• Добавить в закладки
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
  • Печать
  • Email
  • Скопировать ссылку
24 июня
Александр Березин
11
8 157

«Багратион»: удар Красной армии, который удивил даже Красную армию

4.9

Восемьдесят лет назад началось наступление советских войск в Белоруссии — операция «Багратион». Дальше случилось нечто крайне необычное: Ставка рассчитывала ударить на 150-200 километров в глубину. Но в итоге наступать пришлось на 600 километров. Почему немецкий фронт так быстро развалился, хотя войска Гитлера в 1944 году были материально обеспечены лучше, чем когда-либо еще во Второй мировой войне? И отчего Красная армия не смогла до конца воспользоваться плодами своих побед?

Расчет советского 37-мм зенитного автомата 61-К перемещает свою пушку во время боев за Белоруссию в 1944 году. Пятеро артиллеристов вручную катят орудие массой в 2,1 тонны (без возимых боеприпасов). Судя по наклону ствола, пушка работает по наземным целям / © polk.press

Бег наперегонки со временем

Стандартное изложение истории Великой Отечественной войны примерно таково: в 1941-1942 годах наша армия была обеспечена оружием хуже всего, а немцам «всего хватало», ну кроме живой силы, конечно. Напротив, во второй половине войны СССР решительно превосходил противника по вооружениям, за счет чего и шел от победы к победе.

Реальная история войны значительно сложнее. В 1944 году — как и в 1941, 1942 и 1943 годах — немцы выстрелили на Восточном фронте примерно в полтора раза больше снарядов и артмин, чем Красная армия (1 миллион тонн против 0,7 миллиона тонн у нас). Жуков в мемуарах верно отмечает: «В июле 1944 года германская промышленность достигла высшей точки развития за годы войны». 

Это создавало очень серьезные угрозы для СССР. Скажем, в сентябре того же года немцы выпустили 3 тысячи истребителей, из которых сотню — реактивных. Советский Союз в 1944 году боевых самолетов всех типов получал менее трех тысяч в месяц. Пик производства танков и самоходок у немцев перешагнул на 1,5 тысячи машин в месяц. Это было все еще меньше, чем советские почти 2,4 тысячи в месяц, но в 1942 году немцы выпускали 600 машин в месяц, а СССР — две тысячи.

Ситуация, когда СССР делал значительно больше артиллерии, танков и самолетов, чем Германия, в 1944 году впервые ушла в прошлое. 

Почему так получилось? Все дело в том, что Германия вступала в мировую войну, полагая, что легко справится с Францией и без мобилизации промышленности. Поэтому в 1940 году, например, немцы произвели 1863 танка и САУ — а невоюющий СССР 2,8 тысячи. С Францией это, разумеется, сработало. Но затем немцы вступили еще и в войну с Советским Союзом — не подозревая на самом деле, что за страна находится к востоку. Поэтому уже летом 1941 года Германия начали уменьшать выпуск вооружений и боеприпасов, считая, что РККА разгромлена, и большой выпуск оружия ни к чему. 

Первые признаки отрезвления случились только в январе 1942 года, и только тогда немецкая промышленность наконец начала мобилизацию — через 28 месяцев после начала войны.

Эта мобилизация была по-настоящему страшной угрозой для самого существования СССР. Дело в том, что Германия даже до войны сильно превосходила Союз по развитию промышленности. Например, она выплавляла 28,0 миллиона тонн стали, а СССР — 18,0. 

Самоходки СУ-76 957-го отдельного самоходного артиллерийского Запорожского Краснознаменного полка на марше.  На фото самоходка лейтенанта И.П. Шаткина. В войсках эти самоходки называли «Голозадый Фердинанд» за сходство формы с одноименной немецкой самоходкрй и отсутствие брони сзади. Последнее делало экипаж весьма уязвимым при близких перелетах снарядов и мин противника (эту черту советские конструкторы позаимствовали у ряда немецких самоходок) / © Борис Вдовенко

После разгрома 1941 года и потери основной части добычи угля и железной руды разрыв стал кратным. Даже в 1944 году СССР выпустил 10,9 миллиона тонн стали, а Германия — 28,5 миллиона тонн. При равной степени отмобилизованности немцы выпускали бы в 2-2,5 раза больше оружия и боеприпасов, чем русские. Красная армия просто утонула бы в немецкой технике.

Мобилизация промышленности в норме требует примерно пары лет. К лету 1944 года это время прошло, и СССР мог выжить только в одном случае: если увеличил бы темпы уничтожения немецких армий и их техники в несколько раз в сравнении с 1942 годом. Учитывая, что у него военной техники сильно больше не стало, задачу предстояло решать в основном через такую непростую вещь, как военное искусство.

«Багратион»: эпическая подготовка к взятию Бобруйска

С самого 19 ноября 1942 года все действительно успешные операции Красной Армии шли на южной половине фронта. Сталинград, Курск, Украина — к весне 1944 года продвижение на юге достигло полутора тысяч километров.

На севере получалось куда хуже. В 1942 году советские войска дрались у Ржева, а к июня 1944 года дошли только до Витебска — 300 километров по прямой.  Операции «Марс», Оршанская, Витебская — одно их перечисление с датами и потерями заняло бы целую страницу. 

Причины неудач были однообразны: немецкое командование заранее вскрывало направления ударов советской стороны. Сосредотачивало на них «кулаки» из своих сил и дальше прижимало наступающих огнем. В отличие от южного направления, никаких крупных окружений здесь Красной армии не удавалось, поэтому многие немецкие офицеры и солдаты на центральном направлении воевали с 1941 года — то есть были опытнейшими бойцами той эпохи.

Командующий 1-м Белорусским фронтом генерал армии (на тот момент) К.К. Рокоссовский и член военного совета того же фронта генерал-лейтенант К.Ф. Телегин. Снимок сделан у карты на командном пункте фронта  / © Wikimedia Commons

В апреле 1944 года советское командование решило резко изменить стратегическую ситуацию. Исходной причиной были относительно успешные действия Моделя, командира группы армий «Северная Украина», остановившего продвижение советских войск на своем направлении.

«К весне 1944 года наши войска на Украине продвинулись далеко вперед. Но тут противник перебросил с запада свежие силы и остановил наступление 1-го Украинского фронта. Бои приняли затяжной характер, и это заставило Генеральный штаб и Ставку перенести главные усилия на новое направление».

К. К. Рокоссовский о корнях «Багратиона»

Хотя сперва Сталин и предлагал нанести основной удар от Львова к Висле — южнее Белоруссии, против немецкой группы армий «Северная Украина», — но Жуков и начальник Генштаба Антонов придерживались иного мнения. Они обращали особое внимание «на группировку противника в Белоруссии, с разгромом которой рухнет устойчивость обороны противника на всем его западном стратегическом направлении».

Причины, по которым Жуков и другие пришли к мысли о «Багратионе», очевидны: сильно отодвинутая на запад южная часть фронта растягивала немецкие силы в Белоруссии (группа армий «Центр»). К тому же вермахт, ожидая удара на Северной Украине, держал здесь мало резервов. Из 38 дивизий «Центра» только четыре были в резерве, из них всего одна — танковая. Сказалось постоянное вытягивание отсюда резервов на другие направления.

Чтобы операция была успешной, 1-му Прибалтийскому и трем Белорусским фронтам придали огромные силы. Всего к 24 июня 1944 года там было 1,67 миллиона человек, 5,8 тысячи танков, 7,8 тысячи самолетов, 40,9 тысячи артсистем.

Немцы не знали об ударе: советское командование предприняло масштабную дезинформационную кампанию, с радиоигрой, имитировавшей, что основные советские танковые армии все еще на Северной Украине. Сосредоточение в Белоруссии велось исключительно скрытно: войска выдвигали ночью, с полной светомаскировкой, малыми группами, танки вообще не подводили близко к фронту вплоть до ночи наступления. Днем же от фронта в тыл ехали целые эшелоны с макетами танков и орудий.

Из-за всего этого вермахт держал в группе армий «Центр» по-прежнему неадекватно малые силы — 0,49 миллиона человек, 570 танков и самоходок, 600 самолетов. Это не потому, что у Германии всего этого совсем не было: на 1 июня 1944 года она имела более 10 тысяч танков. А вот на июнь 1941 года — когда немцы успешно наступали и на Востоке, и в Африке — танков у них было вдвое меньше. Такой рост был результатом как раз той самой мобилизации немецкого ВПК, хоть и с запозданием, но начавшейся с 1942 года.

Просто если вы не знаете, где нанесет основной удар противник, то не сможете сконцентрировать там нужное количество сил, даже если техники в целом у вас и немало.

Параллельно на Украине специально выделенные танки оставляли следы там, где увидели бы немецкие разведсамолеты. А там, где реальных танков не хватало, близ фронта по ночам из громкоговорителей проигрывались звукозаписи со звуком их моторов.

Но не совсем правильно, как это часто делают в историографии, приписывать советскому военному планированию те заслуги, которых у него не было. Вопреки тому, как это часто излагают, ни Жуков, ни Генштаб заранее не предполагали, что «Багратион» закончится освобождением Белоруссии всего за несколько недель.

Как отмечают участники событий, исходный план ударов в Белоруссии предусматривал наступление буквально на 140 километров в глубину, то есть даже не до Минска. Например, 1-й Белорусский фронт Рокоссовского должен был взять только Бобруйск, дальше конкретных задач никто не запланировал, действовать предполагалось «по обстановке». Это, естественно, означало, что для «Багратиона» заготовили не слишком много топлива — всего 300 тысяч тонн. Крайне тяжелые последствия этого просчета мы увидим позже, а пока стоит сказать о том, что его вызвало.

Батарея 76-мм дивизионных пушек образца 1939 года Ф-22 УСВ 193-го гвардейского артиллерийского полка 90-й гвардейской стрелковой дивизии в Полоцке. Июль 1944 года. В начале «Багратиона», из-за ожидания затяжных боев на прорыв линии обороны, снаряды часто оставались там, где их выложили на грунт. Это создавало дефицит боеприпасов при дальнейшем наступлении: ушедшие далеко вперед войска не имели времени, чтобы вывозить с каждой позиции в лесу штабеля снарядов. Как писал Антипенко, «поиски боеприпасов продолжались не только до конца Белорусской операции, но и до конца войны, и даже после войны еще находили штабеля боеприпасов, оставленные нашими войсками в белорусских лесах… ». / © Борис Вдовенко

Причин было две. Во-первых, советское командование несколько недооценило выросшее качество своих войск. План «Багратион» исходил из того, что советские войска будут довольно долго и упорно прогрызать оборону противника и не смогут с самого начала боев добиться глубоких прорывов и охватов. Поэтому боеприпасов, в отличие от топлива, завезли очень много — но основную часть из них израсходовать так не вышло.

«Как мы вскоре убедились, при планировании артиллерийского обеспечения Белорусской операции был механически, по шаблону, использован опыт предыдущих операций, без учета особых условий. Но в битвах на Волге и под Курском обстановка была совсем не похожа на ту, что сложилась в Белоруссии летом 1944 года».

Н. А. Антипенко, начальник тыла 1-го Белорусского фронта

Во-вторых, как отмечал тот же Жуков, немецкое командование уже после того, как советские армии добились прорывов, еще долго принимало неверные решения: пыталось удержать фронт между прорывами и контратаками закрыть прорывы. 

Это было разумной тактикой в 1942 году (так была сорвана операция «Марс») когда Красная армия была качественно хуже, или в 1943 году, когда главные силы не концентрировались на центральном направлении. Но в 1944 году повторение действий, дававших успех в 1942-1943 годах, больше не работало.

Удар 24 июня: как запланированное освобождение Бобруйска переросло в бои за Варшаву

Хотя разведку боем ряд фронтов, участвовавших в «Багратионе», начали еще 22 июня, главные силы не приходили в движение до 23 июня. А ключевой и самый сильный фронт-участник операции — 1-й Белорусский, тянувшийся на 900 километров, от северной Украины до широты Бобруйска — двинулся в наступление только 24 июня.

Операция «Багратион». С юга на север идут 1-й, 2-й и 3-й Белорусский фронты, затем 1-й Прибалтийский. Исходная задача в операции четко ставилась только на первые 200 километров: даже взятие Минска в ходе той же операции не было заранее предопределено. В левом нижнем углу карты показано наступление 1-го Украинского фронта, которое началось 13 июля 1944, уже после того, как немецкие резервы из этого района (из группы армий «Северная Украина») уехали в Белоруссию, пытаться восстановить фронт  / © Wikimedia Commons

Советские войска часто обладали огромным преимуществом в артиллерии еще в 1942 году, однако это далеко не всегда заканчивалось прорывом обороны противника. Однако 23-24 июня 1944 года все было иначе.

Задолго до двухчасовой артподготовки разведка тщательно установила почти все огневые точки противника, что позволило артиллеристам не стрелять по площадям, а подавлять конкретные позиции большинства артбатарей вермахта.

Значительная доля успеха советских ударов объяснялась не только их стратегической, но и тактической внезапностью. Пользуясь особенностями белорусского ландшафта — множеством топких и болотистых мест, части Красной армии массово обували солдат в мокроступы, делали специальные волокуши, распределявшие вес орудий и иной техники по большой площади. В итоге 23-24 июня они наносили удары в обход основных узлов обороны врага в болотистой и лесистой местности.

Вермахт считал наступление в таких местах малореальным, и поэтому оказался к нему совершенно не готов. Поэтому практически каждый фронт сумел добиться прорыва пехотной обороны противника в первые же пару суток. В прорыв вводили танковые части, которые двигались вперед неожиданно быстро — быстрее, чем ожидало командование и Генштаб.

Например, Бобруйск, по планам, 1-й Белорусский фронт должен был взять за 10-13 суток, продвинувшись на 140 километров. Это темп всего 11-14 километров в сутки — очень посредственный, но типичный для советских наступлений от Курской битвы и до «Багратиона». На практике, однако, Бобруйск был взят на пятый день наступления, 28 июня — в два-три раза быстрее ожидаемого.

Колонна 9-й армии вермахта, разгромленная ударом с воздуха неподалеку от Бобруйска (Белоруссия)

В чем причина того, что успехи Красной армии значительно превзошли ожидания даже ее собственных генералов? 

Первая и очевидная — тактическая внезапность. Стратегической внезапности советские войска часто добивались и в предшествовавшие годы: слабость немецкой разведки со Сталинграда позволяла им наносить главный удар там, где его не ждали. Но вот тактическая внезапность достигалась куда реже. А когда ее нет, даже большое превосходство в силах не позволяет двигаться быстро.

Вторая причина — выросшая скорость принятия здравых решений у советских командиров фронтов, армий и танковых корпусов. Войдя в прорыв, они шли в обход узлов сопротивления противника, не опасаясь оставить в тылу врага. Тот не мог быстро развернуть в своем тылу сплошную линию обороны, поэтому его узлы сопротивления стабильно обходили.

Третий фактор — командование группы армий «Центр» не эволюционировало. Оно действовало как в 1942-1943 годах: пыталось оборонять неатакованные участки и как-то контратаковать там, где Красная армия добилась прорыва. Только вот немецких резервов в четыре дивизии на огромную Белоруссию было недостаточно для таких действий.

«Наблюдая и анализируя тогда действия немецких войск и их главного командования в этой операции, мы, откровенно говоря, удивлялись их явно ошибочным действиям, которые обрекали войска на катастрофический исход. Вместо быстрого отхода на тыловые рубежи и выброски сильных группировок к своим флангам, которым угрожали советские ударные группировки, немецкие войска втягивались в затяжные фронтальные сражения восточнее, юго-восточнее и северо-восточнее Минска».

Г.К. Жуков о действиях командования группы армий «Центр»

Вместо запланированных 11-14 километров в сутки советские войска продвигались на 20-30 километров в сутки. Увидев это, Сталин и представитель Ставки Георгий Жуков быстро увеличили глубину задачи: теперь четыре фронта нацеливались уже на Минск. Исходный план операции предусматривал окружение немецких войск восточнее Минска.

И всего через пять суток, 3 июля 2-й гвардейский танковый корпус ворвался в Минск, обильно снабженный складами, но почти лишенный гарнизона. За день боев он освободил город. Немцы просто не ожидали, что РККА доберется до Минска так быстро. Четвертая немецкая армия, более ста тысяч человек, в результате оказалась в окружении. Удары к северу и к югу от Минска тоже обеспечили ряд котлов меньших размеров. 

Вид с воздуха на центральные кварталы освобожденного Минска. В кадре Александровский сквер (слева), в центре — догорающее здание Дома Красной Армии (современный Центральный дом офицеров вооруженных сил Белоруссии) и территория бывшего архиерейского подворья, в верхней части снимка — кварталы на месте современной Октябрьской площади./ © polk.press

Фактически, 300 километров немецкого фронта в Белоруссии перестали существовать. Немногочисленные немецкие резервы, свозимые сюда из Северной Украины и других мест, бились по частям и нигде не успевали создать единый сплошной фронт.

После быстрого взятия Минска Ставка 4 июля была вынуждена поставить новые задачи: 1-й Прибалтийский фронт двинулся на Литву, пытаясь выйти к морю и этим отсечь группу армий «Север» , 3-й Белорусский шел на южную Литву и северо-запад Белоруссии, 1-й и 2-й Белорусские фронты — на границу с Польшей.

События развивались настолько оптимистичнее расчетов, что, как констатировал Жуков: «И. В. Сталин был в хорошем расположении духа, шутил, что редко с ним случалось». Его оптимизм сказывался: через пару дней задачи Белорусским фронтам были еще увеличены — до выхода на Вислу.

Однако в масштабных успехах Красной армии уже тогда проявились два очень неприятных момента. Оба они были вызваны как раз тем, что такого быстрого продвижения вперед никто в Ставке до операции «Багратион» не ожидал и не планировал.

Июль 1944 года, окрестности Минска. Хотя танк, к которому привязано животное — это Pz.Kpfw. IV, но поздних модификаций, такие малоопытные люди часто принимали за «Тигр». Поэтому увидев это фото в СМИ, Самуила Маршак написал стихотворения «Тигр и козленок» / © Борис Вдовенко

Во-первых, у советских войск кончилось горючее: 

«В результате неглубокого планирования Белорусской операции создалось совершенно неудовлетворительное положение с горючим. Его хватило лишь на 8-10 дней наступления, на глубину 200 километров, то есть на запланированную глубину операции… спустя 10-12 дней после начала наступления фронт стал испытывать ощутимую нехватку горючего. В ходе Белорусской операции снабжение горючим было порой настолько плохим, что его приходилось выдавать армиям микродозами — по 30-40 тонн при потребности 300-400 тонн. 

Не число автомобилей, а количество горючего было причиной перебоев в подаче войскам боеприпасов и другого боевого имущества. По той же причине в ряде случаев снижалась боевая активность танковых и артиллерийских частей. Например, 27 июля 1944 года значительная часть артиллерии 28-й армии отстала, потому что не было горючего. Третий танковый корпус 2-й танковой армии не мог вести активных боевых действий под Варшавой, так как не имел дизельного топлива, и вся танковая армия фактически перешла к обороне на подступах к Варшаве. Шестая воздушная армия, имевшая в составе 1400 самолетов и превосходившая противника в два-три раза, 29 июля 1944 года произвела всего 95 самолето-вылетов, а 30 июля — 232 самолето-вылета».

Н. А. Антипенко

Во-вторых, когда Василевский (первым) и Жуков (вторым), не сговариваясь, предложили Сталину усилить белорусские фронты за счет 1-го Украинского, у которого сил было более чем достаточно, да еще и нанести переброшенными оттуда силами удар по Восточной Пруссии, Сталин отказал.

Слева направо: член военного совета 3-го Белорусского фронта генерал-лейтенант В.Е. Макаров, представитель Ставки маршал А.М. Василевский, командующий 3-го Белорусского фронта И.Д. Черняховский. С правой стороны за столом сидит Альфонс Хиттер, пленный командир 206-й пехотной дивизии. Допрос ведется близ Витебска, лето 1944 года / © polk.press

Он мотивировал это тем, что «немцы будут до последнего драться за Восточную Пруссию… Мы можем там застрять». Но факт состоял в том, что в июле-августе 1944 года сражаться до последнего за Восточную Пруссию было особо некому: у немцев там еще не появились достаточные силы. Они смогли отстоять этот район в боях с вымотавшимися за сотни километров наступления советскими частями, но не смогли бы остановить еще одну свежую армию.

Сталин не проявил достаточно гибкости — не осознал, что успех «Багратиона» был так велик, что у немцев здесь было немного сил. Не учел он и того, что из-за «Багратиона» Гитлер перебросил из группы армий «Северная Украина» большие силы севернее, чтобы закрыть брешь в фронте. Предложение Василевского и Жукова отвергли, по поводу чего второй писал в своих воспоминаниях:

«Думаю, что это была серьезная ошибка Верховного, в последующем повлекшая за собой необходимость проведения чрезвычайно сложной и кровопролитной Восточно-Прусской операции».

Не подкрепленные новыми силами в концу августа 1944 года советские войска добрались до Вислы и начали бои за плацдармы на другом ее берегу. Однако хронический дефицит топлива и проблемы с подвозом буквально всего — потому что темпы восстановления железных дорог тоже рассчитывали на 200 километров в глубину, а не на 600, как вышло — не дали им взять Варшаву и предотвратить тем самым бойню, которой обернулось Варшавское восстание.

Советская механизированная колонна на улице освобожденного Могилева. В кадре три танка Т-34 и одна САУ СУ-85 на базе Т-34. Слева автомобиль Dodge WC-51. На дальнем плане — разрушенное здание бывшего Богоявленского Братского мужского монастыря по улице Первомайской, дом 3  / © Самарий Гурарий

Красная армия заплатила за успех немало: 178 тысяч убитых за 23.06-29.08 1944 года. В это число входят и павшие в боях с частями группы армий «Север», и с множеством резервов, которые немцы выдвинули из глубины навстречу четырем наступавшим советским фронтам на Висле и в Прибалтике. Если бы план операции изначально предусмотрел более высокие темпы наступления и соответствующий им больший объем топлива, эти потери могли быть существенно ниже.

Итоги: разгром, который случился точно вовремя

По немецким данным, в боях за Белоруссию было потеряно 290 тысяч убитыми пропавшими без вести и еще 109 тысяч ранеными. Американский историк Д. Глатц давно заметил, что эти цифры неполны даже для группы армий «Центр», а с учетом того что в операцию вовлекались и части группы армий «Север», самая нижняя планка общих немецких потерь в «Багратионе» — 450 тысяч. Безвозвратных из них — не менее трети миллиона.

Чтобы эти цифры имели для нашего современника какой-то смысл, их стоит с чем-то сравнить. Возьмем для примера потери всех немецких вооруженных сил во всем мире за второе полугодие 1942 года. Идет Сталинградская битва, бесконечная мясорубка вертится подо Ржевом и Вязьмой, кипят бои за Кавказ, Воронеж, небритые люди в шортах кошмарят британские войска в Ливии. Несмотря на все это Германия за это невероятно насыщенное полугодие потеряла лишь 292 тысячи безвозвратно.

Столько же, сколько, по своим официальным (и неполным) данным, потеряла от «Багратиона».

Жители освобожденного 27 июля 1944 года Белостока общаются с советскими танкистами и пехотинцами. Девушка теребит орден Славы на гимнастерке сержанта Красной армии. За Т-34 виден костел Успения девы Марии. Хотя до войны Белосток был советским городом, в конце сентября 1944 года его включили в состав Польши, поэтому, скорее всего, девушка, всего через пару месяцев стала гражданкой другой страны / © Борис Ярославцев.

Значение колоссального сражения, случившегося в Белоруссии, верно оценили еще его участники с немецкой стороны. Именно они первыми отметили, что по влиянию на ход войны оно больше Сталинграда, и намного. 

Ведь для того чтобы в конце концов остановить советские войска на Висле, немцам пришлось оголить группы армий «Северная Украина» и «Север», вычерпав из них основную часть танковых резервов. Это позволило 1-му Украинскому фронту Конева разгромить первую группу и это же привело к серьезнейшим потерям у второй. Все та же причина лишила немцев приличных резервов в Румынии. И опять они понесли из-за этого необычайно высокие потери. 

Не будь «Багратион» столь неожиданно — даже для своих авторов — успешен, все остальные операции Красной армии в 1944 году явно были бы заметно скромнее. Что, если бы командир группы армий «Центр» Буш удержал фронт от 300-километрового прорыва, как не раз делал это в 1943 и в 1944 году, до лета? 

Для более полного понимания значения белорусского успеха нужно взглянуть на общую ситуацию июля-августа 1944 года. Напомним: официальные оценки безвозвратных потерь вермахта за все первое полугодие 1944 года — лишь 350 тысяч. А за один июль 1944 года — сразу 369 тысяч. То есть первый же месяц, целиком покрытый «Багратионом», принес немцам больше потерь, чем вся первая половина 1944 года. 

Вдумаемся: за ту первую половину СССР освободил Правобережную Украину, Крым, вернул Выборг и сделал многое другое. Прошли Корсунь-Шевченковская или Проскурово-Черновицкие операции — сами по себе сражения огромного размаха. 

Но все это вместе взятое, даже вместе со сражениями союзников (бои за Италию и 24 суток «Оверлорда») в июне 1944 года и первыми шестью сутками «Багратиона», принесло немцам меньше потерь, чем один июль 1944 года. В августе немцы потеряли еще 472 тысячи убитыми и ранеными — опять больше, чем за все первое полугодие 1944 года. 

Вне зависимости от того, занижали ли немцы свои потери или нет, соотношение потерь между июлем-августом 1944 года и остальными месяцами той войны не изменялось бы. А из него исключительное значение «Багратиона» видно как нельзя лучше  / © Б. Мюллер-Гиллебранд, «Сухопутная армия Германии»

Стоит сделать и еще одно сравнение. В июле 1943 года кипит Курская дуга, идет высадка на Сицилии, но немцы теряют всего 76 тысяч безвозвратно. Август — 86 тысяч.

Это в пять раз меньше, чем через год, в июле и августе 1944 года, в разгар «Багратиона». Если мы возьмем любой месяц войны до «Багратиона», то обнаружим, что безвозвратные потери выше 100 тысяч за месяц немцы до того несли только в январе 1943 года — при разгроме под Сталинградом. Но и в том январе они были лишь 165 тысяч — в два-три раза меньше, чем в июле или августе 1944 года.

Колонна плененных в «Багратионе» идет по Садовому кольцу. Всего так 17 июля 1944 года прошли 57 тысяч человек (включая 19 генералов) в колоннах по 600 человек, 20 человек по фронту. За колоннами следовали поливальные машины / © Евгений Умнов

И еще одно сравнение: все немецкие безвозвратные потери на всех фронтах за 1942 год на десятки процентов ниже потерь одного только июля-августа 1944 года. Учитывая, что огромная часть этих потерь — ни разу не окруженные и не разгромленные дивизии группы армий «Центр», опытнейшей на тот момент части вермахта, значение этого разгрома просто невозможно переоценить.

Если бы не 0,84 миллиона убитых и плененных тогда немцев, вермахт к осени 1944 года оказался бы в ситуации, когда у его частей наконец начала бы  накапливаться техника в количествах, сравнимых с поступавшим в Красную армию. А в умелых руках людей, воюющих на Востоке с лета 1941 года, это оружие было бы чудовищно опасно. Внезапность и ошеломляющий (для своих и чужих) успех «Багратиона» избавил и СССР, и союзников от настоящего моря крови.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl + Enter.
Подписывайтесь на нас в Telegram, Яндекс.Новостях и VK
Предстоящие мероприятия
Позавчера, 20:04
Юлия Трепалина

Для профилактики алкоголизма среди молодежи важно не только понимать, что побуждает употреблять спиртное, но и знать, почему молодые люди могут отказываться от выпивки. Более десятка таких причин в недавнем исследовании привели ученые из Соединенных Штатов. Комплексный учет мотивов позволит предупреждать развитие пагубной привычки, отметили специалисты.

Вчера, 11:39
Александр Березин

Традиционное представление о роли человека в земных экосистемах известно: он нарушает их нормальную работу и снижает биоразнообразие. Однако первая попытка изучить следы пыльцы за последние 12 тысяч лет принесла скорее противоположные данные — как минимум для континентов, полностью расположенных в Северном полушарии.

Вчера, 17:59
Татьяна

Аппарат «Кассини», работавший на орбите Сатурна с 2004 по 2017 год, детально картировал его крупнейший спутник — Титан. Выяснилось, что ближе к полярным областям на поверхности есть моря и озера с жидкими углеводородами, куда впадают пополняемые атмосферными осадками реки. По мере изучения этой информации у исследователей возникло все больше вопросов. Каков состав жидкости и что определило очертания береговых линий? Воспользовавшись данными радарной съемки, американские ученые уточнили состав морей Кракена, Лигеи и Пунги и описали свойства их поверхностей.

Позавчера, 18:00
Александр Березин

Авторы нового исследования впервые показали, что круглые провалы в лунной поверхности не просто близки к многокилометровым пещерам на естественном спутнике Земли, но и располагают тоннелями, ведущими в глубину.

12 июля
Александр Березин

Falcon 9 Block 5 впервые за три сотни запусков дал частично неудачный полет. Ракета выводила 20 спутников компании SpaceX, с 15 связь уже пропала, еще пять могут быть потеряны в ближайшее время.

13 июля
Татьяна

Все клеточные организмы ученые ведут от гипотетического предка — LUCA. Существует масса предположений и расчетов о том, как он был устроен, где и когда возник. В новой работе исследователи из Великобритании попытались ответить на эти вопросы.

25 июня
Игорь Байдов

Ученые из Китая и Бельгии воссоздали в лаборатории условия, существовавшие на Меркурии четыре миллиарда лет назад, и выяснили, что они были идеальными для образования слоя алмазов, который с течением времени становился лишь толще.

21 июня
Nadya

Земля начала формироваться примерно 4,5 миллиарда лет назад. Чтобы понять, как это происходило в ранние периоды развития нашей планеты, ученые ищут образцы древних горных пород. Одну из таких, возрастом почти 3,5 миллиарда лет, обнаружили рядом с городом Колли в Австралии.

1 июля
Александр Березин

Необычный биологический вид, по оценке авторов новой научной работы, пригоден для заселения четвертой планеты без каких-либо предварительных условий — уже в том виде, в котором он существует сейчас. Поскольку речь идет о фотосинтетическом организме, он способен нарабатывать существенное количество кислорода. Интересно, что кандидат на терраформирование Марса сохранил жизнеспособность после месяца в жидком азоте.

[miniorange_social_login]

Комментарии

11 Комментариев
Иван Колупаев
3 недели назад
-
2
+
Виктор, ситуация сейчас иная. Практически во всех отношениях, что автор перечислил как причины победы. Скрытное сосредоточение больших сил невозможно в принципе. Никакие радиоигры и мокроступы не помогут. Скрытная переброска с других участков тоже. Да и нет этих самых больших сил. Хорошо если не наоборот. Действия авиации затруднены пво, наступление ограничено минными коридорами, дроны не только кошмарят бронетехнику и даже пехоту, но и ведут эффективную разведку. Так что лишь медленное прогрызание обороны и надежда что противник когда-нибудь кончится или его спонсорам надоест.
Питон Удав
3 недели назад
-
0
+
Концовка странная. Если бы... История не знает сослагательного наклонения. Вермахт не просто так потерпел поражение - об этом же вся первая часть статьи. Мастерство РККА выросло в разы. Особенно по тактике. Чтобы вермахт не потерпел такое сокрушительтное поражение, нужно было РККА быть на уровне 42 года. Что нереально. Поэтому иначе быть и не могло.
    Александр Березин
    3 недели назад
    -
    0
    +
    Питон, "История не знает сослагательного наклонения. " Эту фразу, как я уже отмечал, никто никогда не говорил. Это выдуманная цитата. Более того: история не только знает сослагательное наклонение, но и не имеет без него смысла. Потому что смысл любого исторического события абсолютно невозможно понять, если не знать, что случилось бы без него. "Вермахт не просто так потерпел поражение - об этом же вся первая часть статьи. Мастерство РККА выросло в разы. Особенно по тактике. Чтобы вермахт не потерпел такое сокрушительтное поражение, нужно было РККА быть на уровне 42 года. Что нереально." Этот ваш тезис разбивается об упрямую реальность боев на Правобережной Украине в 1944 году (не говоря уже об Италии тогда же): немцы там вполне умудрялись обходиться без крушения фронтов и потерь сотен тысяч безвозвратно в месяц, хотя это был тот же год. Следовательно, "мастерство РККА выросло в разы" почему-то не работало до "Багратиона" даже в 1944-м. И в тексте даже показано, почему именно (например, в боях на Украине не было стратегической внезапности, а еще командование немцев в Белоруссии не эволюционировало, в отличие от немецкого же командования на юге). .А из этого следует, что иначе быть не только могло -- но и было. В том же самом 1944 году, буквально за пару месяцев перед "Багратионом". И не будь у "Багратиона" внезапности, будь на месте Буша Манштейн -- и в "Багратионе" вполне могло бы не получиться. С довольно неприятными последствиями. Вообще, любой историк вам скажет, что "иначе и быть не могло" в истории бывает далеко не часто. И это еще мягко сказано. В норме же могло быть очень по-разному. СССР легко мог потерпеть поражение в ВМВ, А Германия легко могла выиграть. Что уж тут говорить о "Багратионе" -- тот тем более мог повернуться и совсем иначе.
    +
      ещё комментарии
      Иван Колупаев
      3 недели назад
      -
      0
      +
      Александр, считается что эта фраза принадлежит историку Карлу Хампе. Правда звучала несколько иначе. Die Geschichte kennt kein Wenn - история не знает слова "если" Другой вопрос что люди, в т.ч. историки, писатели и журналисты, редко следуют этому правилу. Очень уж соблазнительно вооружившись послезнанием пофантазировать на тему "что было бы если..." Вот только если речь не идет о случайных событиях вроде смертей или катастроф, это "если" вряд ли бы наступило, потому что ход вещей был предопределен происшедшим ранее. https://www.amazon.de/Gelehrtes-Leben-Schriftenreihe-Historischen-Wissenschaften/dp/352536072X
        Александр Березин
        3 недели назад
        -
        0
        +
        Хамп относил свои слова к критике позитивизма, а никак не "что было бы если бы". Позитивизм утверждал, что объективное течение истории может отличаться от реально случившегося (~стохастические колебания), Хамп это критиковал, не более. "потому что ход вещей был предопределен происшедшим ранее." Ничем она не была предопределена. Германия запросто могла выиграть Первую мировую (достаточно было идти по плану Шлиффена, а не кроить его) -- собственно, в франко-прусской объективные условия для выигрыша у нее были даже хуже, чем в ПМВ. Точно так же Германия могла запросто выиграть ВМВ, и проигрыш ее ею вообще не был никак предопределен. Даже без мобилизации собственно немцев-рабочих для военно-промышленных целей. немцы в 1940 году захватили европейскую промышленность по размеру равную своей. Учитывая, что в 1939-1941 годах они захватили еще и 6,5 млн пленных, ничего не мешало им не гноить пленных в лагерях, а поставить их к французским, бельгийским, чешским и голландским станкам и развернуть к 1942 году производство оружие не слабее нашего -- без мобилизации собственно в немецком секторе производства. В этом случае нам были бы кранты, и шансы союзников высадиться без разгрома были бы равны нулю. Я даже не говорю о том, что в этом случае Германии и объявлять войну Америке резона бы не было (а сама она, в силу законов ее об объявлении войны, напасть тогда не могла) Ничего этого не было сделано не потому, что немцы не могли. Только потому, что Гитлер ничего не знал о России, кроме романов Достоевского и Толстого. Несложно догадаться, что если бы он воевал на Востоке в ПМВ, то относился бы к вопросу России сильно иначе и мог бы серьезно отмобилизовать промышленность и за счет иностранных ресурсов, без напряжения немецких.
          Иван Колупаев
          3 недели назад
          -
          1
          +
          Александр, то почему Гитлер "ничего не знал о России" и есть те самые события (не)происшедшие ранее. Просто стоит копнуть поглубже и выясняется - нет, не мог потому что. К примеру потому что служил на Западном фронте, а не на Восточном. Вероятно и с промышленностью у него были свои причины. Может не хотел без нужды (как ему казалось) напрягать своих спонсоров. Книжки с попаданцами кишат такими "если бы" где авторы вводят произвольные допущения без учета всей картины.
            lovesosabigsosa
            20 часов назад
            -
            0
            +
            Иван, Причины "20 января 1934 года нацисты приняли Закон, регулирующий национальный труд. Закон явно лишил правительство полномочий устанавливать минимальную заработную плату и условия труда. В законе говорилось: «Руководитель предприятия принимает решения за служащих и рабочих по всем вопросам, касающимся предприятия, насколько они регулируются настоящим законом». Работодатели снизили заработную плату и льготы. Работникам было запрещено бастовать или участвовать в других коллективных переговорах. Условия труда были настолько ухудшены, что глава АФТ посетил нацистскую Германию в 1938 году и сравнил жизнь обычного рабочего с жизнью раба. Рабочие в нацистской Германии работали дольше за меньшую зарплату." https://www.historicly.net/p/the-economy-of-evil
Виктор Ларионов
3 недели назад
-
-1
+
Познавательно. Пора повторить с нашими «партнёрами» тот же трюк. >а к июня 1944 года дошли только до Витебска. - чего-то здесь не хватает... И чуть ниже: из текста не понятна причинно-следственная взаимосвязь между большими потерями красноармейцев и большим опытом солдат и офицеров=/
    Александр Березин
    3 недели назад
    -
    0
    +
    Виктор, "На севере получалось куда хуже. В 1942 году советские войска дрались у Ржева, а к июня 1944 года дошли только до Витебска — 300 километров по прямой." Вроде бы всего хватает. "не понятнапричинно-следственная взаимосвязь междубольшими потерями красноармейцев и большим опытом солдат и офицеров=/" Не совсем понял, о больших потерях красноармейцев в какой именно точке текста речь. Не дадите цитату?
    +
      ещё комментарии
      Виктор Ларионов
      3 недели назад
      -
      0
      +
      Александр, пардрон, случайно нажал кнопку «жалоба» вместо «ответить». Вот цитата: > Причины неудач были однообразны: немецкое командование заранее вскрывало направления ударов советской стороны. Сосредотачивало на них «кулаки» из своих сил и дальше прижимало наступающих огнем. В отличие от южного направления, никаких крупных окружений здесь [Где? Про «север» было только в начале предыдущего абзаца] Красной армии не удавалось, поэтому многие офицеры и солдаты воевали с 1941 года [опять же из предыдущего абзаца мы узнаём о Ржевском и Вяземском «котлах» на западном направлении, где среднее время жизни красноармейцев на ЛБС исчислялось минутами]— то есть были опытнейшими бойцами той эпохи. > Вроде бы всего хватает. - Ну тогда хотя бы окончание исправте=)
        Александр Березин
        3 недели назад
        -
        1
        +
        Виктор, " В отличие от южного направления, никаких крупных окружений здесь [Где? Про «север» было только в начале предыдущего абзаца]" На северной половине фронта. "Красной армии не удавалось, поэтому многие офицеры и солдаты воевали с 1941 года [опять же из предыдущего абзаца мы узнаём о Ржевском и Вяземском «котлах» на западном направлении, где среднее время жизни красноармейцев на ЛБС исчислялось минутами]— то есть были опытнейшими бойцами той эпохи." О Ржевском и Вяземском котлах (там не было крупных котлов в указанный период) мы ничего не узнаем из предыдущего абзаца, как и о средней продолжительности жизни бойца РККА в минуты, благо она там была совсем иной. "Вроде бы всего хватает. - Ну тогда хотя бы окончание исправте=)" Какой именно кусок вы предлагаете исправить и почему? Насколько я понимаю, вы подумали, что в этом месте речь идет о опытности красноармейцев. Но там речь о немцах. Мысль этого места такова: поскольку окружения здесь, в отличие от юга, РККА не удавались, то немецкие солдаты и офицеры тут воевали с 41-го, отчего были весьма опытными. Ясное дело, что это не солдаты и офицеры Красной армии -- у той ведь, как известно, в 1941-м, как и в 42-м, было ровно ноль солдат и офицеров. П,С.: впрочем, подумав, я понял, что не все наши современники в курсе этого момента. Добавил слово "немецкие".
Подтвердить?
Подтвердить?
Причина отклонения
Подтвердить?
Не получилось опубликовать!

Вы попытались написать запрещенную фразу или вас забанили за частые нарушения.

Понятно
Жалоба отправлена

Мы обязательно проверим комментарий и
при необходимости примем меры.

Спасибо
Аккаунт заблокирован!

Из-за нарушений правил сайта на ваш аккаунт были наложены ограничения. Если это ошибка, напишите нам.

Понятно
Что-то пошло не так!

Наши фильтры обнаружили в ваших действиях признаки накрутки. Отдохните немного и вернитесь к нам позже.

Понятно
Лучшие материалы
Войти
Регистрируясь, вы соглашаетесь с правилами использования сайта и даете согласие на обработку персональных данных.
Ваша заявка получена

Мы скоро изучим заявку и свяжемся с Вами по указанной почте в случае положительного исхода. Спасибо за интерес к проекту.

Понятно
Ваше сообщение получено

Мы скоро прочитаем его и свяжемся с Вами по указанной почте. Спасибо за интерес к проекту.

Понятно