Геополитик Владимир Дергачев: «Украинский конфликт будет продолжаться, пока не закончится мировая геополитическая трансформация»

Почему столкновения на Донбассе – это лишь начало глобальной геополитической переделки мира? Когда закончится эта переходная эпоха и кто окажется победителем? Стоит ли ждать Третьей мировой? Из-за чего началась первая африканская война и в чем заключается китайское «экономическое чудо»? На эти...

31 мар 2015 Ольга Фадеева Комментариев: 0
67.5K
Выбор редакции
Профессор Владимир Александрович Дергачев
Известен как специалист в области геополитики, геоэкономики, геофилософии, регионалистики и глобалистики. На основе разрабатываемой ученым геополитической теории Больших многомерных пространств создана серия междисциплинарных учебников, направленных на формирование аналитического мышления. Автор более 600 научных трудов, аналитических и публицистических работ, опубликованных в России, США, Японии, Италии, на Украине и т. д.
 
– Владимир Александрович, что вы можете сказать о том, какие тенденции намечаются сегодня с точки зрения геополитики?
 
– Сегодня мы наблюдаем геополитическую трансформацию мира. Центр экономического и технологического развития смещается в Азиатско-Тихоокеанский регион, где расположены два крупнейших по демографической мощи государства мира – Китай и Индия, где динамично растет экономика и уровень жизни. Хотя правительство Китая понимает, что достигнуть качества жизни западного человека при такой численности населения оно не сможет, поэтому в Поднебесной взят курс на создание общества среднего достатка.
 

	Профессор Владимир Александрович Дергачев / ©NazariusMedia
Профессор Владимир Александрович Дергачев / ©NazariusMedia
 
– Существует ли угроза, связанная с этой глобальной мировой перестройкой?
 
– В ближайшие десятилетия миру угрожает геополитическая нестабильность. Геополитический сдвиг на Восток сопровождается трансформацией в многомерном политическом, экономическом, социальном, информационном и других пространствах. И, конечно, Запад будет противодействовать эти процессам, в том числе и с позиций силы.
 
– Связан ли конфликт на Украине с тем, о чем вы говорите?
 
– Не только связан, но и является его эпицентром. По сути, конфликт западного христианства с исламом распространился на конфликт с православным миром. Границы этого конфликта проходят по Донбассу, где братоубийственная гражданская война стала частью глобального противостояния ядерных сверхдержав США и России. Мир входит в эпоху глобальной политической нестабильности.
 
– Не могу в таком случае не спросить о ваших прогнозах: быть ли все-таки Третьей мировой войне или нет?
 
– Мировой ядерной войны в обозримом будущем не будет, а вот региональные конфликты в ближайшие десятилетия сохранятся. Передел мира никогда не обходится без конфликтов. Конечно, многие сейчас говорят и пишут о Третьей мировой войне. Но давайте вспомним Европу в эпоху так называемой Столетней войны. В самой Европе тех времен люди о ней не знали. В будущем историки объединили региональные европейские конфликты и назвали их Столетней войной. Может быть, и нынешние конфликты когда-нибудь объединят в некую единую войну.
 

	Численность населения мира в процентах / ©Flickr
Численность населения мира в процентах / ©Flickr
 
– Какие могут быть предъявлены обвинения Западу в связи с возможной утратой мирового лидерства?
 
– Буквально с прошлого года не только в российской печати, но и на Ближнем Востоке, в Китае и Индии увеличилось число публикаций о преступлениях Запада против человечества, которые были совершены за капиталистическую эпоху. Недавно в Индии опубликовали ряд материалов, связанных с периодом Второй мировой войны, когда правительство Великобритании возглавлял Уинстон Черчилль. Тогда от голода в Бенгалии (исторический регион в северо-восточной части Южной Азии, до 1947 года являвшийся частью Британской Индии – NS) погибло несколько миллионов человек.
 
Недавно, как мы знаем, во Франции разбился самолет, и президент этой страны говорил, что это трагедия для всего человечества. Но кто-нибудь из западных лидеров хотя бы раз сказал, что конфликт в Донбассе – это тоже трагедия для человечества? А ведь там гибнут старики, дети и женщины. Чудовищно, когда мы видим, как исламисты из непризнанного Исламского государства перед телекамерами казнят европейцев. Но мы забываем, что перед этим американцы сжигали напалмом целые деревни во Вьетнаме (тогда погибло два миллиона граждан этой страны). Точно так же – фактически незаметно – для всего мирового сообщества прошла и так называемая Первая мировая африканская война, когда в Центральной Африке за последние 25 лет погибло более двух миллионов человек.
 

	©Flickr
©Flickr
 
Она разгорелась и из-за борьбы транснациональных корпораций за месторождения тантала в Центральной Африке – металла, который входит в состав мобильных телефонов. Тогда корпорации фактически финансировали этот конфликт.
 
– Как, на ваш взгляд, будут развиваться события на Востоке Украины?
 
– Вторые минские соглашения не являются сегодня гарантом окончательного мира, потому что в минской встрече не принимали участие главные виновники того, что произошло на Украине, – США. Государство Украина перестало быть субъектом международной политики, а стало ее объектом. Это трагедия для такой крупной по численности населения европейской страны, ведь решения о ее судьбе принимаются преимущественно в США. И даже конфликтная ситуация с украинскими олигархами говорит о том, что мир на Украине сегодня зависит, в первую очередь, от Америки. И, я думаю, США не заинтересованы в этом мире. Поэтому конфликт на Донбассе – это цивилизационный конфликт, а не просто внутреннее противостояние. И он будет продолжаться до тех пор, пока не завершится мировая геополитическая трансформация.
 
Пять столетий назад единственной сверхдержавой была Китайская империя, и теперь мировой экономический полюс вновь возвращается в Азию. Поднебесная была свергнута со своего Олимпа в результате двух Опиумных войн, которые привели к тому, что население Китая посадили на наркотики. В итоге количество наркоманов увеличилось до такой степени, что фактически это подорвало экономическую мощь Китая. И только с конца 1940-х годов, с приходом коммунистов к власти эту тенденцию удалось переломить.
 
 
	Разрушенный дом в Донбассе / ©Flickr
Разрушенный дом в Донбассе / ©Flickr
 
– Какие можно дать прогнозы о завершении переходного периода в глобальной трансформации мира?
 
– Речь идет о глобальном геополитическом цикле, который происходит раз в 500 лет. Переходный период продлится несколько десятилетий. Такие глобальные трансформации в экономической, политической и духовной сферах не могут происходить в одночасье.
 
В прошлом веке мы наблюдали противостояние двух сверхдержав – США и СССР. Но, несмотря на идеологию и прочее, эти державы относились к единому христианскому миру. То же самое было в Древней Греции: были греки в Спарте и были греки в Афинах. Афины были демократической страной, а Спарта была страной недемократической. При выяснении отношений между ними победителем, как ни странно, оказалась третья сторона – персы. Так и во второй половине XX столетия: шла холодная война между США и Советским Союзом, а в результате этого противостояния в экономические лидеры по паритету покупательной способности выходит Китай. Да, ему еще требуется время, чтобы стать крупнейшей экономикой мира по валютному курсу в расчете ВВП. Считается, что этот срок – примерно пять лет.
 
Деградация Римской империи началась примерно с того, что сейчас происходит в Европе. То есть когда в числе прочего ради толерантности, например, нивелируются ценности семьи.
Я обычно ссылаюсь в своих работах на бывшего советского, а ныне немецкого философа Карена Сфасьяна, который перевел на русский язык два тома Ницше и в работах которого очень четко прослеживаются особенности европейского кризиса, связанные не с экономическими, а с духовными проблемами.
 
С одной стороны, произошел гигантский научно-технический скачок, с другой – упадок в духовной сфере.
 

	Шанхай - самый крупный город-конгломерат в Китае и один из самых крупных городов мира / ©Flickr
Шанхай - самый крупный город-конгломерат в Китае и один из самых крупных городов мира / ©Flickr
 
– Не разрушит ли геополитическая трансформация мир?
 
– Катастрофы не будет. В военно-политическом отношении роль Европы в международных делах приближается к нулю (несмотря на экономическую мощь). Европа по существу является протекторатом США. И недавнее заявление европейских чиновников в Брюсселе о том, что Европейский союз создаст свою армию, – это абсолютный блеф, потому что, если в условиях ныне существующего экономического кризиса в Европе она начнет создавать свою армию, понизится качество жизни. Но это в России и в восточноевропейских странах народ привык выживать и не столь болезненно реагировать на качество жизни (а в деревнях многие не знают, что это такое до сих пор). Среднестатистический же европеец на снижение уровня жизни отреагирует очень бурно.
 
– Чем, на ваш взгляд, можно объяснить «китайское экономическое чудо»?
 
– Экономический лозунг Китая – идти вовне, но не с агрессивной составляющей, а при помощи инвестиций и капитала. Пекин никому не ставит политических требований, и на сегодняшний день мы видим, что Китай фактически доминирует в Африке, в значительной степени – в Латинской и Центральной Америке, за исключением Мексики. И такая политика является более привлекательной для многих стран, в отличие от политики США, которые навязывают всем свои условия геополитической игры и только взамен этого выделяют инвестиции.
 

	Индусы / ©Flickr
Индусы / ©Flickr
 
В менталитете китайцев есть одно очень хорошее качество, которое, увы, не свойственно братьям-славянам. Последние часто мечтают о том, чего еще нет, и начинают похваляться этим заранее. Китайцам это абсолютно несвойственно. Для них действует принцип: сегодня о том, чего нет, говорить рано, а завтра, когда мы будем этим обладать, говорить об этом уже ни к чему.
 
Китай постепенно формирует новый мировой финансовый порядок. Пекин создал Азиатский банк инвестиций в противовес Международному валютному фонду. Сегодня не только многие азиатские страны начали сотрудничать с этим банком, но и некоторые европейские, в том числе даже Великобритания.
 
– Есть ли какие-то пути выхода из неблагоприятных последствий геополитической трансформации мира?
 
– После распада СССР на волне рыночного романтизма Михаил Горбачев говорил нам о том, что мир представляет собой единое целое. Но проект неолиберальной глобализации по американскому сценарию, когда единственной сверхдержавой фактически могут быть только США, сегодня, как видим, провалился. Поэтому ожидать каких-то оптимистичных прогнозов пока не приходится.
 
По данным ООН на 15 декабря 2014 года, жертвами конфликта на Украине стали 4634 человека (включая гражданское население, украинских силовиков, повстанцев и т.д.), ранения получили 10 243 человека. Число беженцев превысило миллион. Вооруженные столкновения, как известно, время от времени продолжаются до сих пор, поэтому о точном количестве жертв говорить пока рано.
 
Кроме того, при появлении многополярного мира найти консенсус будет намного сложнее. Россия, по мнению многих, должна быть одним из таких мировых центров, и ей необходимо найти свое место между двумя центрами силы – Европой и Китаем. Это, конечно, сложная задача, и многие говорят, что сегодня Россия экономически ослаблена, однако в ее истории были и другие, более сложные периоды, из которых она все равно находила выход. Как показывает та же история, противодействие против России всегда играет на пользу ей самой. Сегодня же, когда народ хоть и испытывает материальные трудности, но не голодает, я думаю, Россия обязательно найдет решение и не будет сырьевым протекторатом Запада и Китая. Есть надежда, что Россия останется «самой собой».
 
– Какова роль и судьба в геополитической трансформации тоталитарных государств, таких как Северная Корея, которая является ядерной державой?
 
– Во-первых, все в мире относительно. Что считать тоталитарным государством? С точки зрения Запада и современной России Северная Корея, конечно, является таковым. Но хочу сказать следующее. Сегодня экономические санкции Запада приняты в отношении России в связи с тем, что последняя, по мнению Запада, не стала демократическим государством. Но я бываю в азиатских странах, и там все крайне удивлены, потому что считают, что Россия стала демократической страной и чуть не стала частью Объединенной Европы. Поэтому там опасаются: если Запад принимает санкции в отношении, по сути, своих братьев по христианству, то какими в случае чего будут санкции по отношению к ним?
 

	Марш северо-корейских солдат / ©Flickr
Марш северо-корейских солдат / ©Flickr
 
Что касается Северной Кореи, то я регулярно получаю пресс-релизы посольства этой страны. Могу сказать, что даже в условиях тоталитарного режима там понимают, что рано или поздно проблему объединения корейской нации надо будет решать. Северных корейцев беспокоит, что при объединении корейцев может реализоваться сценарий объединения Германии, когда произошло не объединение, а поглощение Федеративной Республикой Германии Германской Демократической Республики.
 
В соответствии с теорией конвергенции крупнейшего социолога XX века Питирима Сорокина при объединении нужно брать все самое лучшее от капитализма и социализма. В этой связи, какой сегодня строй в Китае – коммунистический или капиталистический? Я присутствовал в провинции Гуандун на собрании, где лучших капиталистов принимали в коммунистическую партию Китая. Как образно в свое время сказал архитектор китайских реформ Дэн Сяопин: «Не важно, какая кошка – черная или белая, главное, чтобы она ловила мышей».
 
Сегодня сдерживающим фактором глобального конфликта и гарантом мира является ядерное оружие великих держав.
 

67.5K

Комментарии

Быстрый вход

или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Вы сообщаете об ошибке в следующем тексте:
Нажмите Отправить ошибку