Виктор Боярский: «Путешественник — это состояние души. Но я — не путешественник»

«Я - вовсе не такой интересный», - первое, что сказал мне при встрече легендарный полярный путешественник, почетный полярник России, вице-президент Ассоциации полярников России, председатель Полярной комиссии Русского географического общества, член географического общества США, кандидат физико-...

29 авг 2013 Ольга Фадеева Комментариев: 0
13.3K
Выбор редакции

Виктор Боярский работал научным сотрудником Арктического и Антарктического НИИ, принимал участие в работе советских экспедиций и дрейфующих станций «Северный Полюс».

В 1988 г. в составе международной экспедиции пересек Гренландию на лыжах и собачьих упряжках с юга на север.

В 1989-1990 гг. был лидером международной экспедиции «Трансантарктика» - первом в истории пересечении Антарктиды по наиболее протяженному маршруту через Южный Полюс. Экспедиция на лыжах и собачьих упряжках за семь месяцев преодолела 6500 км.

В 1995 г. совместно с американцем Уиллом Стигером организовал и провел экспедицию «Двойной Полюс-95» от берегов Северной Земли через Северный Полюс в Канаду.

Автор книг «Семь месяцев бесконечности», «Гренландский меридиан», «У каждого из нас есть полюс свой», «NWT. Три путешествия по канадской Арктике», «Сотворение Элсмира».

 

 

Виктор Боярский:  «Путешественник — это состояние души. Но я — не  путешественник»

Фото из личного архива В. Боярского

 

—  Виктор Ильич, несмотря на то, что Вы отрицаете свою особую «причастность» к науке, Вы— гляциолог. Что это за наука?

— Я занимался радиогляциологией. «Гляцио» — это лед, «логии» — изучение. Традиционная гляциология — это исследование ледников, снегонакопления, динамики, массы ледников, состава льда, их структуры и строения. В целом, изучение льда как материала, как объекта. Дело в том, что во льду находится информация. Например, в восьмидесятые годы я работал на станции «Восток» в Антарктике. Мы добывали керн из озера и анализировали его на содержание изотопа кислорода, который напрямую связан со средней температурой климата той доисторической эпохи, когда озеро Восток еще не было скрыто подо льдом. Так мы определяли усредненные климатические характеристики. Вот Вам пример того, чем занимается гляциология. Она изучает, как в разных частях Антарктиды и Арктики происходит процесс снегонакопления и льдообразования. Поскольку баланс массы льда— очень важный параметр. Ведь всех пугают часто, что лед в Антарктике растает, и все утонут...

 

— А он не растает?

— Весь лед в Антарктике не растает никогда, только если не случится вселенская катастрофа вроде столкновения с астероидом. Говорить о том, что лед может растаять из-за парникового эффекта— смешно. На самом деле, с точки зрения климата у нас сейчас — эпоха похолодания. Хотя это не моя область, я говорю это со слов моих ученых-коллег. Но даже я могу сказать, что влияние антропогенного эффекта на изменение климата — от пяти до десяти процентов. Система Солнце-Земля — вот что влияет на климат. В природе резкого ничего не происходит, за исключением катаклизмов. Поэтому все, что идет по природным законам, подчиняется некой эволюционной теории, а не революционной. Просто часто происходит спекуляция, причем спланированная. «Запугивая» определенные круги и населения, и правительства ученые могут получить финансирование на продолжение исследований. 

 

Виктор Боярский:  «Путешественник — это состояние души. Но я — не  путешественник»

Фото из личного архива В. Боярского

«...Итак, 13 апреля в 22 часа по гренландскому времени наш самолет приземлился в аэропорту поселка Нарссарссуак — начальной точке нашего маршрута. Температура около минус 10 градусов, темно, голубые мерцающие, а потом кажущиеся махровыми звезды и будто наносимые чьей-то невидимой, легкой и быстрой кистью разноцветные мазки полярного сияния в северной части горизонта...»

В. Боярский «Гренландский меридиан»

 

— Что нужно, чтобы стать путешественником?

— Ничего. Взять и путешествовать. Путешествие — это состояние души. Но я — не путешественник. У меня было шесть больших экспедиций: три — в Канадской Арктике, через Северный ледовитый океан, через Антарктиду и через Гренландию. Надо всегда отдавать себе отчет, для чего ты это делаешь. Путешествия ради путешествий — вопрос непростой. В первую очередь, в плане денег. Больших денег на этом не заработать. Только если сэкономить на средствах спонсоров. Но чтобы их (спонсоров) приобрести, нужно имя, определенный статус. Если есть возможность и талант - писать книги. Но за исключением примеров поп-звезд, которые пишут свои мемуары, в наше прагматичное время   книги на подобную тематику — это  не прибыльное дело. Ты сам оплачиваешь издание того, что написал. Я написал уже пять книг, и все они изданы за свой счет. За рубежом можно пополнять свой бюджет с помощью лекций, которые читаешь. У нас, опять же, такие лекции идут лишь на уровне обществознания, в школе, университетах, но это все бесплатно. Во всех наших больших экспедициях была некая политическая идея — водружение флагов и пр., образовательная программа и небольшая научная составляющая, конечно, тоже были всегда.

 

Виктор Боярский:  «Путешественник — это состояние души. Но я — не  путешественник»

Фото из личного архива В. Боярского

«...И шуршит кусками льда

В умывальнике вода...» 

В. Боярский «Гренландский меридиан»

 

— Сколько стоит побывать на Северном полюсе?

— От пятнадцати тысяч евро на два дня. За два дня — это на вертолете слетать до самого полюса, потом чуть-чуть на лыжах пройти, и все. На лыжах — недели две, и все уже гораздо дороже. Все программы мы организуем из временного лагеря «Барнео», который мы строим ежегодно в районе Северного Полюса. Дистанции самые разные — от двухсот километров (для очень подготовленных людей) до пятисот метров — для стареньких. У меня ведь и бабушки, которым по 75-78 лет, ходят. Почему нет. Есть разные бабушки же. Пятьсот метров прошли, и все — свой полюс открыли.

 

«...Естественно, все мое внимание было приковано к лыжам. Я смотрел в основном на их носки, чтобы они, не дай Бог, не поехали в разные стороны или, того хуже, - навстречу друг другу, и поэтому нарисованный на самых кончиках лыж трехцветный галльский петушок (символ Rossignol), кажется, до сих пор мелькает у меня перед глазами...»

В. Боярский «Гренландский меридиан»

 

«...Вчера прошли 11 миль при восточно-северо-восточном ветре скоростью 8-10 метров в секунду и температуре около минус 20 градусов...»

В. Боярский «Гренландский меридиан»  

 

—Можно ли добраться до полюса самому? Например, высадиться с какого-нибудь ледокола, и — вперед по льдам?

— Самому — нереально. Только через организуемую базу, где обеспечивается безопасность. Это ведь все очень опасно, там можно легко пропасть. Морской лед в постоянном движении — он ломается, появляются разводья, да и белые медведи не дремлют. Чтобы двигаться по морскому льду, нужно иметь большой опыт. Не забывайте — там везде вода, причем ледяная. С людьми всегда работают профессиональные гиды, которые не дадут потеряться. Самостоятельно люди у нас не ходят никогда до тех пор, пока они сами не побывают несколько раз в экспедиции и не получат соответствующие навыки. Только с испытавшими себя уже можно организовывать экспедиции  от берега до полюса. Экспедиции проходят в апреле-мае. Температура в начале апреля там от минус тридцати пяти до минус сорока градусов, в мае— получше: до минус десяти-пятнадцати. А в Антарктике температура во внутренних районах все время держится где-то в районе минус тридцати, а зимой— до минус восьмидесяти.

 

«...Здесь нужны другие нервы,

Не в чести здесь лень и спесь,

Как нигде четвертой мерой

Время ощущаешь здесь...»

В. Боярский «Гренландский меридиан»

 

Виктор Боярский:  «Путешественник — это состояние души. Но я — не  путешественник»

Фото из личного архива В. Боярского

«...При таком встречном ветре и достаточно низкой температуре мои борода и усы обмерзали настолько, что для того, чтобы открыть рот во время короткого обеденного привала, мне приходилось обкусывать ледяные сосульки с усов, а те, падая в кофе, превращали его в кофе-гляссе...»

В. Боярский «Гренландский меридиан»

 

— Как проходит стандартный день у человека, который первый раз пошел в экспедицию на полюс?

— Основную часть дня — девять часов — идешь на лыжах. Утром и вечером — время в палатке, когда ты завтракаешь и ужинаешь. С учетом того, что лед дрейфует, ты можешь идти вперед, а тебя будет относить назад. В итоге, ты можешь просидеть на месте, никуда не сдвинувшись. Самый приятный момент — это ужин. Тут можно и поделиться впечатлениями, и пообщаться, если есть силы до сна. Потому что сон там играет очень определенную важную роль.

 

«...Надо сказать, что вместо ожидаемой поддержки типа: «Давай, Витек! Покажи французам, почему русские выиграли войну 1812 года!» или чего-нибудь в этом роде я услышал приглушенное расстоянием «Crazy Russian, crazy Russian!»...»  В. Боярский «Гренландский меридиан»

 

— Что нужно, чтобы решиться покорить холод?

— Это дело — непростое. Того, кто надеется увидеть сразу сияние, белых медведей и Арктику во всей красе, ждет разочарование. Стоит держать в голове некую установку: то, что я здесь — уже прекрасно, не так много людей могут испытать подобное. Но некоторым, знаете ли, хоть золотом льдины обсыпь — все безразлично, тупо смотрят на лыжи, быстрее дойти, быстрее галочкой отметить новое место на карте. Но эти люди, как правило, очень страдают: от холода, неудобств и всего, что связано с таким мероприятием. Тем более, их все время гложет вопрос потраченных финансовых средств. В это время кто-то любуется причудливыми нагромождениями льдин. Поэтому очень важна мотивация. Я всегда говорю всем: сила физическая не так важна, как желание. Нужно, чтобы для человека это было мечтой, тогда ему будет казаться все красивым и интересным. На самом деле, там красиво. Но самое большое испытание — холод и ветер. Холодно там везде: и в палатке, и за ее пределами.

 

«...Самая запомнившаяся экспедиция, наверное, Трансантарктика. Потому что команда была замечательная, и экспедиция длинная, и собаки. Они, кстати, выполняют одну из самых главных работ — везут продовольствие, палатки, прочий груз. Без них труба бы была». В. Боярский

 

Виктор Боярский:  «Путешественник — это состояние души. Но я — не  путешественник»

Фото из личного архива В. Боярского

 

«...Масштаб единственной карты Гренландии, которой мы располагали, был 1 : 5 000 000, и, конечно же, наш ежедневный прогресс на ней измерялся миллиметрами, так что наш сегодняшний лагерь отстоял от точки старта на целых 8 миллиметров!..»

В. Боярский «Гренландский меридиан»

 

— Дружите с теми, с кем ходили к полюсу?

— С клиентами — редко, поскольку мы общаемся довольно непродолжительный срок. Со своими коллегами из экспедиций — конечно. Безусловно, люди в таких условиях познаются быстрее. Потому что тот вялотекущий процесс познания, который идет на умеренных широтах, проявляется здесь с новой силой. Там ведь важно, чтобы те, на кого ты рассчитываешь, не подводили. Испытания на каждом шагу и борьба в буквальном смысле идет за выживание. Если человек делает то, что он должен делать, пусть и без особого удовольствия, - считай, на него всегда можно положиться.

 

— Большое спасибо! Здоровья Вам и творческих успехов!

 

«...И застелена вода

Голубым паркетом льда»

В. Боярский «Гренландский меридиан»

 

 

Читайте также

 

Хотите верьте — хотите нет!

Как сделать джедайский меч?

Дополненная реальность

Freezelight: рисуем светом

Будущее космических полетов: кто придет на смену «Спейс шаттлу и Союзу»?

 

 

 

13.3K

Комментарии

Быстрый вход

или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Вы сообщаете об ошибке в следующем тексте:
Нажмите Отправить ошибку