Мне 40 лет: «Я еще не решил, кем я буду, когда вырасту»

Современный мир больше не требует обретения идентичности. Мы больше не должны выбирать, кем мы станем или одну систему взглядов. Мы оказались в интересном трансформирующемся мире, где всегда можно все поменять и начать игру заново. Психоаналитик Дмитрий Ольшанский — о герое нашего времени.

18K

Выбор редакции

В последнее время я часто говорю, что конфликта отцов и детей больше не существует. Не существует его по той причине, что родители и дети оказались в одном информационном пространстве, у них больше нет ценностного расслоения, когда старшее поколение живет одними категориями, а молодежь имеет совсем иные приоритеты.

 

Сегодня, благодаря интернету, мы все оказались в одном информационном пространстве, даже если у нас происходят конфликты и разногласия между поколениями, они всегда происходят на одном и том же языке.   

 

И от своих пациентов, которые сталкиваются с трудностями в воспитании детей, я часто слышу похожие вещи: «Да мы и сами не знаем, как правильно жить, поэтому и не можем требовать этого от своих детей». Например: «Учился я на филолога, а всю жизнь работаю в бизнесе, поэтому как от 15-летнего ребенка требовать, чтобы он выбрал себе профессию на всю жизнь?»

 

Или: «Я сам развелся и опыт показал, что после развода все стали только счастливы, и я, и бывшая жена считаем развод лучшим событиям в жизни, как же я после этого могу втирать ребенку моногамные шаблоны, это было бы лицемерием».

 

И действительно, современный мир больше не ждет от нас идентичности. От нас больше не требуется найти только одну профессию на всю жизнь, только одного партнера до гробовой доски и только одну систему взглядов. Мы оказались в интересном пластиковом мире, где всегда можно все переиграть, отмотать на пять ходов назад и начать все с начала. У этого есть и плюсы, и минусы.

 

Очевидный минус состоит в том, что ответственность стала чем-то негативным. Причем любая ответственность, в любом качестве: ответственность за хорошо выполненную работу, ответственность перед обществом и семьей, за свое имущество и так далее. Поэтому современная молодежь предпочитает вообще не заводить никаких отношений, не приобретать недвижимость и не обрастать вещами, вообще не ввязываться ни во что серьезное.

 

Герой нашего времени — это человек, который ничем не владеет, поэтому ни от чего не зависит. Он всегда может поменять профессию, место жительства, среду, окружение, взгляды, пол, возраст, ориентацию… Захотел — может дома на подоконнике создать новый бизнес, а захотел — поедет в Индию на полгода.

 

Массовая культура постоянно говорит нам, что не стоит привязываться к чему-то одному, нельзя класть все яйца в одну корзину, а, напротив, стоит попробовать разные профессии, разные увлечения, получить разный опыт — и от этого жизнь будет богаче и ярче. И действительно, сегодня сложно найти человека, который всю жизнь проработал в одной и той же конторе, имел только одного сексуального партнера и никогда не менял бы своих взглядов и убеждений.

 

Такие примеры кажутся нам скорее отклонением от нормы и вызывают больше иронию, нежели желание повторить их пример.

 

Скажем, когда мы с моим сыном-подростком и его друзьями смотрим фильм «Два капитана», то главный герой Саня Григорьев сегодня вызывал скорее сочувствие: в семь лет он прочитал письма участников полярной экспедиции и решил, что и сам станет летчиком-полярником, а потом всю жизнь стремился к этой цели, даже не пытаясь попробовать что-то еще, поэтому и прожил жизнь под влиянием детских фантазий. Современным подросткам это кажется уже не образчиком волевого человека, а примером одержимости какой-то инфантильной идеей фикс.

 

Если предложить современнику представить, что он будет работать тем, кем мечтал в детском саду, он сначала начнет вспоминать, а потом смеяться. Парадоксально, но герой середины ХХ века, который был эталоном для поколения советских людей, лозунгом которого было «бороться и искать, найти и не сдаваться», глазами современной молодежи выглядит ущербным и зашоренным персонажем, который так и не вышел из детства.

 

Вот еще пример, как легко смещается значение понятий даже в пределах одного поколения людей. Если советские граждане называли инфантильностью частую смену жизненных приоритетов, неумение совершать выбор и нести за него ответственность, то в современном мире инфантильностью считается как раз противоположное качество: упертость в своих убеждениях, непоколебимость выбора и неумение поменять точку зрения под влиянием изменившихся обстоятельств. «Первое взрослое решение, которое многие люди принимают в жизни, — это развод», — говорит один из пабликов в социальных сетях. 

 

А ведь еще несколько десятилетий назад заключение брака ассоциировалось с началом взрослой жизни, а человек, вступающий в него, приобретал новый социальный статус. Сегодня ранние браки, напротив, ассоциируются скорее с инфантильностью, необдуманным автоматизмом поступков и действием по шаблону.

 

Заключить брак — это безответственно, это значит действовать по сценарию матрицы, продолжать воспитательную цепочку «детский сад — школа — институт — семья». Конечно, молодые люди избегают таких безответственных и инфантильных решений, как заключение брака.

 

Современный мир столь динамичен, что замыкание только в какой-то одной идентичности резко понижает нашу способность к социальному выживанию. Если в XIX веке можно было стать первоклассным кузнецом и с этим навыком совершенно точно найти работу в любое время в любой точке мира, то сегодня, в эпоху самой масштабной технологической революции, мы видим, как целые отрасли промышленности внезапно перестают существовать, поэтому безработица становится массовой, спонтанной и непрогнозируемой. Чтобы застраховаться от этого, нужно иметь много навыков и всегда быть готовым освоить новое дело с нуля.

 

В 1984 году Маргарет Тэтчер легкой рукой свернула горнодобывающую промышленность в Великбритании, так как добыча угля стала более не рентабельной, и, таким образом, обрекла на безработицу более 20 тысяч шахтеров. «Просто займитесь чем-нибудь другим», — ответила она протестующим профсоюзам. Но если в 1980-е такое решение вызвало шоковый эффект, сегодня это происходит на каждом шагу.

 

В современном мире это просто становится нормой жизни: в любой момент ваша сфера деятельности может вымереть, как динозавры, и вам придется "заняться чем-то другим". Скажем, с развитием беспилотных автомобилей, в течение ближайших 10-15 лет, вероятно, перестанет существовать профессия водителя (которая сегодня кажется нам наиболее доступной и востребованной).

 

Или с развитием информационных технологий в течение тех же лет совершенно ненужными станут профессии чиновника, менеджера и управляющего, которые на сегодняшний день являются самыми высокооплачиваемыми. Неудивительно, кстати, что эти люди зачастую тормозят развитие науки и технологий.

 

Поколение россиян, переживших в юности 1990-е годы, к этому уже хорошо адаптировались: сегодня две трети людей, занимающих руководящие посты в России, имеют два высших образования, а 34% — более двух образований. Поэтому мы уже готовы к тому, что правила игры могут резко поменяться в любой момент. К тому же власть активно играет против нас и принимает законы, которые лишают нас надежд на стабильность.

 

Каждый взрослый россиянин уже имеет в своем опыте прививку того, что в любой момент у тебя могут отнять вообще все. Поэтому надо не только иметь несколько профессий и постоянно повышать свою квалификацию по всем этим отраслям, но желательно еще купить домик в Евросоюзе — на тот случай, когда тут все накроется медным тазом.

 

Да и высшие чиновники транслируют нам тот же самый месседж: даже если ты премьер-министр, всегда лучше иметь виноградник в Тоскане на всякий случай.

 

Личный пример вполне вписывается в эту статистику. В одном из интервью мне задали вопрос: «Дмитрий, вы являетесь символом состоявшегося в профессии человека. Как у вас получилось найти себя?» — «А я еще не нашел себя, — ответил я. — Я вообще еще не знаю, кем я хочу быть, когда вырасту».

 

Да, мне почти 40 лет, у меня есть профессия, которая на данный момент мне нравится, но я точно знаю, что всегда могу ее поменять. Если вдруг психоанализ мне надоест, я профессионально займусь театром, или литературой (чем я и так занимаюсь в свободное время и получаю за это деньги), или стану тапером, как Эрик Сати, или библиотекарем, как мой отец, или конюхом, как я всегда мечтал.

 

Вот когда я стану библиотекарем — тогда можно будет сказать, что я состоялся. А пока что я не знаю, кем я хочу быть, когда вырасту.

Naked Science Facebook VK Twitter
Психоаналитик
18K
Комментарии
7 ч
НЕЧТО довольно унылый фильмец для любителей старины....
Аватар пользователя Андрей Кизицкий
10 ч
Поздние дети тяжелее взаимодействуют с родителями,...

Колумнисты

Физтех
130Статей
Сколтех
51Статья
Discovery Channel
36Статей
ТюмГУ
18Статей
СФУ
12Статей
Комментарии
Хм, психоанализ явно не для автора. Неудачная попытка объяснить современные тенденции. Инфантилизм мыслей, наблюдений и "выводов". Не согласна со статьёй.
Автор вообще-то объяснил что под "инфантилизмом" нынче понимается совсем не то что 40 лет назад. И даже совсем противоположное. Как так? Да мир изменился. Я конечно не дипломированный психоаналитик, в отличие от вас, но статья не вызывает реакции отторжения. Впрочем с интересом послушаю вашу точку зрения объясняющую современные тенденции.
Вот у животных все просто, не хотят размножаться значит условия содержания не устраивают. То ли кормят плохо, то ли клетка тесная, то ли шумно очень и люди пальцами тыкают. Словом испытывают стресс и неуверенность. И нет у них психологов чтоб объяснить что это такая "новая свобода"
отличная статься, спасибо!

Быстрый вход

Или авторизуйтесь с помощью:

на сайте, чтобы оставить комментарий.
Вы сообщаете об ошибке в следующем тексте:
Нажмите Отправить ошибку