• Добавить в закладки
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
  • Печать
  • Email
  • Скопировать ссылку
02.01.2021
Александр Березин
179
54 427

Веганы: как с любовью навредить природе

5.2

Каждый из нас слышал: не ешь мясо, так ты ослабишь глобальное потепление. Перефразируя классиков: «Грета Тунберг тоже не ела мясо». Да и вообще, растительная пища с одного гектара может прокормить куда больше людей, чем мясо или молоко с того же гектара. Отказ от мясоедения кажется со всех сторон правильным, заботой о природе. А что на эту тему думает наука? Увы, беспощадные цифры рисуют чуть иную картину. Отказ от содержания скота может привести к снижению плодородия почв. Вслед сократится биомасса растений. А модные веганские продукты часто требуют больше гектаров, чем животноводство. Как так получается и чем обернется возможная победа Тунберг над скотом?

Веганы и скот
Считается, что скотоводство вредит планете, а веганство – помогает. Действительность, как это часто бывает, заметно сложнее / ©kansasbeef.org / Автор: Euclio Drusus

Снизит ли веганская диета нагрузку на окружающую среду?

Принято считать, что растительная пища требует меньшего количества гектаров для прокорма одного человека. И не только гектаров: скотоводческие хозяйства в огромном количестве потребляют воду и производят много парниковых газов.

Начнем с гектаров. Животноводство, конечно, требует их куда больше, чем растениеводство – особенно то, что основано на выпасе, а не на стойловом откорме. В среднем на килограмм говядины в год требуется 0,37 гектара пастбищ – столько же, сколько для выращивания тонны-другой зерна. Углекислого газа при производстве килограмма такого мяса выбрасывается 1,05 тонны. Житель Америки ест 120 килограммов мяса в год, более бедной Словении – 88 килограммов и даже в России – 75 килограммов, то есть в сумме цифры набегают очень большие.

Мясо и молоко обеспечивают всего 18% калорий и 37% белка, потребляемых человечеством, но при этом занимают 83% всех сельхозземель и обеспечивают 58% всего выброса СО2, порождаемого сельским хозяйством. Выходит, если мы будем выпасать меньше скота, то человек будет меньше отнимать все новые гектары у природы?

Но, увы, не все так просто. Первое, что следует понять: на Земле нет дефицита продовольствия, а равно – сельхозземель. Производство продовольствия все время растет быстрее населения, притом что площадь используемой земли увеличивается умеренно.

Причина, по которой люди в Бразилии и иных развивающихся странах расширяют сельхозугодья, вырубая джунгли, не в том, что им не хватает еды – тем более что в силу глубокого социального расслоения как ни поднимай ее производство, а местные бедные все равно не будут потреблять нормальное количество белка, – а в том, что там мощный сельхозэкспорт. В этих местах мясо – как нефть или газ в России: один из немногих местных продуктов, конкурентоспособных на мировом рынке.

Если потребление мяса в мире прекратится, Бразилия или Индонезия не станут вырубать меньше джунглей: они просто расширят свои и без того огромные плантации по производству биотоплива. Но на секунду забудем о том, что мы живем в реальном мире, и предположим, что ничего этого нет и отказ от мяса заставит и без того не самых богатых бразильцев просто лишиться работы и вымереть либо эмигрировать. Сможет ли тогда отказ от животной пищи снизить нагрузку на окружающую среду?

Здесь вступает в действие второе, на что следует обратить внимание. Если мы говорим о животной пище, то в действительности с одного гектара ее можно получить не меньше, чем пригодной для человека растительной. Да, вы не ослышались.

Если с гектара морской поверхности реально выловить с среднем два килограмма рыбы в год, то с гектара озера – уже 200 килограммов за год, а с гектара рыбоводческого завода 40 лет назад умели «добывать» 1,5-2,0 тысячи тонн (до 20 тысяч центнеров) с гектара. Это в сотни раз больше, чем вы можете вырастить пшеницы в поле, и никак не меньше урожайности лучших существующих теплиц. Сегодня аквакультура (к которой относятся рыбзаводы) поставляет больше морепродуктов, чем дикая природа.

Аквакультура позволяет получать с гектара площади не меньше еды, чем растениеводство / ©Wikimedia Commons

Аналогичную эффективность имеет выращивание моллюсков: 98,5 центнера на гектар в год для зеленых мидий – тоже много больше, чем можно получить пшеницы с единицы площади.

Важный момент: человек наедается рыбой быстрее, чем большинством видов растительной пищи. Итак, один гектар аквакультуры может прокормить намного больше людей, чем один гектар пашни.

Почему рыбзаводы настолько продуктивнее наземного скотоводства – понять просто. Рыбы, ракообразные и моллюски – холоднокровные, то есть тратят в 5-10 раз меньше энергии, ведь им не нужно постоянно подогревать себя. Им не требуется улавливать крайне деконцентрированную и нестабильную энергию солнечных лучей, как растениям. Водоросли и другие корма им поставляют готовыми. Причем получение водорослей той же аквакультурой много эффективнее, чем наземным растениеводством: первые тратят гораздо меньше энергии на транспорт питательных веществ и защиту от колебаний яркости солнца.

Пастбища, где выпасают скот, не только получают фосфор с навозом, но и теряют его в несколько раз медленнее, чем пашни. Все потому, что земля, подвергающаяся обработке, гораздо легче теряет минеральные компоненты после дождей, уносящих фосфор в реки. Иными словами, растениеводство бьет по фосфору в почвах много сильнее, чем животноводство / ©freepic.com

Сложнее понять другое. Почему при такой огромной эффективности «водного» животноводства борцы со страшным и ужасным глобальным потеплением пропагандируют не его, а отнимающую больше площадей у окружающей среды веганскую диету?

Мы не знаем точно, но рабочая гипотеза такова: веганы не хотят есть животных по идеологическим – или этическим – соображениям, стремясь тем самым воспринимать себя как более моральных особей. То, что такая моральность может вести к отчуждению у природы больших площадей, чем при использовании аквакультуры, – по всей видимости, им просто неизвестно. По крайней мере, с их стороны нет и никогда не было никаких упоминаний этого факта.

Впрочем, какая-то рациональность за позицией веганов есть: производство мяса создает больше выбросов парниковых газов, чем выращивание растительной пищи. Даже рыба – и в аквакультуре тоже – требует приличных выбросов СО2: от 2,2 до 2,5 килограмма углекислого газа на кило. Это меньше, чем курятина (4,1 килограмма СО2), и примерно столько же, сколько у популярных фруктов и ягод. Правда, рыба быстрее утоляет голод: упомянутых фруктов и ягод веганы могут есть по 3,5-4,0 килограмма в день. Ясно, что при попытке съесть столько же рыбы у среднего человека ничего не выйдет, то есть на рыбоядной диете он будет выбрасывать меньше СО2.

Итак, промежуточный итог: при разумном выращивании животной пищи – и не насекомых, а самых обычных рыбы и морепродуктов – можно отнимать у природы столько же, а то и меньше земель, чем если вы веган. Более того, если «правильно» выбирать виды поедаемой рыбы, то и выбросы СО2 при этом у вас будут аналогичными с теми, кто ест только растения.

А пока напомним еще один тщательно избегаемый в «зеленой» риторике момент. Как мы уже писали, в XX веке, благодаря антропогенным выбросам СО2, биомасса наземных растений на 31% выше, чем в доиндустриальную эпоху, и самая высокая за 54 тысячи лет. Более того: по расчетам ученых, чем выше будут выбросы СО2 в XXI веке, тем больше будет биомасса на Земле к его концу. В сценарии максимальных выбросов (RCP 8.5) в 2075-2099 годах она станет на 50% больше, чем в 1850–1999 годах. В сценарии умеренных выбросов (RCP 4.5) – на 31%.

Если требования Греты Тунберг будут выполнены (сценарий RCP2.6, сокращение выбросов СО2 с 2020-х), то средняя площадь листьев на планете (LAI) к 2081-2100 годам вырастет так, как на верхней карте. Если же выбросы СО2 продолжат расти (сценарий RCP8.5) — то так, как на нижней. Легко видеть, что сценарий сокращения выбросов СО2 означает серьезный удар по земной растительности. То есть борьба веганов за снижение выбросов означает борьбу с земной растительностью / ©Nature

Иными словами, чем меньший углеродный след вы оставите конкретно после себя, тем меньшей будет биомасса нашей планеты. Думайте сами, решайте сами. Противники потепления, конечно, уже все решили, да и, если честно, среди них никто не слышал о том, что биопродуктивность планеты с антропогенными выбросами СО2 растет.

Если бы мы стояли на их точке зрения, то сейчас порекомендовали массово переходить на «низкоуглеродного» тунца и избегать высокоуглеродную тилапию. Но сперва небольшое предупреждение: как мы покажем ниже, отказ от мяса крупного скота привел бы нашу планету к очень серьезным проблемам, а точнее – к экологической катастрофе.

Зачем растениям крупные травоядные?

Все живые существа Земли в пересчете на сухой углерод (не считая воды) содержат 550 миллиардов тонн углерода. Из них на растения приходится 450 миллиардов тонн, 98% из них – на наземные. То есть 80% всей биомассы планеты – именно эти зеленые граждане. Еще 77 миллиардов тонн – бактерии и археи. Животным осталось всего два миллиарда тонн, и половина там – членистоногие (в основном насекомые). На человека остается примерно одна десятитысячная.

Цифры прямо говорят: царь природы тут не человек, а наземные растения, причем в их биомассе доминируют деревья. Кажется, что 1/220 животных не может повлиять на растительный мир, но это ошибка. Несмотря на свою ничтожную массу, именно животные оказывают решающее влияние на продуктивность растений.

Почему? Ну, зеленые создания весьма эгоистичны. Если растения никто не трогает, они медленно возвращают питательные вещества из своих тел в почву. Опадающие (не у всех видов) листья к тому же медленно разлагаются, да и составляют лишь весьма небольшую часть массы растений.

После своей гибели растение (а, напомним, среди них по биомассе доминируют деревья) часто не полностью разлагается. Ствол так хорошо защищен при жизни, что грибы в норме успевают «потребить» самую легкую для усвоения его часть – но далеко не все. В особенности это касается возврата фосфора из растительной ткани обратно в почву. Да и не во всякой среде грибы имеют достаточно времени для разложения деревьев.

Неразложившиеся остатки превращаются в торф, уголь, газ или нефть – но все это происходит очень глубоко, то есть не вернется в мир растений в обозримом будущем. С потерей углерода можно было бы смириться, но вот фосфор – уже настоящая трагедия. Его не достанешь из воздуха, как СО2.

«Труба», по которой фосфор поступает в биосферу, имеет неизменное сечение. Его вымывает из горных пород эрозией, но количество таких пород и скорость их эрозии – величина, которая может не меняться миллионы лет. Если деревья хоронят фосфор со своими мертвыми стволами – почва станет настолько бедной им, что рост тех же растений серьезно затормозится.

Это – кукуруза, просто она выросла на фосфородефицитной земле, и оттого выглядит не лучшим образом / ©William Rippley

Крупные травоядные интенсивно потребляют листья, побеги и многое другое, выделяя с навозом и мочой азот, фосфор и калий. Они возвращают фосфор и азот в почву быстрее других механизмов, например, разложения опавших листьев.

Мы не зря сказали слово «крупные». Именно существа крупнее ста килограммов (там, где они существуют) поглощают основную массу растительной пищи, и заменить их более мелкими животными нельзя. Поэтому значение крупных травоядных для экосистем невозможно переоценить. По оценкам из последних научных работ по теме, их истребление в том или ином биоценозе ведет к снижению потока фосфора, попадающего в почвы, сразу на 98%.

Наш вид около полусотни тысяч лет назад поставил крупный эксперимент – перебил всех крупных травоядных на одном из континентов, в Австралии. До этого она была зеленой, влажной и изобилующей болотами.

Число видов крупных травоядных по разным континентам Земли. Хорошо видно, что больше всего их в Африке, а меньше всего – в Австралии (инвазивные виды не идут в зачет). Без скота очень сложно добиться равномерного возврата фосфора из растений обратно в почву / ©Science

Сейчас самое время подвести итоги: сегодня там экологическая катастрофа. Местные почвы предельно бедны фосфором, отчего дикие «фотосинтезирующие» там растут много медленнее, чем в других частях мира, да и сельхозкультуры без фосфорных удобрений показывают меньшую урожайность, чем на остальных континентах.

Часто дефицит фосфора в австралийских почвах пытаются объяснить небольшим количеством соответствующих минералов на континенте. Но, как неоднократно отмечали исследователи других сходных регионов мира, джунгли Амазонки и Конго также почти не имеют доступа к подобным минералам, но с фосфором там все в порядке. Причина именно в том, что там еще недавно было много крупных травоядных.

С одной стороны мы видим растения в бедной фосфором почве, а с другой — растения того же вида, но после вноса фосфорных удобрений / ©Patrick Wall/CIMMYT.

В результате среди австралийских растений по биомассе доминируют эвкалипты, которые до прихода человека были там довольно редким видом. Они не просто бережнее расходуют фосфор (за счет слабого роста), но и имеют необычный механизм возврата этого элемента в почвы: пожар.

Эвкалипт – растение-поджигатель. Его древесина насыщена легкогорючими маслами и вспыхивает как политая бензином. Семена находятся в огнеустойчивых капсулах, а корни эффективно переживают пожар, чтобы затем немедленно пустить новые побеги. Кроме того, они интенсивно выкачивают воду из почвы: это позволяет получить с ней больше дефицитного в Австралии фосфора и при этом сделать среду вокруг них более сухой и подходящей для пожара. Именно из-за адаптации эвкалипта к доминированию с помощью пожаров даже небольшая ветка такого дерева может вспыхивать так, как обычные растения не в состоянии.

Еще один пример дефицита фосфора в почве – и того, что бывает с тем же видом растений, когда нехватки фосфора нет / ©Wikimedia Commons

Периодические самосожжения не только позволили некогда редкому там эвкалипту захватить 75% территории австралийских лесов. У явления есть еще одна сторона: мертвые стволы деревьев не успевают уйти «на глубину» неразложившимися, фосфор непрерывно возвращается в почвы с пеплом.

Если, вслед за пожеланиями веганов, весь мир откажется от мяса и молока, более чем миллиард существующего крупного рогатого скота уйдет с арены. А вместе с ними начнет уходить фосфор из почв, оставляя их все менее и менее плодородными.

Почему сегодня дикие крупные животные не могут заменить домашний скот?

Ладно, все ясно: без крупных травоядных земля быстро превращается в малопродуктивную квазипустыню, где расти чему-либо сложно. Но при чем тут веганы? Ведь они говорят, что на смену пастбищам со скотом придут дикие травоядные, отходы жизнедеятельности которых успешно заменят навоз скота.

К сожалению, в реальной жизни это не работает и, скорее всего, не будет работать. Причем в огромной степени – из-за усилий экологов и зеленых.

Верблюдов в Австралии больше полумиллиона, но местные жители не рады ускорению фосфорного цикла за счет кораблей пустыни. Животных в огромных количествах отстреливают с вертолетов, оставляя их туши гнить в необитаемых местах страны / ©Wikimedia Commons

Как пример можно взять ту же Австралию. В последние десятки лет в дикой, внутренней ее части завелись относительно крупные травоядные. Завезенные людьми, а потом одичавшие верблюды, свиньи и лошади поедают растения, с навозом ускоренно возвращая фосфор в биологический цикл.

Однако, несмотря на это, все такие виды животных подвергаются активному истреблению австралийцами. Их расстреливают с вертолетов, а в отношении свиней дело дошло до изуверских методов: им скармливают пищевую добавку E250 (нитрит натрия), отчего те, естественно, умирают – у свиней проблемы с чувством насыщения, и они съедают летальную дозу этой пищевой добавки.

В чем дело, почему местным жителям так не нравится усиливающаяся, вслед за возвратом травоядных, растительность? Все дело в распространенных идеях нашего времени, а конкретнее – в заботе об окружающей среде. Среда, где много крупных травоядных, начинает дрейфовать в сторону от того видового состава, что закрепился на ней за время отсутствия подобных животных.

Скажем, эвкалипты и другие распространенные в Австралии сегодня – и редкие там 50 тысяч лет назад – растения больше не будут получать таких сильных преимуществ за счет более эффективного использования фосфора. А ведь на те же эвкалипты и иных «исконных жителей» опираются в своей диете коалы и многие другие виды – эмблемы Австралии.

На фото австралийские растения-эндемики, которые гибнут или плохо растут на почвах с нормальным содержанием фосфора, но процветают на обедненных. Если в Австралию вернуть истребленных человеком крупных травоядных, эти эндемики снова вернутся к прозябанию: они не умеют ограничивать поглощение ими фосфора, и поэтому нормальные почвы для них «яд» / ©Hans Lambert

Разумеется, коалы как вид существуют очень давно. Судя по тому, что они жили там до прихода человека полсотни тысяч лет назад, им для выживания совсем не обязательно, чтобы 75% лесов континента были эвкалиптами. Но пойди объясни это местным зеленым. С их точки зрения, природа почему-то должна застыть в том состоянии, в котором она находится в наше время. И совершенно не важно, что эта «естественная среда», на самом деле, не могла бы возникнуть без уничтожения аборигенами массы местных видов 40-50 тысяч лет назад.

Но не надо думать, что так странно люди ведут себя только в Австралии. Возьмем Северную Америку: там не так давно жили десятки миллионов бизонов, которых затем истребили. (Кстати, верблюды там тоже были, но вымерли 13 тысяч лет назад, вскоре после массового прихода людей).

Сегодня их содержат в нескольких парках типа Йеллоустонского, но подавляющее большинство этих животных живут на частных ранчо, где их выращивают для получения мяса. Зимних коровников им не надо, достаточно своей шерсти, корм из-под снега они выкапывают лучше обычных коров, да и мясо их богаче белком и содержит меньше жира.

Впрочем, к счастью для австралийских почв, австралийцы не могут проконтролировать всю территорию своего континента. Поэтому конкретно эти крупные травоядные все-таки не находятся под угрозой вымирания / ©Wikimedia Commons

Почему бы не выпустить их в прерии? Дело в том, что человек не привык ни к кому относиться на равных и давать крупным диким животным свободу перемещений. В Йеллоустонском парке бизоны совершают больше атак на туристов, чем медведи, и иной раз дело доходит до смертельных случаев.

Живи бизоны вне парка, где люди больше всего ожидают увидеть дикое животное, жертв могло быть больше. Минимум 60 миллионов бизонов, живших в Северной Америке до европейской колонизации, никто и никогда не даст развести там снова.

Да, ученые выдвигали проект Buffalo Commons по повторному заселению хотя бы части Среднего Запада бизонами. Но его «зарезали» местные жители, которым вовсе не улыбается обносить свои обширные фермы необычными изгородями. Бизон прыгает в высоту до 1,8 метра и разгоняется до 64 километров в час, а также прорывает колючую проволоку и даже «электропастуха» без фатального ущерба для себя.

1892 год, гора бизоньих черепов ожидает отправки на перемалывание (из них делали удобрения). Массовое уничтожение бизонов в XIX веке было предпринято белыми американцами чтобы подорвать экономику индейских племен / ©Wikimedia Commons

Единственная надежная преграда на его пути – забор из стального прутка высотой в несколько метров, причем прутья от него должны уходить в бетон на глубину в 1,8 метра, иначе бизон множественными ударами с разбега согнет их. Украшать подобной экзотикой многие километры собственных полей дорого, а жить рядом с бизонами без нее – значит терять чувство полной безопасности своего имущества и жизни. Сомнительно, что Buffalo Commons когда-либо воплотится в жизнь.

Нет шансов и на действительно массовое – в численности каменного века – возвращение зубров в дикую природу Европы. Современный баланс видов в местных лесах может существовать только потому, что зубр там уничтожен. Раньше он объедал подлесок до состояния, близкого к английскому парку.

Сегодня многие деревья подлеска, борясь с соседями за свет, в конце концов погибают, в то время как при зубрах почти все, кто избежал объедания ими, вырастали. Наличие таких животных в лесу способствовало успеху тех видов, что имеют в коре много танина (он делает растение горьким на вкус, отпугивая травоядное).

Сейчас бизон готов вернуться в прерии – но белые американцы по-прежнему к этому не готовы / ©Wikimedia Commons

Если массово расселить в лесах зубра, видовой состав в них сильно изменится в пользу растений, что когда-то преобладали здесь, но в последние века сильно отступили на второй план. Однако для современных европейских экологов и зеленых сохранение именно существующего сейчас видового разнообразия – императив номер один. И им, в общем-то, все равно, что сегодняшнее видовое разнообразие лесов глубоко неестественно и сложилось только за счет того, что предки нынешних европейцев перебили зубров.

Похожая картина – в лесостепях. До истребления евразийцами тур (предок домашних коров) жил именно здесь, а не в лесах, куда отступил позднее. При нем среди травянистых растений лесостепей доминировали именно те виды, что лучше всего переносили объедание турами, – а сегодня они на вторых ролях. Восстановление диких популяций крупных травоядных приведет к настолько серьезным изменениям в видовом балансе лесов, лесостепей и степей, что на его фоне остальные процессы, угрожающие экологической стабильности этих регионов, просто померкнут.

Подобные фото создают ощущение перенаселенности австралийских пустошей верблюдами. На практике их там не так много — просто они сбиваются в крупные компактные группы, которые постоянно перемещаются / ©Wikimedia Commons

Конечно, можно сказать, что идея «остановись жизнь, какая есть, и замри навсегда в этом виде» – ложная. Что никакого «вечного» экологического равновесия не было и до человека. Что перестройка экосистем – нормальная часть эволюции, а вот попытка эти перестройки остановить, напротив, ненормальна и ограничивает природу. Но это все не имеет никакого значения для основной массы экологических активистов. Они воспитаны на идее, что нынешний видовой баланс нужно поддерживать как можно дольше, вне зависимости от степени его «естественности».

Все это значит, что в случае отказа от разведения крупного скота ему на смену вовсе не придут дикие аналоги. Земля будет «пуста и безвидна» – то есть ограниченно биопродуктивна, как и те районы Австралии, где эффективнее всего уничтожают верблюдов и других крупных травоядных.

Овощи или мясо: кто победит?

Хотя животная пища, получаемая от аквакультуры, не требует больше площадей, чем растительная, и хотя травоядные, куда входит крупный скот, полезны в поддержании нормального уровня фосфора, это ничего не изменит, потому что массы об этом просто не узнают.

Поэтому с высокой вероятностью мы увидим все более широкое веганское движение – под ключевыми лозунгами уменьшения влияния человека на окружающую среду и борьбы с глобальным потеплением. Особенно сильны они будут в Западной Европе.

Для снижения издержек фермы, разводящие рыбу, часто находятся в море, вообще не мешая наземной фауне / ©Shilong Piao

Победы веганам не дождаться: очевидно, за пределами западного мира мода на «зеленость» куда слабее. И даже самые вестернизированные незападные страны не склонны отказываться от важных для себя вещей только из-за их «зелености». Сомнительно, что веганы победят и в такой стране, как США: судя по феномену Трампа, местное население, особенно жители сельской глубинки, в массе своей достаточно консервативно.

Россия, как это часто бывает, в основном останется в стороне от происходящего, за исключением, разумеется, какой-то доли населения больших городов. Попадать ли вам лично под влияние этой моды или нет – дело сугубо персональное. Но стоит помнить: не надо основывать это решение на базе идей о том, что веганство – самый экологичный способ прокормить человечество.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl + Enter.
Подписывайтесь на нас в Telegram, Яндекс.Новостях и VK
Сегодня, 11:32
Александр Березин

Falcon 9 Block 5 впервые за три сотни запусков дал частично неудачный полет. Ракета выводила 20 спутников компании SpaceX, с 15 связь уже пропала, еще пять могут быть потеряны в ближайшее время.

10 июля
Татьяна

Ученые из Китая проанализировали состав древнейших цирконов с помощью машинного обучения. В этих минералах хранится информация о процессах в недрах планеты. По мнению авторов нового исследования, все указывает на то, что перемещения плит в литосфере происходили уже в катархее, 4,2 миллиарда лет назад, то есть гораздо раньше предыдущих оценок.

Позавчера, 12:45
Татьяна

Открытая недавно планета LHS 1140 b заинтересовала ученых как потенциально обитаемая. В новой работе канадские исследователи подтвердили, что это, скорее всего, мир с теплым океаном, окутанным насыщенной азотом атмосферой.

10 июля
Татьяна

Ученые из Китая проанализировали состав древнейших цирконов с помощью машинного обучения. В этих минералах хранится информация о процессах в недрах планеты. По мнению авторов нового исследования, все указывает на то, что перемещения плит в литосфере происходили уже в катархее, 4,2 миллиарда лет назад, то есть гораздо раньше предыдущих оценок.

8 июля
Полина Меньшова

Ученые из Великобритании предложили психофизиологическую модель, объясняющую, как именно физические упражнения облегчают симптомы депрессии. Особенно она применима к аэробной нагрузке, например ходьбе, подъему по лестнице, бегу.

Сегодня, 11:32
Александр Березин

Falcon 9 Block 5 впервые за три сотни запусков дал частично неудачный полет. Ракета выводила 20 спутников компании SpaceX, с 15 связь уже пропала, еще пять могут быть потеряны в ближайшее время.

25 июня
Игорь Байдов

Ученые из Китая и Бельгии воссоздали в лаборатории условия, существовавшие на Меркурии четыре миллиарда лет назад, и выяснили, что они были идеальными для образования слоя алмазов, который с течением времени становился лишь толще.

21 июня
Nadya

Земля начала формироваться примерно 4,5 миллиарда лет назад. Чтобы понять, как это происходило в ранние периоды развития нашей планеты, ученые ищут образцы древних горных пород. Одну из таких, возрастом почти 3,5 миллиарда лет, обнаружили рядом с городом Колли в Австралии.

1 июля
Александр Березин

Необычный биологический вид, по оценке авторов новой научной работы, пригоден для заселения четвертой планеты без каких-либо предварительных условий — уже в том виде, в котором он существует сейчас. Поскольку речь идет о фотосинтетическом организме, он способен нарабатывать существенное количество кислорода. Интересно, что кандидат на терраформирование Марса сохранил жизнеспособность после месяца в жидком азоте.

[miniorange_social_login]

Комментарии

179 Комментариев
-
2
+
Веганство - это психическое отклонение.
Дмитрий Ш
13.11.2022
-
2
+
Статья о том как из верных посылов путем наиболее удобных автору предположений получить необходимые ему выводы. К чему в научно-популярной статье подобные умозрительные догадки: "...отказ от мяса заставит и без того не самых богатых бразильцев просто лишиться работы и вымереть либо эмигрировать." "...на смену пастбищам со скотом придут дикие травоядные, отходы жизнедеятельности которых успешно заменят навоз скота. К сожалению, в реальной жизни это не работает и, скорее всего, не будет работать. Причем в огромной степени – из-за усилий экологов и зеленых." Странный способ сравнивать биоразнообразие жизни на земной площади с биоразнообразием на водной площади. Почему, говоря о жизни в воде говорится вообще о "площади", а не об объеме? И как вообще эта "водная площадь" решит проблему питания миллиардного населения, например, в центре континента? Что для этого нужно сделать? Вырыть на месте миллионов гектаров полей бассейны? Какой глубины? А для их заполнения сколько потребуется высушить условных Аральских морей? Может быть автору стоит задуматься над тем, зачем позволять личной неприязни к каким-либо явлениям влиять на выводы в своей статье в научно-популярном журнале, подводя для этого искусственную аргументацию? И вообще, хотелось бы посоветовать всем борцам с этими "веганами", "зелеными" и прочими "экологами", способным к саморефлексии, порефлексировать почему им так хочется с ними бороться.
    Рад, что у вас не нашлось ни одного конкретного контраргумента. "Странный способ сравнивать биоразнообразие жизни на земной площади с биоразнообразием на водной площади" "Может быть автору стоит задуматься над тем, зачем позволять личной неприязни к каким-либо явлениям влиять на выводы в своей статье в научно-популярном журнале, подводя для этого искусственную аргументацию?" Может быть, вам стоит задуматься нед тем, что не стоит фантазировать о личной неприязни автора к чему-либо, раз уж вы ничего об авторе не знаете? Пока вы предъявили ноль конкретных контрааргументов. Как будут -- вот тут автор неправ, вот потому-то - приходите. " И вообще, хотелось бы посоветовать всем борцам с этими "веганами", "зелеными" и прочими "экологами", способным к саморефлексии, порефлексировать почему им так хочется с ними бороться." Автор вообще не считает нужным с ними бороться. На его взгляд, их существование, как и, например, антивакцинаторов, полезно: оно способствует выбраковке из эволюционного процесса проблемных генов: https://sarajaksa.eu/2019/01/do-vegans-have-less-children/
    +
      ещё комментарии
      Дмитрий Ш
      14.11.2022
      -
      -1
      +
      Я и не пытался контраргументировать, потому что контраргументируют аргументам, а не фантазиям. Я лишь указал, что личным фантазиям не место в научном журнале, максимум - в популярном. Улыбнуло, как вы лихо отбраковали, да еще не от своего имени, а прямо сразу от "эволюционного процесса" и "веганов" и "зеленых" и "экологов". Ваша позиция насчет 1х и 2х понятна, а за что вы так экологию-то, как науку не любите? Вы точно не по ошибке в научно-популярном журнале статьи пишите? Впрочем, и за 1х и 2х вы как-то тоже слишком лихо за эволюцию решили. Люди старающиеся удержать экологическое равновесие - "зеленые", стремятся сохранить те условия среды, которые нужны для выживания нашего вида, они такие же люди как и вы, поэтому вероятность их выживания такая же как, например, у вас, их противника. Если среда пойдет в разнос, то вероятность попасть под выбраковку эволюции будет уж точно зависеть не от того, "зеленый" этот человек или нет. Ну, а про веганов - почему вы так уверены, что завтра не может сложиться факторов, которые обеспечат лучшее выживание индивидов питающихся исключительно растительной пищей? Ну и насчет статьи по ссылке, то там идет речь о корреляции, а не о причинах и следствиях. А еще, например, есть корреляция, что у образованных людей в среднем меньше детей, чем у менее образованных, но пока гены людей с тягой к образованию не выбраковываются, а напротив, образованных людей с каждым столетием становится все больше.
        "Я и не пытался контраргументировать," Рад за вас.
        -
        1
        +
        Касательно 3х: Подавляющее большинство людей, в настоящее время называющих себя "экологами", к экологии, как науке, не имеют ни малейшего отношения. Чему самое яркое свидетельства их идиотическая борьба с глобальным потеплением, которое кроме хорошего хомо сапиенсу в глобальном масштабе не несет. Это обычные горлопаны, делающие хайп на популярной в малограмотном электорате теме. Типа Павленского, прилюдно прибивающего свои причиндалы к Красной площади. Только масштаб поболее, и маркетинг грамотнее...)
Вы все же неправы, уважаемый автор. Конечно с гектара современного рыбохозяйства можно получить большое количество продукта. Но ведь без кормления рыбы это невозможно, а корма надо где-то брать. Закон сохранения не обмануть и чем выше ты забираешься по пищевой цепочке, тем больше от тебя нагрузка на экосистему. Но, как по мне, именно крупный рогаты скот, овцы, лошади в качестве источника мяса нам выгодны, потому что могут использовать пастбищные корма, которые мы как раз не используем. А вот птица и свиньи питаются зерном, которое мы можем использовать вполне. И пастбищных животных можно заменить дикими аналогами, как на тех американских ранчо, где бизонов выращивают.
    Рыб в аквакультуре кормят далеко не зерном. Человек на сегодня не хочет есть то, чем рыб там кормят. И без серьезного голода вряд ли захочет.
    +
      ещё комментарии
      Подождите, мы ведь не об этом. А о том, что для прокорма рыбы в маленькой площади пруда понадобятся приличные сельхозугодия для производства корма. И это именно зерно, ну или зерноотходы. Либо живой корм, а это значит еще и его производство. Или хотя бы удобрения для фитопланктона, а это химия. Ну в зависимости от вида выращиваемой рыбы.
        " А о том, что для прокорма рыбы в маленькой площади пруда понадобятся приличные сельхозугодия для производства корма." Большая часть аквакультурных организмов питается вовсе не тем, что растят на суше. " И это именно зерно, ну или зерноотходы." На деле это очень часто рыбная мука, в т.ч. из малоценных пород дикой рыбы (вы много видели людей, которые ее едят?), крилевая мука (тот же вопрос), или морские водоросли или просто фильтрация морской воды (аквакультурные моллюски). Все это -- никак не зерно. " Или хотя бы удобрения для фитопланктона, а это химия" Уж чего-чего, но дефицита того, чем нужно "удобрять" планктон на планете и близко нет.
          Вы навоз имеете в виду? Ну так его много, пока коров много ))). И это опасно в плане передачи заболеваний. Основная аквакультура у нас все-таки - пресноводная, в прудах - это карп, карпов кормят зерном. Любое производство кормов - энергия. На выращивание одного кг энергии у холоднокровных действительно уйдет энергии меньше, но я вам так скажу - интенсивные кроссы птицы и свиней имеют просто запредельную конверсию корма. Там уже чуть больше 2 кормовых единиц у свиней и чуть меньше двух у птицы на кг прироста живой массы. Короче, надо во всем знать меру, быть мясоедом или вегетарианцем - личное дело каждого, что выгоднее производить в пищу людям - сильно зависит от местности. Например, какую растительную пищу вы предлагаете потреблять жителям крайнего Севера? В качестве животной они едят в большом количестве лошадей, которые круглый год на подножном корму, выполняя при этом важную экологическую роль. Пастбища там хорошие, пашни - нет. Любая растительная пища или должна быть привезена (энергия) или выращена в теплице (энергия!). Кроме того, способность потреблять растительную или животную пищу - это вопрос индивидуальных особенностей организма. Не сравнивайте обитателя Новой Зеландии с эскимосом по способности потреблять животные жиры и белки или растительные углеводы. Две большие разницы. Поэтому о чем базар - не понимаю. Это вопрос денег и все. И да, я согласна, еды на планете сейчас хватает всем. Просто она неравномерно распределена.
            "Вы навоз имеете в виду?" Нет, совсем не навоз. Я даже не слышал, чтобы им удобряли планктонные массы вод. " Основная аквакультура у нас все-таки - пресноводна" Это не надолго. В 2000 году на непресноводную аквакультуру приходилось 14%, а в 2018 году -- уже 37,5%. Будущее за ней, ее куда проще наращивать, чем пресноводную. " Короче, надо во всем знать меру, быть мясоедом или вегетарианцем - личное дело каждого" Да это вообще не важно. Влияние западной культуры убывает, то есть тема вегетарианцев не имеет глобального значения для будущего. "Например, какую растительную пищу вы предлагаете потреблять жителям крайнего Севера?" В современной экономической реальности -- ту же, что и жителям Москвы. "В качестве животной они едят в большом количестве лошадей, которые круглый год на подножном корму," В большинстве районов крайнего севера России лошадей нет, отчего их там практически не едят. Северных оленей много, и едят их там прилично, это да. С лошадьми -- наоборот. "юбая растительная пища или должна быть привезена (энергия)" Энергия, нужная на морскую перевозку одной тонны на тысячу километров в наши дни -- 1 грамм топлива на килограмм груза. Это ни о чем. Что энергетически, что экономически. Именно поэтому бананы, которые везут куда дальше, чем растительную еду на севера, стоят так мало.
              Насчет лошадей вы не правы, или имеете в виду уж совсем крайний север. В Якутии доля конины около 30%. Олени, конечно, тоже хороши. Вот еще бизонов и овцебыков им надо расплодить. А морские перевозки не помогут при доставке грузов в глубь материка. Навозом удобрить пруд можно, как и любым другим удобрением, которое используют для удобрения полей. Но если не навоз - то химические удобрения, а это опять же энергия, СО2.
                "А морские перевозки не помогут при доставке грузов в глубь материка." У нас наспункты вдоль рек. Стоимость возки в единицах топлива по реке та же, что и по морю. "Но если не навоз - то химические удобрения, а это опять же энергия, СО2." Энергоемкость производства удобрений достаточно низка, чтобы энергия никак не была ограничивающим фактором в этом вопросе.
                Ну то есть вы хотите сказать, что яблоки, огурцы и зелень в Магадане стоят, как в Москве. А в Москве как в Краснодаре. Ибо перевозки ничего не стоят и логистику по России не стоит принимать во внимание при расчете стоимости продуктов. "Энергоемкость производства удобрений достаточно низка, чтобы энергия никак не была ограничивающим фактором в этом вопросе." Вы это в Европе сейчас расскажите, где предприятия по производству удобрений закрываются из-за дороговизны газа.
                "Ну то есть вы хотите сказать, что яблоки, огурцы и зелень в Магадане стоят, как в Москве." Скажите, как вы пришли к этому выводу, если я ничего подобного не говорил? Повторю: затраты энергии на перевозку еды на крайний Север ничтожны (сильно менее 5% в конечной цене, например, порядка считаных грамм топлива на килограмм еды). Как энергетически, так и экономически (то есть в смысле стоимости этих энергозатрат). Причины высоких продуктовых цен на российском крайнем Севере _не имеют ничего общего с энергией, нужной для поставки туда еды_. Ничего. "Вы это в Европе сейчас расскажите, где предприятия по производству удобрений закрываются из-за дороговизны газа." Европа имеет проблемы никак не из-за дороговизны. газа. Газпром вполне был -- и остается -- готовым долгосрочно поставлять в Европу газ по контрактным ценам прошлого года. Причины, по которым Европа устроила себе дорогой газ не имеют ничего общего с энергетикой -- только с модной в Европе сегодня идеологией, которая и не дала купить газ у Газпрома дешево.
                Если привезти куда бы то ни было что бы то ни было ничего не стоит, то с чего оно тогда такое дорогое?
                "Если привезти куда бы то ни было что бы то ни было ничего не стоит" Заметьте, у меня ведь совсем другое написано. Цитирую: "Повторю: затраты энергии на перевозку еды на крайний Север ничтожны (сильно менее 5% в конечной цене, например, порядка считаных грамм топлива на килограмм еды). Как энергетически, так и экономически (то есть в смысле стоимости этих энергозатрат). Причины высоких продуктовых цен на российском крайнем Севере _не имеют ничего общего с энергией, нужной для поставки туда еды_. Ничего." "Энергией", понимаете? Стоимость доставки -- это, в основном, не стоимость энергии. Более того. Стоимость доставки, как и почти любая стоимость, складывается из затрат переменных и постоянных. Так вот: в Магадане картошка дороже (и в Анкоридже тоже) из-за более высокой доли постоянных издержек доставки. К которым, как вы, думаю, понимаете, энергия (часть переменных издержек) вообще не относится. Магадан, Анкоридж и прочее -- просто слишком маленькие рынки. Там просто живет слишком мало людей. Поэтому возка туда в масштабе маленькая, отчего доля постоянных издержек там очень велика. Вот если бы в Магадане жило людей как в Москве, то и стоимость продуктов там была бы примерно та же. Несмотря на транспортную удаленность от сельхозпроизводящих зон. А вот энергия, затрачиваемая на транспортировку, тут как раз ни при чем. Ее доля в доставке крайне мала. Возьмите бананы: чтобы привезти их к вам из Эквадора, транспорт прошел 10000 км, а потратил при этом 10 грамм горючего на килограмм веса -- и эти 10 грамм стоят порядка рубля. Это вообще незаметная для потребителя доля. Стоимость доставки у бананов низкая потому, что их возят крупными партиями, отчего и на крупных кораблях. Именно поэтому бананы в наших магазинах заметно дешевле многих "местных" фруктов.
                Послушайте, а в чем тогда состоит стоимость доставки? Конечно, возить товары огромными партия в больших кораблях по свободным ото льда водам гораздо выгоднее. Именно из-за того, что при этом низкое количество энергии требуется на единицу продукции! Если бы доставка ничего не стоила, возили бы в Магадан бананы малыми партиями на самолете, ну а чего нет? Это же именно стоимость топлива в основном! Ну о чем вы спорите? И будь Магадан как Москва, ситуация вряд ли бы сильно выравнялась. Потому что логистика вглубь материка в условиях отсутствия толковых дорог сложна. И какая нам разница, почему сейчас на Севере все такое дорогое? Я же не о ценообразовании, а о том, что в нынешней ситуации кормить жителей дальнего севера полноценно и разнообразно растительной продукцией крайне затруднительно.
                "Послушайте, а в чем тогда состоит стоимость доставки?" В основном -- из цены труда и капитала. Как раз удельная отдача на единицу вложенного труда и капитала на малых рынках падает, что и ведет к росту цен (плюс, иногда, фактор олиго/монополизации, но он не основной). "Если бы доставка ничего не стоила" Вы опять видите у меня тезис, которого у меня нет. Доставка может стоит дорого -- если она малыми партиями. Энергия, нужная на эту доставку -- нет, в норме дорого стоить не может. "возили бы в Магадан бананы малыми партиями на самолете, ну а чего нет? " Потому что дешево -- это про топливо и энергию. А стоимость доставки состоит в основном вовсе не из топлива, которое на нее потрачено. Возить бананы на самолете в Магадан -- решение еще хуже, чем на корабле, потому что размеры и массы партий будут еще меньше, а затраты труда и капитала при этом меньше не будут. То есть удельная стоимость еще и вырастет. "то же именно стоимость топлива в основном!" Нет. Даже в цене авиаперевозок -- наиболее топливозатратного вида транспорта -- стоимость топлива составляет меньшинство. Чтобы перевезти человека на 1000 км нужно всего 15 кг керосина. Авиабилет на эту дистанцию, что характерно, стоит несопоставимо дороже 15 кг керосина. Причина как раз в том, что стоимость топлива -- не основная часть стоимости перевозок. Но меньшая их часть. "И будь Магадан как Москва, ситуация вряд ли бы сильно выравнялась." Сто процентов бы выровнялась. Потому что топливо в цене доставки играет малую роль. А вот размер рынка сбыта -- ключевую. "Потому что логистика вглубь материка в условиях отсутствия толковых дорог сложна." Магадан, Певек и многие другие Анадыри находятся никак не в глубине материка -- а цены там выше, чем в Якутске. Почему? Потому что цена доставки определяется не расстоянием, и не материком/побережьем (массовые грузы и вглубь материка будут везти рекой). А размером рынка сбыта. "И какая нам разница, почему сейчас на Севере все такое дорогое?" Разница в том, что если мы не будем этого знать, то сделаем ложные выводы. Вот вы выше полагаете, например, что на Севере растительная пища дорогая, из-за трат энергии при доставке. Однако на деле это не так.. Нельзя делать практические выводы, не понимая отрасль, о которой эти выводы делаются. " а о том, что в нынешней ситуации кормить жителей дальнего севера полноценно и разнообразно растительной продукцией крайне затруднительно." Это вопрос населенности крайнего севера. К концу века она может быть совсем иной -- соответственно, будут больше рынки сбыта там и ниже цены.
                Какая разница - почему стоит вопрос дороговизны. Черная икра тоже дешевая, если ее отдельными икринками продавать. В основном главная проблема нашей цивилизации - это доступность энергии. Но мне вас, я смотрю, не переубедить.
                "Какая разница - почему стоит вопрос дороговизны" Разница в том, что с дороговизной, причину которой мы понимаем, бороться можно, а с той, причину которой не понимаем -- нельзя. Например, если исходить из идеи "энергия дорога, поэтому растительная пища на крайнем Севере дорога" -- то можно предложить местным добывать мясо на месте. А если мы понимаем, что дело не в энергии, а в малом размере местного рынка, то будем понимать и то, что добыча мяса на месте ценовую ситуацию не улучшит. " В основном главная проблема нашей цивилизации - это доступность энергии. " У нашей цивилизации нет проблем с энергией. У нас более чем достаточно нефти, газа и прочего для текущих нужд. Поэтому повышения цен на них возникают по причинам, не имеющим ничего общего с нехваткой физической -- например, по причине дивестирования из нефтегаза или идеологически мотивированного отказа ЕС от долгосрочных контрактов. Если бы цивилизации были проблемы с доступностью энергии -- ни дивестирования, ни отказа от дешевого контрактного газа по идеологическим мотивам не могло бы быть в принципе. На то, что энергия для цивилизации не главное указывает хотя бы доля ее стоимости в том, что вы видите вокруг себя. Люди тратят 170 трлн квтч первичной энергии в год, и платят за это по несколько центов за киловатт-час первичной энергии. Это очень дешево -- кратно меньше стоимости труда в мировом ВВП и кратно меньше стоимости капитала в них же. Труд в большей степени и капитал в меньшей степени -- вот реальные ограничители сегодня. А никак не энергия, которой столько и которая так дешева, что Запад пренебрегает самыми дешевыми и доступными ее видами на одной только чисто идеологической основе.
                Это не так, проблема энергии стоит перед нами в полный рост, чем сложнее цивилизации, тем выше потребности. Но я не специалист и спорить не буду. И, конечно же, добыча местного дешевого ресурса обязательно улучшит ситуацию в чем угодно. А вот понимаешь ты увеличить емкость рынка в Заполярье крайне сложно.
                -
                0
                +
                Ну подождем глобального потепления, когда бананы начнут расти в Заполярье.
                Бананы при нашей жизни в Заополярье расти не будут. Действительно, по Будыко климат побережья СЛО во второй половине века может достичь среднегодовых +4-5, что примерно равно климату Москвы век назад. Но это будет означать только возможность выращивать картошку, не более. Ну рожь еще. Только делать это никто не будет. Слишком маленький там рынок, чтобы имело смысл даже затеваться что-то такое делать. Капвложения не отобьются за разумные сроки, если речь о крупных хозяйствах
                "увеличить емкость рынка в Заполярье крайне сложно." Увеличить емкость рынка в Заполярье сложно пока -- потому что жить в местах с таким климатом никто не хочет. Но ведь через полвека там будет климат Москвы середины XX века. В такой ситуации все-таки заметно проще будет увеличивать емкость местных рынков.
                -
                0
                +
                А за счёт чего его увеличивать? С демографией то у России всё плохо.
                Ко второй половине XXI века у России будет либо лучше с демографией, либо не будет никакой России. Текущий суммарный коэффициент рождаемости означает, что русским, называя вещи своими именами, конец, если они не начнут размножаться на уровне как после Второй мировой. Это государство просто не сможет существовать при том населении, которое у него будет в конце века при текущей рождаемости. У России не то окружение, чтобы она могла существовать в виде дома престарелых c 30-40 млн трудоспособного населения: ее раздербанят извне в этом случае.
                -
                0
                +
                Кто же раздербанит её? Какой смысл в ослаблении России я понимаю, а какая выгода от её распада? Если Россия выправит свою демографию, подняв фертильность выше 2.1 и радикально снизив смертность, то мне кажется всё равно на север мало кто поедет, ведь на юге климат станет ещё лучше, да и с экономикой дела лучше. Второй сценарий еще более непонятен, север захватят заселят колонистами что-ли?
                "Какой смысл в ослаблении России я понимаю, а какая выгода от её распада? " Ослабление России -- это временное явление, за которым приходит противоположное. Так, немцы пробовали ослабить Россию поддерживая, для примера, большевиков. Ослабили? Да. А потом она усилилась так, что немцы вряд ли обрадовались. Возьмите девяностые. Государство ослабло -- и не секрет, что США поддерживали часть сепаратистских движений в нем. И? Слабость прошла, оно снова стало проблемой для США. Капитальное решение проблемы России для западного мира возможно только через ее расчленение на множество частей, неспособных к активной внешней политике в принципе. Это уже не раз замечали наиболее быстро соображающие правители прошлого на том же Западе. На отрыв большой части ее территорий нацеливался Наполеон, на уничтожение -- Гитлер. И трудно исключить, что рано или поздно кто-то не догадается до этого и в нашу эпоху. "то мне кажется всё равно на север мало кто поедет, ведь на юге климат станет ещё лучше" Это возможно, безусловно. В то же время, государство может захотеть как-то выровнять это. Например, создав там какие-то стимулирующие экономические условия, и так далее. Но, заранее, разумеется, не предскажешь, как на практике будут мыслить госдеятели того времени. А также и то, будет ли государство, о котором идет речь.
      Зерноотходами. Специальными комбикормами. Но любой корм - это все равно ресурс, который откуда-то берется.
Илья Фриз
21.04.2021
-
0
+
Если мне все равно веганство или нет, главное - меньше вреда наносить. Что делать тогда?
Илья Фриз
21.04.2021
-
0
+
Дак блин, как питаться-то , если хочешь наносить как можно меньше вреда?
    igordata .
    21.04.2021
    -
    0
    +
    Повышать эффективность процессов. На планету падает примерно постоянное количество солнечной энергии. Если ты получаешь эту энергию в форме растений, животных или как-то еще - это значит, что ее не получает кто-то другой. Конец.
А каких крупных вымерших травоядных Австралии многоуважаемый автор имеет в виду??