• Добавить в закладки
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
  • Печать
  • Email
  • Скопировать ссылку
07.01.2020
Александр Березин
162
91 677

С точки зрения истории: почему Америка не нападет на Иран

3.5

Вашингтон и Тегеран близки к войне как никогда за последние годы. Но, скорее всего, США не пойдут дальше ограниченных ударов. Слишком уж неприятные последствия имели предшествующие силовые операции Штатов в Иране. Попробуем разобраться, что именно их остановит на этот раз.

убийство Сулеймани
3 января 2020 года США убили иранского генерала Сулеймани на территории формально нейтрального Ирака (меcто удара — на фото). «Это война», — отмечает бывший сотрудник американской разведки, работавший на ирако-иранском направлении в интервью The Independent. «Когда вы отрезаете там такую голову, это война. Без вариантов». Попробуем объяснить, почему он может ошибаться / ©independent.co.uk / Автор: Regulus Tremerus

Что происходит

Двадцать седьмого декабря 2019 года некая группа вооруженных лиц атаковала иракскую военную базу близ Киркука, в результате чего погиб один американский военнослужащий. США посчитали (с подачи ЦРУ), что за атакой стоит Иран, хотя зачем ему это было нужно — они сами объяснить не в силах.

Президент Дональд Трамп воспринял случившееся близко к сердцу: по данным утечек от пожелавших анонимности госслужащих США, близких к главе государства, он в течение нескольких минут принял решение, что глава иранской организации, якобы стоявшей за этой атакой, должен быть убит.

Скрытыми силовыми акциями Ирана за рубежом занимался генерал Касем Сулеймани — глава спецподразделения «Аль-Кудс», части Корпуса стражей Исламской революции Ирана (КСИР). Третьего января его убили с помощью небольших ударных беспилотников в Багдаде, где, не скрываясь и не ожидая нападения, генерал находился с визитом.

Само собой, ведение силовых операций на территории чужого государства без его согласия (как вышло с убийством Сулеймани) нарушает массу международных законов, но, поскольку это США, то никто им за это никогда ничего не сделает. Поэтому оставим в стороне всю эту неактуальную правовую мишуру и обратимся к более важному вопросу. Что последует за этими событиями?

С высокой вероятностью — силовой конфликт, потому что Иран не может себе позволить не ответить на американское нападение. На Ближнем Востоке практически никто не доверят обвинениям, основанным на данных ЦРУ: все помнят, например, эпические рассказы такого рода про «оружие массового поражения», якобы создаваемое Хусейном, и тому подобные истории.

Таким образом, для всего Ближнего Востока ситуация выглядит так, будто американцы по надуманному поводу убили значимого иранского государственного деятеля. Если Иран не ответит, он потеряет лицо, а без лица на Ближнем Востоке в политике делать нечего.

Наиболее рациональным, в рамках местной ментальности, ответным шагом было бы убийство какого-то американского генерала группой анонимных лиц и, возможно, новые удары по Саудовской Аравии — важнейшему союзнику США в регионе. Но и первое, и второе Иран не стал бы делать сразу после американского удара. Ликвидацию штатовского генерала быстро не подготовить: Сулеймани убили так легко, поскольку он не ожидал атаки, а вот американцы знают, что Иран должен ответить, и поэтому атаки ждут.

Тем не менее Трамп поспешил заранее объявить: если Иран ответит на убийство Сулеймани, то по 52 целям на иранской территории американцы нанесут удары — видимо, ракетно-бомбовые. Президент пояснил: цифра 52 выбрана не просто так, а точно по числу заложников в американском посольстве в Тегеране в 1979 году, во время Исламской революции там.

Трамп в этом твите обещает ударить по 52 целям на территории Ирана (по числу заложников), включая сюда и цели «важные… для иранской культуры». Согласно международному праву атаки на объекты культурного наследия запрещены / ©Twitter

Из этого видно: Трамп, бывший взрослым человеком во время кризиса 1979 года, имеет явно личные счеты с Ираном и настроен серьезно.

Есть еще один неприятный фактор. Сейчас США могут воспринимать любое нападение на них и их базы как иранское. Во-первых, зачастую в самом деле трудно понять, кто именно ударил: Штаты не любят в подавляющем большинстве исламских стран, и разобраться, кто решил запустить удар по американцам там — Тегеран или другие антиамериканские силы, — довольно непросто.

Одри Азуле, Генеральный директор ЮНЕСКО, 6 января, на встрече с представителем Ирана заявила, что международное право защищает объекты культурного наследия: мол, Ирану нечего опасаться. Конечно же, она не вполне права. В истории еще не было случая, чтобы США как-то пострадали за нарушение международного права, поэтому президента Трампа оно это не остановит. А вот иранские Вооруженные силы могут / ©ООН/М.Элиас

Во-вторых, все привыкли, что США не доказывают свои обвинения в адрес кого бы то ни было, а значит, никаких доказательств иранской причастности не нужно, поэтому объявить Иран виноватым проще простого. Достаточно одного желания.

И этой американской гиперчувствительностью к нападениям уже поспешили воспользоваться. Группировка «аш-Шабаб» (формально часть «Аль-Каиды») 5 января уже атаковала военную базу в Кении и убила там трех американцев.

Технически это дает США возможность ударить по тем самым 52 объектам в любую минуту. В теории они могут и воздержаться, потому что «аш-Шабаб» и Иран — враги. Но, если Вашингтон захочет, он закроет на это глаза. Возникает вопрос: могут ли США закусить удила и пойти на большой военный конфликт с Ираном?

Американская силовая акция в Иране: первая попытка, операция «Аякс»

Чтобы понять, рискнет Вашингтон или нет, стоит обратиться к его предшествующим силовым акциям против тегеранских властей. Первой и формально наиболее успешной из них была операция «Аякс» (кодовое обозначение TPAJAX) в 1953 году.

Как открыто признают рассекреченные в 2013-м документы ЦРУ, целью операцию было свержение иранского премьера Моссадыка и «установление прозападного правительства в Иране», причем премьером в нем планировался ставленник США Фазлолла Захеди.

Дональд Уилбер, американский археолог и… не только. Ведущий американский планировщик операции «Аякс», а также автор внутриведомственной истории операции, написанной в ЦРУ для служебного пользования / ©NSA

Операция была типичной для США: купили (п. 2 документа ЦРУ по ссылке) определенное число депутатов иранского парламента, подкинули в местную прессу побасенки о «диктаторстве Моссадыка» и якобы «созданной им сети шпионов, наводнивших всю страну». Потом их ставленник Захеди использовал (включите VPN для просмотра этой ссылки) проплаченных «уличных протестующих» для организации массовых беспорядков на улицах,

Шабан по кличке Безбашенный, один из двух крупнейших гангстеров Тегерана той эпохи, в период своей работы на ЦРУ во время переворота 1953 года сыграл заметную роль в подогреве уличных беспорядков / ©Wikimedia Commons

ЦРУ наняло двух крупнейших гангстеров в Тегеране в помощь «протестующим», Моссадыка облыжно обвинили в коррупции, ну и так далее. Поскольку технически этот переворот достаточно типичный, смысла описывать его в деталях нет: он близок к типовому перевороту, организованному спецслужбами США в другой стране, и подобных случаев настолько много, что все про них и так знают.

Переворот в Тегеране 1953 года, запущенный ЦРУ, опирался и на манипулируемых спецслужбами иранских военных, которые ввели в город танки / ©National Security Archive collections

В целом все прошло нормально: Моссадыка свергли, Захеди поставили, жертв среди иранцев было немного, считаные сотни, то есть переворот почти образцовый — с минимальными потерями для мирного населения. Так сказать, и в Лэнгли сыты, и овцы сравнительно целы.

Следует оговориться: практика организации переворотов в других государствах возникла давно, и придумали ее совсем не в США. Более того, и сегодня ее продолжают применять и другие страны, отчего было бы неверно критиковать за подобные действия именно Вашингтон.

Но был один нюанс, который в ЦРУ не учли: местная ментальность. В честь 60-летнего юбилея операции «Аякс» «Радио Свобода» (напомним, организация, финансируемая конгрессом США, то есть такая, которую не заподозришь в излишнем антиамериканизме) отлично подытожила итоги этой акции ЦРУ:

«В результате военного переворота, устроенного с 15 по 19 августа 1953 года офицерами иранской армии, пало правительство, которое возглавлял чрезвычайно популярный в те годы в Иране политик-националист Мохаммед Моссадык. В уличных беспорядках погибли, по разным данным, от 300 до 800 человек.

Именно тогда, из-за активной роли в перевороте британской и американской разведок, в иранском обществе начала стремительно расти ненависть к западным странам и их политико-культурному влиянию, 26 лет спустя вылившаяся в Исламскую революцию 1979 года, в результате которой в стране к власти пришел режим радикальных аятолл».

Итак, немалые средства ЦРУ были потрачены, а итогом операции стала массовая ненависть иранцев к Западу и приход к власти тех, кто допустил захват в заложники сотрудников американского посольства в ноябре 1979 года — то есть дошел до терроризма и игнорирования международных законов в отношении Вашингтона.

Силовое вмешательство США в Иране: вторая попытка, «Орлиный коготь»

По-хорошему, итогов «Аякса» должно было хватить: к 1979 году было очевидно, что силовые вмешательства извне в иранские дела ведут только к ухудшению ситуации для тех, кто вмешивается. Четвертого ноября 1979-го сторонники аятолл захватили посольство США в Тегеране, требуя выдачи укрывавшегося Вашингтоном бывшего шаха Ирана.

Но тут сработала уже особенность американской ментальности. В картине мира, типичной для многих жителей США, их страна не может быть виноватой — никогда и ни при каких обстоятельствах. Все ее действия хороши и не содержат ошибок. Скажем, в 1988 году американский ракетный крейсер Vincennes сбил — из иранских же территориальных вод — пассажирский иранский самолет А300, убив 290 человек, включая 66 детей. И тогдашний президент Рейган, и его преемник Буш-старший не признали свою страну виновной и никогда не принесли извинений за случившееся. Как емко сказал (с 02:35) по другому поводу, но в тот же период Джордж Буш — старший (на тот момент вице-президент):

«Я никогда не буду извиняться за Соединенные Штаты Америки, несмотря ни на какие факты».

Еще раз подчеркнем: было бы неверно критиковать жителей этой страны за такие взгляды. Это их умственные особенности, с которыми окружающим надо просто смириться и заранее учитывать.

Исходя из логики, что США никогда не виновны, в ситуации с захватом их посольства 1979 года были виновны кто-то еще. Кроме иранцев, других кандидатов не было. Поэтому в Вашингтоне решили, что против Тегерана нужно устроить еще одну американскую силовую акцию.

Речь идет об операции «Орлиный коготь». Для освобождения 53 (на тот момент) американцев из их посольства направили отряд спецназа «Дельта». Акция стартовала 24 апреля 1980 года, но протекала неудачно. Из восьми вылетевших вертолетов со спецназом один сразу после взлета упал в воду, второй заблудился в пыльной буре, третий сгорел при дозаправке с восемью членами экипажа и дозаправочным самолетом.

Сгоревший при столкновении с самолетом-заправщиком вертолет спецназа «Дельта», Центральный Иран, 1980 год / ©Wikimedia Commons

При виде таких блестящих успехов командование эвакуировало спецназ, бросив остальные его пять вертолетов без горючего, на чем операция и закончилась. Иранцы, правда, тоже понесли потери: спецназ застрелил одного проезжавшего мимо безоружного мирного жителя, а вот его попутчика не смог — тот убежал.

Попытка показала, что спецподразделения США могут быть не вполне готовы к работе в Иране даже без противодействия местных Вооруженных сил. Вновь речь шла о полезном уроке, который вроде бы должен показать нежелательность новых силовых операций в регионе. Опять силовая акция на территории этой страны вызвала у местных жителей волну неприязни к Вашингтону — хотя нельзя сказать, чтобы они и до этого любили, спасибо «Аяксу».

Заложников, впрочем, отпустили, правда, только тогда, когда бывший иранский шах умер, все еще находясь на территории Штатов.

Силовое вмешательство США в Иране: на этот раз только репетиция

В 2002 году американские Вооруженные силы провели полномасштабные учения, имитирующие вторжение в Иран, что-то типа «Бури в пустыне» в увеличенном виде. На учения ушло 355 миллионов долларов по сегодняшним ценам. В ходе учений под названием «Вызов тысячелетия — 2002» иранцев изображали «красные», а вторгающихся американцев — «синие». Вооружение «красных» предполагалось примерно соответствующим иранскому.

«Красные» во главе с генералом Полом Ван Рипером смогли уничтожить один авианосец, десять крейсеров и пять десантных кораблей «синих» в течение «пяти, может быть, десяти минут». В реальных боевых условиях такие действия против кораблей десантной группировки означали бы потерю убитыми примерно 20 тысяч человек. После ракетной атаки небольшие соединения «красных» на резиновых лодках с имитацией ВВ атаковали (в том числе на манер камикадзе) оставшиеся корабли «синих», дополнительно увеличив их потери в кораблях.

Учения пришлось перезапускать, потому что после таких потерь в морской фазе операции условная высадка, само собой, не могла состояться. Условно утопленных признали условно живыми.

Перед руководством военной игры стала тяжелая задача. По всему выходило, что если дать «красным» свободу действий, то они выиграют и после перезапуска. Что делать? Американские военные — народ изобретательный, поэтому они сели и написали жесткий план действий для «красных», чтобы они несильно умничали в обороне.

Например, условным иранцам предписали заранее включить радары, чтобы «синие» могли их заранее выявить и уничтожить ракетными ударами до десантирования. Кроме того, «красным» запретили стрелять по высаживающим американский воздушный десант летательным аппаратам. Наконец, их заставили сообщить местоположение тех своих частей, которые разведка «синих» не смогла увидеть, что также облегчило победу последних.

Как позднее отмечал командир «красных», критикуя учения, «Вызов тысячелетия — 2002» отражал главным образом ту идею, что американские Вооруженные силы не могут быть побеждены.

По написанному для обеих сторон плану, «синие» должны были выиграть — не может же армия США проиграть, в самом деле, и после двухнедельных мучений они все же выиграли. Это было большое достижение, но оно порождало вопрос: кто заставит реальных иранцев действовать так, как этого хотят в американских штабах?

И сегодня, спустя много лет после тех учений, ответа на этот вопрос нет. Как выражается The New York Times: «Победа сил, моделирующих государства Персидского залива,.. [над американскими] шокировала спонсоров крупнейших из когда-либо проведенных военных учений».

Шок этот чувствуется до сих пор. Собственно, только он выступает главным ограничителем любой американской акции по вторжению в Иран.

Почему Давид иранского «флота» так беспокоит американского Голиафа

На первый взгляд, результаты учений «Вызов тысячелетия — 2002» выглядит абсурдно. Иран не особо богатая страна, с многократно меньшим населением. ВВП по ППС у него в 12 раз ниже штатовского. Основная единица их флота — моторная лодка с тяжелым пулеметом. Как такими силами можно топить настоящий и дорогостоящий флот США?

Корни ответа на этот вопрос — в больших проблемах, которые принес крупным кораблям технический прогресс. До Первой мировой чем крупнее был корабль, тем лучше его броня. Он может топить более мелкие корабли, потому что его крупнокалиберные пушки пробивают их броню, а вот «мелочевка» днем его не потопит: просто не сможет подойти достаточно близко до того, как ее утопят.

Все сильно изменилось с появлением компактных и мощных средств поражения. Уже в 1937 году на учениях в Финском заливе, полсотни советских радиоуправляемых торпедных катеров Г-5 (без экипажа, на современном языке — дроны) условно утопили линкоры. Советские адмиралы выросли на идеях о магической сверхсиле линкоров, поэтому результаты учений проигнорировали, и в 1941 году все катера-дроны переделали в обычные, с экипажами.

Однако Вторая мировая, с помощью авиабомб, и послевоенный период, с помощью ракет, показали: даже очень небольшой носитель оружия может нанести серьезный ущерб крупному кораблю. Чем меньше корабль-носитель (или летательный аппарат-носитель), тем меньше его заметность на радаре, тем меньше он выступает над волнами и тем позже его обнаружит большой корабль. А вот крупные корабли «настоящего» флота видно с куда большего расстояния.

Иранцы быстро усвоили эти мысли — и еще в 1980-х в Персидском заливе (во время Ирано-иракской) атаковали крупные корабли то с моторных лодок, то с небольших одномоторных самолетов. 

Ситуация не стоит на месте. На вооружение «флота» Ирана есть стеклопластиковые (малозаметные радарам) моторные лодки. По некоторым оценкам, для вооружения малых кораблей там используют российские противотанковые управляемые ракеты «Корнет». Это выглядит возможным: известно, что проиранские формирования типа ливанской «Хезболлы» уже с 2006 года используют такой оружие против Израиля. В Израиле считают, что «Корнеты» по российской лицензии делают в самом Иране.

Один из типичных ударных мини-катеров Ирана из вооружения имеет только тяжелый пулемет и направляющие для пуска либо реактивных снарядов, либо ракет. Общее количество подобных и чуть меньших лодок у Ирана оценивается в несколько тысяч, их скорость часто превышает 90 км/ч / ©Reuters

За счет неплохой системы наведения они могут поражать цели на удалении до десяти километров. С такой дистанции экипаж лодки увидит крупный корабль визуально, а вот крупный корабль может не заметить его на радаре.

Ракета «Корнета» может иметь разную боевую часть, с бронепробиваемостью до 1200 миллиметров за динамической защитой танка. Корабли не имеют ни динамической защиты, ни брони в 1,2 метра толщиной. Иными словами, даже авианосцы могут получить серьезные повреждения от «Корнетов». Ситуация усугубляется тем, что пусковые «Корнетов» компактны, и в теории на моторную лодку можно затащить сразу четыре пусковых или даже больше.

Последние версии «Корнетов» могут работать по принципу «выстрелил — забыл», то ест