8 июля
Александр Березин
15

От холода ежегодно умирают сотни тысяч европейцев. Несмотря на это, ученые ожидают рост смертности из-за глобального потепления

5.5

Новая работа показывает, что от холода ежегодно умирают более четверти миллиона европейцев, а от жары — в десять раз меньше. Однако исследователи считают, что глобальное потепление приведет к росту смертности в Европе.

Влияние температуры на смертность. Слева направо: низкая и высокая (c) температуры, низкая (d), высокая (e). Единицами измерения служат проценты от общей смертности в странах Европы / ©Èrica Martínez et al.

Исследователи из Барселонского института глобального здоровья прогнозируют снижение температурной смертности в ближайшие годы, в силу глобального потепления, и резкий ее рост во второй половине XXI века. Однако ряд факторов в их анализе вызывает вопросы — в особенности во второй половине выводов. Соответствующая статья опубликована в The Lancet Planetary Health.

В конце XX — начале XXI века ученые выяснили, что смертность в той или иной местности минимальна при определенной температуре (температурной точке минимальной смертности), а при отклонении от нее немедленно начинает расти. Для разных стран и даже регионов она разная: например, в Голландии — 16,5 °С, в Греции — выше 30 °С, в Севилье (Испания) — 35,0 °С (для Москвы и России эти величины неизвестны, потому что местные ученые не пытались их определить). При температурах выше и ниже этой точки смертность значительно растет. Исследователи пытаются отслеживать, как именно температуры влияют на смертность в разных странах и как это влияние изменяется по мере глобального потепления.

Авторы новой работы взяли данные по среднесуточным температурам и смертности для 16 европейских стран за 1998-2012 годы. В результате они выяснили, что 6,51% всех смертей (а их было 60 миллионов) в этих государствах за указанный период вызваны холодом: людей умирали в те дни, когда температура была ниже точки минимальной смертности. Абсолютное число погибающих от холода в этих 16 странах Европы, согласно новой работе, выходит выше 270 тысяч человек в год. Важно понимать, что речь не идет об обычных смертях от переохлаждения: подавляющее большинство смертей из-за холода наступает потому, что под его воздействием у человека значительно повышается вязкость крови, а это резко поднимает риск инфарктов и инсультов.

Еще 0,65% всех смертей в этих странах за указанный период пришлось на жару (когда температура выше точки минимальной смертности для того или иного региона). Наибольшей температурная смертность была в Италии, где на нее пришлось 9,87% всех смертей, а наименьшей — в Германии (4,85% от всех случаев). При этом холодовая смертность в более теплой Италии, как ни странно, оказалась выше, чем в Германии, именно она и сыграла ведущую роль в большей температурной смертности на Апеннинах.

Исследователи отмечают, что на сегодня Европа испытала потепление на 1,6°C (в 2020 году относительно нормы 1981-2010 годов), но, несмотря на это, температурная смертность там снизилась. Это произошло за счет падения холодовой смертности, на порядок превосходящей смертность от жары. Сходное падение общей температурной смертности они прогнозируют на протяжении первой половины XXI века. По их мнению, это объясняется ростом температур из-за глобального потепления.

Доля смертей от холода (слева) и жары (справа) относительно общего числа смертей в европейских странах. На графиках видно, что с 1975 года и до наших дней общая температурная смертность снижается (благодаря, как указывают авторы новой работы, глобальному потеплению). Однако для отдаленного будущего моделирование предсказывает обратную ситуацию. Красным показаны графики для потепления по сценарию RCP 8,5, оранжевым — для RCP 8,5, голубым — для RCP 2,6 / ©Èrica Martínez et al.

Однако, по их расчетам, после 2050 года ситуация изменится: рост температур в сценариях сильного (RCP 8,5) и среднего (RCP 6,0) глобального потепления будет таким значительным, что смертность от жары начнет прирастать быстрее, чем убывает смертность от холода.

Работа основывается на двух гипотезах, одна из которых пока не доказана, а вторая считается большинством исследователей неверной. Первая: по мере потепления в Европе будет расти частот дней экстремальной жары. В работе под такими понимаются те, что жарче 97,5% всех дней в году. Частота менее жарких дней, согласно авторам работы, по мере потепления будет оставаться стабильной, и на смертность не повлияет. Однако на сегодня нет научных работ, которые показывали бы, что по мере глобального потепления растет частота дней, которые были бы жарче 97,5% дней в году. Авторы новой работы также не показали подобного в эмпирических данных. Поэтому на сегодня неизвестно, сопровождается ли рост средних температур на планете учащением таких дней.

Второе предположение работы: адаптации людей к жаре и к холоду не будет. Авторы статьи отмечают эту ее слабость, но парируют тем, что многие работы по температурной смертности основаны на том же предположении. Кроме того, указывают они, оценить адаптацию сложно, что затрудняет ее вовлечение в их работу. Они констатируют: «вариации в смертности от жары — крупный источник неопределенности, особенно учитывая способность обществ адаптироваться к более теплым условиям. Действительно, снижение в риске смерти, связанной с жарой, фиксируются в последние десятилетия в разных местах по всему миру, в особенности в развитых странах, несмотря на уже наблюдающееся потепление».

В 1983 году точкой минимальной смертности в Севилье были +31,1 °С, а в 2018 году уже 35,0°С / ©F.Follos et al.

Кроме того, авторы используют весьма интересный тезис: по их мнению, существуют свидетельства снижения уязвимости людей к холоду в последние десятилетия. Или, говоря иными словами, холодовой адаптации. Если бы, продолжают исследователи, мы бы учли и адаптацию к жаре, и холодовую адаптацию, то уменьшили бы влияние глобального потепления на смертность от жары, и на смертность от холода. К сожалению, авторы проигнорировали тот факт, что целый ряд научных работ не смог обнаружить убедительных свидетельств адаптации людей к холоду — только к жаре. Более того, некоторые научные работы указывают на то, что адаптированность человека к холоду в настоящее время снижается как минимум для ряда регионов планеты. Параллельно те же научные работы показывают, что адаптация человека к жаре действительно повышается для целого ряда современных обществ. Последнее снижает смертность от жары несмотря на активно идущее глобальное потепление.

Интересно, что даже в тех работах, на которые авторы статьи в The Lancet Planetary Health ссылаются, чтобы показать, что холодовая адаптация существует, указывается, что температурная точка минимальной смертности за время наблюдений сдвинулась в сторону более высоких температур (для Испании, например, на 0,7 °С). Это значит, что смертность от холода, по этим работам, теперь начинается при более высоких температурах, чем раньше, что вызывает вопрос о том, наблюдается ли здесь холодовая адаптация в принципе. Интересно, что и в самих этих двух работах нет количественных оценок предположительной адаптации к холоду.

Все это означает, что тезис авторов работы в The Lancet Planetary Health о том, что учет адаптации от холода как-то смог бы повлиять на выводы их работы определенно вызывает вопросы.

Ранее Naked Science подробно разбирал ситуацию с температурной смертностью и влиянием на нее глобального потепления. На сегодня глобальное потепление снизило температурную смертность на планете, в том числе в России. Ситуация в будущем зависит от того, насколько рост средних температур ведет к учащению экстремально жарких дней. Однако данные по жарким странам говорят нам: идея о том, что теплый климат ведет к росту смертности от жары, не находит подтверждения на практике. Даже тропические страны со средней температурой выше 26 °С показывают намного большую смертность от холода, чем от жары.

Upd. Текст новости был изменен, чтобы отразить, что авторы работы в ее основной части говорят о днях экстремальной жары, а о волнах жары упоминают только во введении. Также было добавлено описание их предположений о существовании холодовой адаптации на протяжении последних десятилетий, а равно и описание того, что на данный момент убедительных научных свидетельств в пользу идущей холодовой адаптации заметных масштабов нет.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl + Enter.
25 ноября
ФизТех

Ученые Центра исследований молекулярных механизмов старения и возрастных заболеваний МФТИ в сотрудничестве с коллегами из Института биоорганической химии имени академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова РАН и Исследовательским центром города Юлиха провели экспериментальное исследование перспективного лекарственного средства от нейродегенерации.

25 ноября
Илья Ведмеденко

Российские инженеры спроектировали самолет для межконтинентальных полетов в стратосфере. Его можно назвать условным аналогом британского Skylon.

25 ноября
Сергей Васильев

Микрофлора питающихся мясом пчел оказалась ближе к микрофлоре животных-падальщиков, чем к симбиотическим бактериям других пчел.

22 ноября
Ольга Иванова

Ученые нашли доказательства эволюционных изменений европейцев за последние две-три тысячи лет. Они обнаружили три признака у жителей Европы, на которые действует постоянное давление естественного отбора.

22 ноября
Илья Ведмеденко

Грузовое безэкипажное судно Yara Birkeland выполнило свой первый рейс. Начать использовать контейнеровоз для коммерческих целей хотят в следующем году.

21 ноября
Оксана Шолохова

Ученые выделили молекулу запаха, который пробуждает агрессию у женщин и подавляет ее у мужчин.

3 ноября
Ольга Иванова

Исследований на эту тему, как ни странно, мало, хотя предположений — великое множество. По мнению ученых из Венгрии, одна из причин такого поведения — высокая концентрация внимания на речи хозяина, а еще это означает, что собака слышит знакомое слово.

28 октября
Мария Азарова

Все образцы продукции популярных ресторанов быстрого питания, протестированные американскими учеными, содержали один или несколько видов фталатов либо других пластификаторов.

12 ноября
Мария Азарова

Кошки оказывались сбиты с толку, когда их человек, как им казалось, «телепортировался» в новое, неожиданное место. Однако они не реагировали таким же образом на чужих людей или других животных.

[miniorange_social_login]

Комментарии

15 Комментариев

-
0
+
Класс, красиво Вы опускаете одни слова и додумываете другие. а) «Работа основывается на двух гипотезах, одна из которых пока не доказана, а вторая считается большинством исследователей неверной. Первая: по мере потепления в Европе будет расти частота волн жары.» Но в работе термин «волна жары» используется только 1 раз во Введении при описании общего контекста, а в основных методах и результатах используются только температурные перцентили. Это разные показатели, не надо их смешивать. Летняя температура в Европе растет, какие бы длительные периоды наблюдений Вы не взяли. Возникает резонный вопрос: зачем приводить график по Америке (статья-то по Европе)? И по волнам жары, которые в работе никак не упоминаются? Вы бы взяли по Европе летнюю температуру и построили график, хоть с начала 20го века. Все в доступе. Но нет… б) «Второе предположение работы: адаптации людей к жаре не будет.». Действительно, в работе не учитывалась адаптация. И вроде бы правильно написали в заметке, да не совсем. Честнее было бы так: «Второе предположение работы: адаптация людей к жаре и холоду не учитывалась». Действительно, учет адаптации (который провести сложно, о чем авторы и говорят) снизит рост смертности от жары. Но и снизит полученное сокращение смертности от холода. Открываем статью и читаем: «Our projections did not account for adaptation or demographic changes … There is a growing amount of evidence pointing to adaptation processes already reducing the vulnerability to cold and heat [9,27]. If we assumed in the projections the same rate of adaptation as in these studies, we would expect a smaller decrease in cold attributable fraction and a smaller increase in heat attributable fraction compared with the results presented here.». И выводы про падение температурной смертности из-за роста температуры авторы тоже сопровождают припиской про неучет адаптации: «Assuming no adaptation, this decreasing trend in total attributable fraction is mainly due to the warming shift of the temperature distribution towards the minimum mortality temperature». В тексте заметки эта фраза потеряла эту ключевую приписку про неучет адаптации превратившись: «По их мнению, это объясняется ростом температур из-за глобального потепления». Почему? Почему в одном случае учет адаптации важен, а в другом - можно и пропустить?
    "в работе термин «волна жары» используется только 1 раз во Введении при описании общего контекста, а в основных методах и результатах используются только температурные перцентили. Это разные показатели, не надо их смешивать" Работа указывает, что для всех рассмотренных сценариев она прогнозирует стабильное число умеренно теплых дней (то есть смертность от них тоже будет стабильной, не сможет заметно вырасти), но очень большой рост экстремально жарких дней. Соответственно, весь обещаемый ею рост смертности от жары -- за счет экстремально жарких дней. Которые определяются работой как те, что жарче 97,5% всех дней: "and extreme heat (heat days warmer than 97·5 percentile)... In all the considered RCP scenarios, extreme cold attributable fraction is expected to decrease whereas _moderate heat_ attributable fraction is expected _to remain relatively constant_. However, projections indicate _a very large increase in extreme heat attributable fraction_, which would surpass the cold attributable fraction in RCP8.5 by the end of the century (figure 5C)." 2,5% самых жарких изо всех дней -- это явно волны жары. Вне волн жары попасть в самые жаркие 2,5% будет, мягко говоря, затруднительно. Большинство определений волн жары, напомню, относит к ним дни, которые жарче даже всего лишь 95% дней в году (многие -- и жарче 90%) -- не то что 97,5%. " Возникает резонный вопрос: зачем приводить график по Америке (статья-то по Европе)? " Потому что данных такой длительности по волнам жары для Европы нет. Только для Америки. "И по волнам жары, которые в работе никак не упоминаются?" Покажите, пожалуйста, на реальном примере: сколько суток в году могут попасть в 2,5% самых жарких дней вне контекста волн жары? "Честнее было бы так: «Второе предположение работы: адаптация людей к жаре и холоду не учитывалась».Действительно, учет адаптации (который провести сложно, о чем авторы и говорят) снизит рост смертности от жары. Но и снизит полученное сокращение смертности от холода. " Нет, так честнее бы не было. И вот почему: "There is evidence that across a number of different settings, population susceptibility to heat and heatwaves has been decreasing. These changes in heat related susceptibility have important implications for health impact assessments of future heat related risk. A similar decrease in cold related mortality was not shown. " https://ehjournal.biomedcentral.com/articles/10.1186/s12940-016-0102-7 Это не единственная работа такого рода, которая показывает, что реальной адаптации к холоду в крупном масштабе не происходит. Более того, есть работы, которые показывают, что смертность от холода в современных обществах может даже расти (что, в общем-то, неудивительно, если задуматься о физиологических механизмах такой смертности): "Cold-related mortality remained roughly constant over decades and slightly increased in the late 2000s, with a larger increase for cardiorespiratory deaths than for deaths from other causes. Heat-related mortality rates have decreased continuously over time" https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC5860040/ "Но и снизит полученное сокращение смертности от холода. Открываем статью и читаем: «Our projections did not account for adaptation or demographic changes … There is a growing amount of evidence pointing to adaptation processes already reducing the vulnerability to cold and heat [9,27]. If we assumed in the projections the same rate of adaptation as in these studies, we would expect a smaller decrease in cold attributable fraction and a smaller increase in heat attributable fraction compared with the results presented here.»." Авторы работы, разбираемой в новости выше, проигнорировали процитированные мною моменты о том, что никаких убедительных научных данных об адаптации к холоду на сегодняшний день не существует -- только к жаре. Их ссылки на работы 9 и 27 из списка литературы выборочно цитируют только те работы, что не показывают эту проблему -- того, что убедительных доказательств адаптации к холоду в широких масштабах у науки пока нет. Если бы этот текст был большим, я бы подробно остановился на этом вопросе, и показал бы, что они, ссылаясь на 9 и 27, почему-то опустили этот момент. Также отметил бы, что работы 9 и 27 (при том, что они словесно декларируют в тексте адаптацию к холоду) показывают _рост_ температурной точки минимальной смертности. Что значит ее рост? Что смертность, после начала падения температур ниже точки минимальной смертности, начинает расти при _более высоких_ температурах, чем раньше. А смертность, растущая при падении температур, как известно, называется холодовой. Однако это новость, поэтому я не стал разбирать этот момент -- объем был бы избыточным. "И выводы про падение температурной смертности из-за роста температуры авторы тоже сопровождают припиской про неучет адаптации: «Assuming no adaptation, this decreasing trend in total attributable fraction is mainly due to the warming shift of the temperature distribution towards the minimum mortality temperature». В тексте заметки эта фраза потеряла эту ключевую приписку про неучет адаптации превратившись: «По их мнению, это объясняется ростом температур из-за глобального потепления». Почему? Почему в одном случае учет адаптации важен, а в другом - можно и пропустить?" Потому что у науки есть вполне однозначные данные об адаптации к жаре, ведущей к падению смертности от нее. А вот сколько-нибудь однозначных (с.м точку минимальной смертности и ее эволюцию) данных о сходной адаптации к холоду у науки нет. Именно поэтому в одном случае -- где адаптация научно доказана -- ее надо учитывать. Именно поэтому -- там, где она не доказана (и не показана) -- учитывать ее не имеет смысла. Я напомню: за период глобального потепления везде, где у нас есть цифры точки минимальной смертности она выросла. Выросла, в градусах, а не упала. Что это значит? Это значит, что адаптация к холоду не случилась. Если бы адаптация к холоду была (и сосуществовала бы с адаптацией к жаре), то точка минимальной смертности превратилась бы из точки в отрезок, который показывал бы минимальную смертность от, например, 17 до 22. Но на деле таких отрезков нет, а есть именно точка -- ниже и выше которой смертность сразу растет. И это точка не движется вверх -- то есть адаптации к холоду как широкомасштабного явления нет. Об этом же говорят и цифры холодовой смертности в Англии и Уэльсе в последние 20 лет: как только (в холодные зимы) температуры возвращаются к близким к 60-70-м прошлого века в те же годы (с учетом демографических изменений) "попадает" и холодовая смертность. На графике ниже видно, как в одной из точек Европы люди в наше время начинают испытывать растущую смертность (холодовую) уже при +33°С (чего раньше не было). А вот при 34-35 °С их смертность снижается до минимума. Это сильно походе на адаптацию к холоду?
    +
      ещё комментарии
      -
      0
      +
      «2,5% самых жарких изо всех дней -- это явно волны жары. Вне волн жары попасть в самые жаркие 2,5% будет, мягко говоря, затруднительно.» - с чего вдруг? Это досужее рассуждение, требующее честной постановки и подтверждения/опровержения. То есть научной работы. Какая доля в этом перцентиле связана с волной жары, а какая нет. Особенно если учесть, что у «волны жары» нет четкого определения. Вместо волн жары в США Вы спокойно могли бы привести графики трендов температуры в Европе вот отсюда: https://agupubs.onlinelibrary.wiley.com/doi/full/10.1029/2006JD007103 здесь рассчитаны перцентили температуры. Можно было бы взять 98й (близок к 97,5) и показать, как он растет. А он растет (хотя и не так быстро, как средняя температура). Правда, в статье в Lancet, как я понял, в статье использовались не динамичные значения перцентилей, как я привел (расчитываются каждый год), а количество дней выше статичного перцентиля, рассчитанного за какой-то исторический период. Подобный подход есть вот в этой статье (правда, только 90й перцентиль, но изменения вполне очевидны): https://agupubs.onlinelibrary.wiley.com/doi/full/10.1029/2019JD032263 Можно было бы привести и их. Но нет. Зачем было показывать график по США, который демонстрирует количество волн жары, умноженное на количество штатов, где эта волна наблюдалась? График не говорит ни об интенсивности волн жары, ни об их привязки к населению и т.д., его расшифровывать надо ещё на целый абзац, а у Вас же «короткая заметка», как Вы сами отмечаете. Про адаптацию: я так и не понял, почему для короткой научно-популярной новости, в которой описывается проведенное исследование, нельзя было указать, что «не учитывалась адаптация к холоду и теплу». Кажется, эта фраза достаточно коротка? И достаточно честна по отношению к читателям. С чего Вы взяли, что в уменьшении холодовых смертей в Европе нет влияния технологических (стали теплее дома) и институциональных (условно, быстрее приезжает скорая) мер по снижению такой смертности? Вот сами авторы в этом не уверены, поэтому и говорят честно, что «мы не учитываем адаптацию».
        "Вместо волн жары в США Вы спокойно могли бы привести графики трендов температуры в Европе вот отсюда: Можно было бы взять 98й (близок к 97,5) и показать, как он растет. " Там разбивка на 90-дневки, а в обсуждаемой работе такой разбивки нет, если мне не изменяет память. Это будет сравнение апельсинов и яблок по этой причине. Про такое неплохо написано вот здесь: https://link.springer.com/article/10.1007/s00704-020-03166-8 Любому очевидно (и это известно из работ по точке минимальной смертности), что самые жаркие дни в зимние 90 дней не убивают жарой. Потому что жаркий зимний день в типичной стране умеренного климата все равно прохладнее прохладного летнего дня. Напротив, если брать 2,5% самых жарких дней в году в целом, то те, да, должны несколько поднимать смертность, потому что это будут жаркие дни в теплое время года. "Подобный подход есть вот в этой статье (правда, только 90й перцентиль, но изменения вполне очевидны):" Вы не могли бы подсказать, что именно вы имеете в виду под "очевидно"? По вашей ссылке, например, "TX90p Warm days Percentage of time when daily max temperature >90th percentile %" для 1960-1991 года там 4,891%, а для 1981-2010 годов -- 4,623%. Легко видеть, что вторая цифра ниже, а не выше первой. На вид получается отсутствие тренда на рост длительности жаркого времени в году. Может, я чего-то не заметил сходу? Может, вы укажете на график или таблицу в этой работе, которые бы показывала рост, а не снижение? "Можно было бы привести и их. Но нет." Это новость, а не большой текст, напомню. Поэтому здесь объем ограничен. В полном объеме соответствующие тезисы будут, разумеется, в публикации совсем иных размеров. "Про адаптацию: я так и не понял, почему для короткой научно-популярной новости, в которой описывается проведенное исследование, нельзя было указать, что «не учитывалась адаптация к холоду и теплу». Кажется, эта фраза достаточно коротка? И достаточно честна по отношению к читателям." Что в ней честного, если адаптацию к холоду так никто сколько-нибудь убедительно и не показал (в отличие от адаптации к жаре)? У читателя же, если такую адаптацию упомянуть, будет ощущение, что она существует. Правильно ли упоминать в заметке как существующее то, существование чего научно не то что не доказано, но даже не показано? "С чего Вы взяли, что в уменьшении холодовых смертей в Европе нет влияния технологических (стали теплее дома) и институциональных (условно, быстрее приезжает скорая) мер по снижению такой смертности?" Я -- ни с чего. Потому что это сделал не я, а научной мир. Я лишь процитировал вам научные работы, которые показывают, что следов такой адаптации обнаружить не удалось. Не то что технологической. или какой-то еще, а вообще. Что частота смертей при той или иной низкой температуре в разных частях мира за указанный период не снизилась, а по ряду регионов -- даже несколько возросла. "Вот сами авторы в этом не уверены, поэтому и говорят честно, что «мы не учитываем адаптацию»." Мнение авторов на этот счет расходится с мнением научной литературы. Научная литература по теме нигде не смогла показать снижения температурной точки минимальной смертности. То есть не смогла зафиксировать не то что влияния технологии или чего-то еще на холодовую адаптацию, но и сам факт этой холодовой адаптации -- тоже зафиксировать не смогла. Вот дезадаптацию -- да, одна из работ, которую я привел выше показала. А адаптацию -- нет, пока никто убедительно показать не смог. У всех работ по этой теме за 1980-2010-е точка минимальной смертности поднялась, а не опустилась, то есть смертность с понижением температур не показала снижения вообще, в принципе. Авторы, которых вы упоминаете, этот факт просто проигнорировали.
          -
          0
          +
          «Это будет сравнение апельсинов и яблок по этой причине». Поэтому надо показать волны жары в США вместо температуры в Европе? Вы хотя бе себе-то не противоречьте… 4,891 и 4,623 в таблице приведенной мной статьи - это количество метеостанций. Смотрите на графики. Про определения - согласен, поэтому я и привел 2 статьи с разными подходами. Но и там и там с начала 1900 года по Европе - явный рост.
            ". Поэтому надо показать волны жары в США вместо температуры в Европе? Вы хотя бе себе-то не противоречьте…" Скажите, верно ли я вас понял У нас нет никаких данных по реальным изменениям общего числу экстремально жарких дней в году, в эвентуальном ключе упомянутых в разбираемой работе (самые жаркие 2,5%), поэтому я должен взять совсем другие данные по 10% самых жарких дней, и вставить их на место графиков волны жары? А затем \вставить в текст, что авторы не учли адаптации к холоду и жаре,а потом пояснить, что адаптация к жаре науке точно известно, а вот с адаптацией к холоду в современных популяциях в последние десятилетия пока убедительных данных нет, поэтому следует ожидать адаптацию к жаре (что противоречит прогнозам работы), но не следует ожидать адаптацию к холоду (что могло бы сделать прогнозы работы ближе к реальности)? Так? Если да -- я с радостью внесу такие изменения в текст выше.
              -
              0
              +
              Да, Вы можете смело удалить всю часть статьи про волны жары и график, относящийся к США. Эти рассуждения абсолютно не соответствуют тому, что в реальности происходит с температурой в Европе и что используется в методике разбираемой в данной новости работы. Не вводите своих читателей в заблуждение.
                Читателей я в заблуждение не ввел: то, что рост дней экстремальной жары (97,5%) ни для Европы, ни для мира в целом пока никем не доказан есть факт. А именно такие дни как причину роста смертности от жары прогнозируют авторы работы. И я, разумеется,оставлю тот момент, что это утверждение не показано в эмпирических данных на сегодня никем. Про адаптацию вы подали хорошую идею, сейчас добавлю, что холодовая не отмечена, а вот тепловая отмечена.
                -
                0
                +
                Без графика про волны жары в США стало честнее. Но с перцентилями - Вы не понимаете, как они рассчитываются. Они определяются для исторического периода (тот же 97,5-й перцентиль), и если меняются параметры функции распределения в сторону потепления, то очевидным образом становится "тяжелее" теплый хвост. А распределение Т меняется: это показано в сотнях работ, писать о том, что это нигде не показано - противоречить науке. Просто Вы не совсем корректно прочитали "Методы" в этой статье в Лансете.
                "Вы не понимаете, как они рассчитываются." Я не только понимаю, как они рассчитываются, и еще я понимаю, что конкретный уровень "утяжеления" хвоста на данный момент для указанных выше параметров не ррассчитан. "А распределение Т меняется: это показано в сотнях работ, писать о том, что это нигде не показано - противоречить науке. Вы так и не смогли привести пример ни одной работы, затрагивающей конкретные обозначенные выше значения. Не то что сотни. "Просто Вы не совсем корректно прочитали "Методы" в этой статье в Лансете." Еще раз: вы этого не показали.
                -
                0
                +
                Вообще-то в самом первом комментарии я привёл ссылки на 2 работы, в одной из них рассчитаны 95й и 98-й процентили: https://agupubs.onlinelibrary.wiley.com/doi/full/10.1029/2006JD007103 Проходите по этой ссылке и сверху видите: Citations 233 - щелкаете и проходите в «подвал» статьи и видите эти 233 работы, которые ссылаются на эту работу, среди них есть десятки работ, посвящённые оценке изменений высоких перцентилей для температуры по разным данным для разных регионов мира. Так что говоря, что таких работ нет — Вы либо плохо делаете свою работу научного журналиста, либо просто водите читателя за нос. Переставайте уже это делать.
08.07.2021
-
0
+
//От холода ежегодно умирают сотни тысяч европейцев. А сколько неевропейцев ежегодно умирает от холода?
    А кто же их всех считал? Ориентировочно -- миллионы в год, но общемировых данных толковых нет. Можно сказать, что для России это, в среднем, менее 100 тысяч в год, ориентировочно, но точнее сказать сложно. Наши ученые пока не определяли точки минимальной смертности по регионам (вот, например, какая точка минимальной смертности в Москве? Да никто не знает, потому что никто не считал), впрочем, как и ученые США. Отстают российская и американские научные школы от европейских в этом отношении, и отстают крепко.
-
0
+
И всё же, в 2010 году при аномальной жаре смертность была очень высокая
    Осталось только: а) сравнить ее со смертностью от холода в России, и узнать, что холодовая уносит в среднем во много раз больше. б) показать, что волны жары 2010 года (как и любая другая) вообще связаны с потеплением. Напомню: 2020-й в России был намного более теплым, чем 2010-й, но вот волн жары в 2020-м году в России практически не было вовсе.
Подтвердить?
Подтвердить?
Не получилось опубликовать!

Вы попытались написать запрещенную фразу или вас забанили за частые нарушения.

Понятно
Лучшие материалы
Войти
Регистрируясь, вы соглашаетесь с правилами использования сайта и даете согласие на обработку персональных данных.
Ваша заявка получена

Мы скоро изучим заявку и свяжемся с Вами по указанной почте в случае положительного исхода. Спасибо за интерес к проекту.

Понятно
Ваше сообщение получено

Мы скоро прочитаем его и свяжемся с Вами по указанной почте. Спасибо за интерес к проекту.

Понятно

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: