сотни тысяч насекомых, чем-то напоминавших земных пчёл.

– Я ведь к тебе не так просто заскочил, – начал Юра, – есть разговор, и он не для протокола или записи, поэтому хочу обсудить с тобой всё с глазу на глаз.

– Валяй, – Андрей не отрывал взгляд от аквариума.

– Через пару месяцев наши смены подходят к концу и… И вот ты думал, чем будешь заниматься дальше?

– Да, – бесстрастно ответил Андрей, – вернусь домой, на Луну. Открою баночку пива и буду смотреть сериалы.

Юрий фыркнул, он знал, что товарищ его разыгрывает.

– А серьёзно?

– Подамся ещё в какую-нибудь экспедицию.

– Андрюша, тебя ни в какую экспедицию не возьмут, тебе уже семьдесят лет.

– Ну и что, зато я здоров как бык и все тесты сдаю на отлично, да и выгляжу максимум на тридцать.

– Ты, верно, шутишь, ты же знаешь правила: это наша последняя экспедиция. После семидесяти – только почётная пенсия.

Андрей на мгновение замер, словно вдруг осознал свой возраст, а затем пробурчал:

– И чего ты предлагаешь?

– Частный заказ.

– Чего?

– Полёт к гравитационному фокусу солнца Паноптикума. Вот, смотри, – Юрий дотронулся до своего интерфейса, висевшего на ухе, и установил связь с лабораторным монитором, – это квазар Q2237, – на экране появилась картинка, – вроде бы ничего особенного, если не считать, что вместо одной звезды мы видим сразу несколько. Данный эффект создаётся из-за гравитационной линзы в центре галактики упомянутого квазара. Сами линзы были обнаружены и описаны давным-давно и, несмотря на то, что уже сотни копий были поломаны и тысячи речей произнесены с целью подогнать к этим космическим очкам какой-нибудь спутник-телескоп, чтобы увеличить его оптическую мощь, страшно представить, в сто миллиардов раз! Однако до сих пор ничего не сделано.

– У нас такое часто бывает, – хмыкнул Андрей, – деньги выделяются только под самые, как кажется грантодателям, значимые проекты, например, для написания очередной биографии Илона Маска или на разработку игровых приложений к мобильному интерфейсу.

Юра отмахнулся:

– Вот поэтому я тебе и говорю про частный заказ, средства есть, можно лететь. Никаких бюджетных обязательств, никаких грантов. Но самое главное, представляешь, какие возможности дают эти космические очки? С помощью столь мощного увеличения можно рассмотреть не только далёкие звёзды, но и составить подробные карты с указанием морей, континентов, гор и самых значительных рек, планет, расположенных в ста световых годах от наблюдателя, с чёткостью в десять километров на пиксель!

– Вижу, ты прямо огнём горишь, – не восприняв энтузиазм коллеги, хмуро заявил Андрей. Он снова отвернулся к аквариуму.

Юра соскочил с места и подбежал к другу.

– Чёрт возьми, да хватит пялиться на этот улей, – он ткнул пальцем в сторону аквариума, – через пару месяцев тебя выпрут с планеты, и что ты будешь делать? Писать до конца существования статьи про местных пчёлок?

– Пчёлы тут ни при чём, не надо их обижать, – Андрей потупил взгляд, – вот, видишь? – он указал пальцем на большое насекомое, неподвижно сидевшее справа от ярких розовых цветов. – Это Генри, и приборы фиксируют у него особую мыслительную активность, хотя трудно объяснить, как она создаётся в его крохотном мозгу, но я уверен, что он понимает, что за ним наблюдают. А это, – Андрей перевёл взгляд на другое насекомое, приглядевшись к которому Юра заметил, что по окраске оно немного отличается от Генри, – Архитектор, он способен руководить группой и строить разноплановые ульи, совсем не похожие ни на местные, ни на земные. – Юра хотел что-то сказать, но Андрей не дал ему, продолжив. – А вот эта стайка, что летает кругами над детектором, несколько дней назад почти полностью разобрала аналогичный не закрытый пластинами радиомаяк. Они не только смогли расчленить его на кусочки, но, сломав маяк, приспособили разные его части к своим повседневным нуждам. Я пока не могу понять, кто у них заводила и кто, соответственно, руководит этой группой. А ты, Юра, говоришь про статейки, да тут внеземной разум с высокой степенью организации и исключительной формой интеллекта.

– Какими бы умными твои пчёлы ни были, я толкую тебе о завтрашнем дне.

– Я понял. Кто благодетель, кто частный инвестор, который оплачивает экспедицию?

Юра ухмыльнулся:

– Я.

Андрей недоверчиво взглянул на товарища:

– Не шути со мной.

– А я и не шучу, за последние несколько экспедиций мне удалось сколотить небольшое состояние. А потом ещё и курс лунного юаня подскочил, а мне в этой валюте и платили зарплату последние несколько лет.

– Да ты делец, – поправив очки на носу, сказал Андрей, – нувориш от науки.

– Есть немного, – подмигнул Юра.

Андрей развалился в кресле:

– Но тебе-то какой толк от этой затеи? Какой смысл лететь к гравитационной линзе? Чего ты там хочешь увидеть? Зачем тратить на проект все свои деньги? И я надеюсь, это не билет в один конец?

Юра почесал затылок:

– Я много думал, что останется после меня, – он на секунду замолчал, – ты же знаешь, детей у меня нет, с родственниками я почти никогда не общался. Я как волк-одиночка, а картографирование планет даже одной системы явно оставит моё имя в анналах истории.

– И зачем тебе эти анналы? Я вот работаю не ради мифической тётки истории, а потому что мне нравится, я кайф получаю, – он махнул в сторону аквариума, – эти пчёлы приводят меня в такой же восторг, как некоторых – голые девушки или гоночные автомобили.

– Каждому, конечно, своё, – рассмеялся Юра, – в таком случае я хочу заглянуть за горизонт, увидеть то, что никто и никогда не лицезрел. Знаешь, хочу почувствовать то же, что ощутил Гагарин, когда первым из людей увидел Землю из космоса. Вот мой кайф. По крайней мере, так выглядит моя рабочая гипотеза достижения эйфории. Так ты со мной? Или будешь отсиживать булки на Луне?

Андрей посмотрел прямо в глаза коллеги:

– С тобой, конечно.

***

Космический корабль, похожий на большое яблоко с отходящими в разные стороны солнечными парусами, отчалил от орбитальной станции Эхо, болтавшейся на орбите Паноптикума.

– Ты где нашёл эту развалюху? – спросил Андрей, расположившись в кресле пилота-космонавта.

Юра сидел за штурвалом, хотя всем полётом управляла автоматика, и крепко держался за рукоять.

– Совсем не развалюха, – в голосе Юры, проскочила нотка обиды, – это бывший научный аппарат Академии космографии, оснащённый передатчиком в один ватт и антенной диаметром двенадцать метров, чтобы мы могли поддерживать связь со станцией и передавать изображения. Наш космолёт отработал в Академии всего пятнадцать лет, прежде чем его списали, а для подобной техники это не срок.

– Надеюсь, – сморщил нос Андрей.

Пока корабль медленно, но верно приближался к гравитационному фокусу, мужчины развлекались тем, что дегустировали из тюбиков дагестанские коньяки и грузинские вина, закусывая их украинским борщом и гречневой кашей с мясом. Андрей даже успел вздремнуть в кресле, пока космолёт разгонялся. Юра тоже пытался поспать, но не смог совладать с волнением и нервозностью, сон не шёл.

Юра сидел на кресле как истукан до тех пор, пока космолёт не вышел на ранее заданную орбиту, обогнув звезду Паноптикума.

– Просыпайся, соня, – толкнул товарища в плечо Юра.

Приборы работали штатно, и на мониторы начала поступать информация с оптических преобразователей. Квантовые процессоры быстро обрабатывали данные, и спустя несколько секунд Юрий и Андрей уже видели как на ладони ожерелья из десятков ярких звёзд, вокруг которых стройной плеядой кружились сотни планет и угловатых протоземель.

– Волшебно, – протянул Юрий.

Звезды танцевали, иногда в одиночку, а порой образовывая пары или даже трио. Целые системы, состоящие из одних раскалённых, пылающих звёзд. Синие, голубые, зелёные, серые, красные и оранжевые экзопланеты, окутанные непроглядными облаками или покрытые толстыми корками льда, вращались по самым причудливым орбитам.

– Посмотри, – Андрей привлёк внимание Юрия к одной из звёзд. Вокруг огненного шара кружили объёмные тёмные фигуры, они словно выкачивали свет и энергию из звезды. В своём хаотичном танце огромные космолёты сталкивались друг с другом, разбивались на куски и поглощались собратьями.

Юрий нацелил все детекторы на звёздную систему, которую медленно, но верно пожирали существа. Многократное увеличение дало предельно чёткое изображение неизвестных космолётов.

– Проклятье, – Юрий не мог отвести взгляда от монитора, – тебе они никого не напоминают?

Не дождавшись ответа, Юра повернулся к товарищу и увидел мертвенную бледность на лице Андрея, у напарника дрожали губы, было видно, как он испуган и одновременно поражён разыгравшимся зрелищем.

На мониторе виднелись почти точные копии пчёл Паноптикума, которых Андрей наблюдал в аквариуме, вот только эти пчёлки вымахали до космических масштабов и могли каким-то образом жить в невесомости под воздействием жёсткой космической радиации, которую они, похоже, ”не замечали”.

Пчёлы, кружащиеся вокруг пожираемой звезды, постепенно выстраивались в некую прямоугольную форму.

– Знаешь, – неожиданно произнёс Андрей, довольно спокойным тоном, – если долго всматриваться в бездну, она начинает всматриваться в тебя.

Космические пчёлы словно услышали или почувствовали, что на них смотрят. Выстроившись в боевой порядок, рой начал движение к системе Паноптикума.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl + Enter.
Вчера, 20:11
Илья Ведмеденко

Компания General Dynamics Land Systems представила макет наземного робота TRX, который выступит носителем беспилотников-камикадзе. Помимо них, он получил квадрокоптер.

Вчера, 12:28
Ольга Иванова

Международная группа ученых пришла к выводу, что употребление жирных кислот, содержащихся в орехах, семенах, сое и растительном масле, снижает риск смерти от всех причин, в том числе от сердечно-сосудистых заболеваний.

9 часов назад
Александр Березин

Когда полвека назад гибель динозавров объяснили падением астероида, это вызвало массовое неприятие, длившееся десятилетия. Открытие кометы, взрыв которой принес тысячелетнее похолодание в начале голоцена, привело к спорам в научной среде, которые идут до сих пор. Теперь множеству атак подверглось и открытие астероида, уничтожившего Содом. Отчего многим исследователям так трудно поверить в астероидные взрывы и о каких узких местах в современной науке это может говорить?

13 октября
Мария Азарова

Анализ образцов крови, взятых у российских космонавтов до и после их полета на МКС, показал, что длительное пребывание в космосе может провоцировать повреждение мозга.

12 октября
Алиса Гаджиева

Две тысячи лет назад многие сооружения строили лучше, чем сегодня.

12 октября
Елена Синицкая

Управление древностей Израиля обнародовало итоги раскопок огромного винодельческого комплекса. На нем в византийское и раннеисламское время делали виноградное вино, которым снабжали многие страны Средиземноморья.

27 сентября
Мария Азарова

Новое исследование генетиков из Германии и Италии, похоже, помогло найти ответ на вопрос, который занимал ученых свыше двух тысяч лет: откуда взялись этруски?

22 сентября
Илья Ведмеденко

Видео демонстрирует концепцию, известную как Rapid Dragon. Крылатые ракеты сбросили из самолетов C-17 и EC-130: предполагается, что это позволит повысить ударную мощь США.

24 сентября
Василий Парфенов

Недавно основанный стартап Success Rockets объявил о первых полноценных летных испытаниях своей суборбитальной ракеты Nebo 25. Запуск пройдет в ноябре, его цель — установить новый национальный рекорд по высоте полета среди частных компаний.

[miniorange_social_login]

Комментарии

Написать комментарий

Подтвердить?
Подтвердить?
Не получилось опубликовать!

Вы попытались написать запрещенную фразу или вас забанили за частые нарушения.

Понятно
Лучшие материалы
Войти
Регистрируясь, вы соглашаетесь с правилами использования сайта и даете согласие на обработку персональных данных.
Ваша заявка получена

Мы скоро изучим заявку и свяжемся с Вами по указанной почте в случае положительного исхода. Спасибо за интерес к проекту.

Понятно
Ваше сообщение получено

Мы скоро прочитаем его и свяжемся с Вами по указанной почте. Спасибо за интерес к проекту.

Понятно

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: